• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мастер (список заголовков)
03:27 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


Венера шумно дышала, кусая губы. Сердце ее бешено колотилось, вздымалась и опадала грудь… Медленно, очень медленно она приходила в себя, успокаиваясь и понимая, что это был всего лишь сон.
Еще один сон из череды тех, что снова и снова посещали ее в последнее время. Странный, пугающий, но в то же время такой завораживающий и притягательный. А еще настолько подробный и яркий, что в явственность его верилось моментально. И даже проснувшись потом в своей кровати, она все равно сомневалась – неужели все это было невзаправду? И долго еще лежала с открытыми глазами, боясь закрыть их, и вновь погрузиться в ту затягивающую бездну пугающей полу-реальности…
Сны не давали покоя ей уже не первый день. Жутковатые и мрачные, они тем не менее казались ей манящими и возбуждающими. В них она снова спускалась в подземелье того старинного особняка, чтобы сказать Мастеру, что она согласна выполнить его поручение, переданное ей Агнессой. И снова видела тот странный оккультный обряд, смысл которого не понимала - невообразимо дикий и страшный, но одновременно притягательно-завораживающий.
И тогда она получала то, к чему так стремилась ее душа в последнее время (да и тело тоже!) – заветный жетон на Желание. И она уже знала, как его использует.
И в ее полуночных грёзах Мастер лишь снисходительно улыбался, когда она озвучивала то, чего хочет, но отказаться не мог – ведь это было незыблемым правилом их тайного ордена.
И тогда начиналось то, одни воспоминания о чем заставляли Венеру краснеть и смущаться даже наяву. И по телу её вновь прокатывалась жаркая волна, заставляя кусать губы в сладкой истоме.
Потому что она помнила, как он – этот таинственный и обожаемый ею Мастер – брал её за руку и увлекал за собой – куда-то вниз по скрипучей винтовой лестнице, все глубже и глубже в подземелье….
И как очутившись в полутемном зале с горящими факелами на стенах, отблесками теней и гулким эхом под мрачными сводами, он подталкивал её вперед, указывая на широкое круглое ложе, застеленное чёрных бархатом. Как властным движением заставлял её расположиться на нем лицом к нему, а потом осторожно, но требовательно тянет её за руки, так, что её голова свешивается с края ложа. И она, нагая и беззащитная, лежит, раскинувшись, одновременно завороженная и напуганная его действиями, в ожидании того, что сейчас произойдет, одновременно страшась и мечтая об этом.
В полумраке большого зала она скорее угадывает, чем видит его движение – то, как он скидывает с себя бархатный плащ, как медленно приближается… Она не видит его член, но чувствует, ощущает, что он совсем близко – с покорной готовностью облизывая губы и приоткрывая рот. Он сам направляет его, наполняя её тело странным теплом изнутри. И вновь сладкая истома жаркой волной прокатывается до самых кончиков пальцев, заставляя её изгибаться от удовольствия и наслаждения. В такой позе она почти ничего не может сделать – ни сопротивляться, ни активно участвовать в процессе. Ей остается лишь покорно принимать его, просто лежать, свесившись головой вниз, в то время как он – её мучитель и дарить наслаждения одновременно - властно и настойчиво трахает её прямо в рот.
Её пальцы вцепляются в мягкий бархат обивки, волосы путаются, тело извивается в конвульсиях, не слушаясь её, и все, что ей остается - только глухо стонать и стараться доставить ему побольше удовольствия языком и пересохшими от наслаждения губами.
Это продолжается до-о-олго - так долго, что она теряет счет времени, уносясь куда-то вдаль, растворяясь в глубине пространств и миров, за границей восприятия, забывая обо всем на свете… И в этот самый момент, когда казалось бы, что она просто растаяла, что её больше нет – в этот миг Мастер вдруг наклоняется вперед, склоняясь над нею, и его губы касаются её клитора. Это похоже на жгучий удар тока – её тело бьет крупная дрожь. Она бы ахнула, если б могла, - но его член по-прежнему у неё во рту, продолжает всё те же ритмичные движения, и она не в силах не остановить его, ни контролировать глубину проникновения. Словно бы она – лишь инструмент для его наслаждения, послушная кукла, которой суждено лишь подчиняться его желаниям.
Ощущение беспомощности и беззащитности, полной его власти над её распростертым нагим телом почему-то не заставляет её протестовать, а наоборот – безумно заводит. Его умелый язык, жаркие губы, искусные пальцы – доводят её до исступления, превращаясь в сладкую пытку, мучительную и прекрасную одновременно. Она сходит с ума, голова идёт кругом, в мозгу вспыхивает водопад каких-то искр и звёздочек, россыпью взрываясь и опадая, ей кажется, что она больше не выдержит, и в то же время ни за что на свете ей не хочется, чтобы он останавливался. Нет, только не сейчас! Ещё… ещё… пожалуйста! Ещё!!!

Это похоже на наркотик, от которого нет спасения. Словно ты тонёшь в вязком сиропе мучительно-сладостного наслаждения, погружаясь всё глубже и глуюже, и никак не можешь остановиться. Весь мир вокруг взорвался и исчез, сузившись до размеров этого зала, пульсирующего в такт с тобой, и ничего больше нет на свете, кроме двух равных по силе ощущений: этот горячий член, заполняющий твой рот, и эти вибрирующие пальцы - там внизу, двигаются внутри тебя…
Кружится голова. Что-то происходит. Кажется, положение меняется, Венера смутно ощущает, как кровать вращается, ее переворачивают… Не в силах пошевелиться, она лишь ждет его, призывно раскинувшись, и вновь содрогается, когда он входит в нее – быстро, резко, глубоко. Она кричит от боли и наслаждения, и снова её тело скручивает жаркой волной, когда она ощущает каждой клеточкой, как его большой член моментально заполняет её всю изнутри, вознося на невиданную еще сегодня высоту блаженства.
Она кончает быстро и сразу, но это не прекращается, снова и снова оргазмы прокатываются по ее телу, заставляя кричать и задыхаться в приступах сладкого безумия. Теряя себя, растворяясь в ощущениях, забывая дышать... Безвольная, бессильная, беззащитная, опустошенная, и одновременно дико счастливая от осознания того, что сейчас она - полностью его, принадлежит только ему...


Венера с трудом приходит в себя. Не в силах пошевелить даже пальцем, чтобы убрать прилипшие к лицу волосы, она облизывает пересохшие губы и словно со стороны наблюдает, как затихает, успокаиваясь, её бешено колотящееся сердце, восстанавливается дыхание, замирает только что вздымавшаяся и опадавшая грудь… И еще долго она лежит с открытыми глазами, не желая верить в то, что все это был всего лишь сон.
Еще один сон из череды тех, что снова и снова посещали ее в последнее время. Странный, пугающий, но в то же время такой завораживающий и притягательный.
И невольно подкрадывается мысль – может, и правда сделать то, о чем её просили? И получить то заветное желание…
Нет, ей не нравится Агнесса, и от её поручения веет чем-то мерзостным, какими-то очередными подлыми интригами и происками. Но если такова воля Мастера, если это и впрямь поможет ей заполучить заветное Желание, которого она так давно жаждет… Если её сон действительно сбудется, то…
Почему бы и нет? В конце концов, она ничем не обязана той Кудряшке и Найджелу. Пора бы уж подумать и о себе.
Как там зовут этого парнишку, про которого говорила Агнесса - Шибздик? Шустрик?
Венера прыснула. Бывают же прозвища…
Закрывая глаза, она довольно потянулась, раскинувшись на смятых простынях, и отголоски прежней сладкой истомы вновь прокатились по её телу…

@темы: Венера, Мастер, секс

18:48 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

К мрачноватой атмосфере старинного особняка, напоминающей средневековый замок с его мистическими оккультными обрядами, Катерина уже почти привыкла. Но все равно сейчас ей было жутковато. Все-таки dark-version (темная вечеринка) этого тайного ордена отличалась на редкость пугающим антуражем.
И дело было даже не в чадящих факелах на стенах, разрывающих темноту зала кровавыми отблесками; и не в мрачноватой органной музыке, эхом разносящейся по полутемным залам и замирающей где-то наверху, под низкими сводами потолков; и даже фигуры в черных плащах и жутковатых масках уже не казались Кудряшке чем-то необычным. Но общая атмосфера какой-то пугающей таинственности, шорох шагов и пляшущие тени на стенах, шелест плащей и хрипловато-скрипучий голос Мастера в центре – все это словно сошло со страниц какого-то средневекового романа и заставляло сердце замирать в сладком ужасе, как будто во время просмотра очередной кино-страшилки по телевизору.
«Ох, неймется же этим развратникам! – поёжилась Катя. – Доиграются они когда-нибудь со своей мистикой…»
Она тихонько обернулась, осторожно осматриваясь. Отсветы пламени выхватывали из полумрака тени стоящих рядом, но дальше все тонуло во мраке. А мрачноватая музыка по-прежнему наполняла зал, переплетались звуки флейты и скрипки, взлетая к потолку, эхом отзывались аккорды церковного органа…

Упоминаемую здесь музыку можно послушать тут.

Когда черные плащи раздались в стороны, и в центр зала вышла полуобнаженная девушка в странном наряде, Катя поначалу, даже не удивилась. Высокая и стройная, с лоснящейся атласной кожей, она двигалась в такт музыке уверенными, отточенными движениями, невольно завораживая и притягивая к себе взгляды. Весь наряд ее состоял из какой-то странно облегающей змеиной кожи, чешуйки которой трепетали, послушные движениям их хозяйки. Кудряшка не сразу поняла, что весь этот наряд – нарисованный, а вовсе никакая не одежда, так мастерски он был выполнен…
«И кто только этот умелец, что умудрился такое изобразить?» - невольно закралась ей в голову мысль. И тут же пришел ответ – «Найджел! Ну конечно же, он же художник, увлекается боди-артом, Настя говорила…»
Катя улыбнулась своей догадке и поискала глазами в толпе своего нового знакомого. Но в полумраке темного зала невозможно было разглядеть ничего, кроме пляшущих теней и черных плащей.
Когда музыка немного притихла, а девушка в центре зала замерла в какой-то неестественной позе, Кудряшка внутренне напряглась в томительном ожидании. В воздухе повис отзвук полуоборванной мелодии, и вдруг…
Одна из нарисованных змей, обвивающих запястье девушки, вдруг подняла свою головку, высунула раздвоенной язычок и, тихо шипя, скользнула вверх по предплечью. Добравшись до шеи девушки, она обвила ее кольцом и свернулась, примостив свою маленькую головку на плече той. Музыка опять усилилась, набирая темп, девушка снова закружилась в своем жутковатом завораживающем танце, змея вновь сделалась неподвижной, будто и правда нарисованная, и лишь пугающий взгляд ее холодных немигающих глазок выдавал присутствие живого существа…
«Господи, да они совсем тут с ума посходили! – охнула Катя. – А если она ее укусит? А если уползет куда-нибудь… Или…»
Впрочем, здравый смысл уже подсказывал ей, что для такого дела вряд ли взяли бы действительно ядовитую змею. Скорей всего, какой-нибудь безобидный питон для антуражу, не более. Но все равно одна мысль о холодной рептилии на обнаженном женском теле заставляла ее мысленно содрогаться…
Но вот музыка смолкла, девушка застыла подобно мраморной статуе у ног Мастера, змея на ее теле также лежала неподвижно, сливаясь с остальным рисунком, и теперь уже Кудряшка не была уверена – а правда ли она настоящая? Или, может, ей это просто показалось? Почудилось среди всей этой мистики, пляски теней и атмосферы жутковатой таинственности? Кто его знает…

- Коатликуэ, змеиная мать ацтекских богинь, вновь посетила нас сегодня, собрав под этим сводами ради цели жестокой и тёмной! – раздался хрипловато-скрипучий голос Мастера. – Пришло время призвать к ответу провинившихся, пришло время воздать за проступки оступившимся, ведь Коатликуэ требует жертву! Давайте же выпустим на свободу те тайные желания, что каждый из нас хранит в своем сердце; все то, что днем нам приходится скрывать: сокровенные фантазии, запретные стремления, порочные мечты. Ведь пришла ночь, сгустилась мгла, и наступает наше время! Под покровом тьмы за закрытыми дверями настает момент, которого мы так давно ждали: время сбросить маски, открыться друг другу и стать теми, кто мы есть на самом деле… явить миру все то, что скрывается в глубинах наших темных душ и сердец… Да начнется же dark-party!
- Да начнется! – дружно рявкнул ему в ответ нестройный хор голосов.
Катерина внутренне сжалась. Ей очень хотелось, чтобы сейчас рядом была Настя, чтобы можно было сжать ее руку и почувствовать успокаивающее-ободряющее поглаживание пальчиков… Но Насти сегодня тут не было.
- Ввести жертву! – грозно и властно потребовал каркающий голос Мастера.
- Ввести! – поддержал его хор голосов.
Вновь зазвучал орган, наполняя полутемный зам мрачноватой мелодией. Черные плащи раздались в стороны, и в образовавшемся проходе появилась небольшая процессия. Первой шла Агнесса (ее выбивающиеся из-под капюшона черные кудрявые волосы и жгучие черты лица Катя узнала даже под маской), за ней какая-то хрупкая полусогнутая фигурка, а следом – два рослых мускулистых парня. Даже плащи не в состоянии были скрыть их здоровенное телосложение, и Кудряшка мысленно поёжилась… Не хотелось бы оказаться на пути у таких!
Отблески факелов танцевали на стенах, раздвигая полутьму, звуки старинной мелодии лились откуда-то сбоку, а шаги этой странной процессии гулким эхом отдавались в тишине зала.
Шаг… еще шаг…
Кудряшка вспомнила, как сама также шла по кругу под обжигающими взглядами из-под масок. «Так вот, значит, как это выглядит…»
Шаг… еще шаг… еще…
Странная процессия обходит зал по кругу и застывает перед троном Мастера. Музыка усиливается, создавая гнетущее впечатление. С колен поднимается сидящая до этого у его ног девушка со змеей. Она медленно приближается к «жертве» и вдруг резким движением сдергивает с нее плащ. Та пытается отшатнуться, но стоящие сзади два «стражника» крепко держат ее за плечи своими ручищами.
Факелы вспыхивают ярче, и становится видно, что «жертва» (до этого скрытая под плащом) – хрупкая светловолосая девушка явно напуганного вида. Она обнажена, и единственной деталью «одежды» на ней являются ажурные серебряные наручники с цепочкой, стягивающие руки за спиной.
По заду проносится шорох, похожий на вздох…
Музыка усиливается, и стражи тоже сбрасывают с себя плащи. Теперь видно, что это накачанные мускулистые парни, рельефные бугры мышц которых так и перекатываются под кожей.
Катя снова охнула, но на этот раз уже не столько от испуга, сколько от странного желания, разливающегося по телу сладкой истомой.
Процессия вновь обходит зал по кругу. Шаг… еще шаг… Медленно приближается. Причудливая мелодия струится органными аккордами, тени пляшут по залу, очертания людей и обстановки тонут во мраке.
Кате кажется, что на лице Агнессы написано хищнеческо-довольное выражение. Но, может, это просто отблески факелов.. А вот девушка-жертва явно напугана, в ее глазах плещется ужас, она то и дело пытается отстраниться от идущей рядом с ней «Коатликуэ» с ее змеями. Но твердая рука «стража» каждый раз удерживает ее, не давай отвернуть ни на шаг. И бугры мышц перекатываются под кожей, и Кудряшка невольно закусывает губу, чтобы не охнуть.
Шаг… еще шаг…
Музыка затухает, процессия останавливается в центре зала. Появляется нечто, напоминающее круглый стол, застеленный атласной простыней. Сильные мужские руки толкают «жертву» на него, и она падает, тихонько вскрикнув, но рядом тут же оказывается девушка со змеями, приказывая ей замолчать. Та пытается отодвинуться, в ужасе от приближающихся змей и лишь послушно кивает. Ее хрупкие плечи мелко подрагивают, а обнаженная грудь тихо колышется от страха в такт ударам сердца, но «стражи» уже привязывают руки и ноги к специальным отверстиям в столе, и вскоре уже распростертое тело зафиксировано, не в силах пошевелиться. «Любительница змей» не отказывает себе в удовольствии провести одну из своих рептилий совсем рядом с «жертвой», проведя по обнаженной коже и вызвав тихий вскрик, но потом отходит, тихо взмахнув рукой, как бы показывая – начинайте!

Стражи подходят к столу и раскручивают его. Вновь звучит музыка, все ускоряя темп. Распростертое тело вращается, рядом изгибается «любительница змей» в своем завораживающем жутковатом танце. Катя не в силах оторвать испуганного взгляда от происходящего до тех пор, пока «колесо» не останавливается, завершив вращение. И этот своеобразный «волчок» указывает на двух участников из толпы – в изголовье и у ног распростертой девушки. «Любительница змей» командует им приблизиться к обнаженной «жертве». Та пытается отстраниться, но мускулистые стражи крепко держат ее за плечи. Клуб сплетающихся тел накрывает центр зала, изгибается хрупкое тело девушки, грубые руки толкают ее обратно, стискивают грудь, заставляют подчиняться…
«Так вот оно как…, - мысленно холодеет Катя. – А если при следующем вращении круг покажет на меня? И я тоже должна буду…Нет, я не хочу!»
Она тихонько отступает во тьму, уже не глядя ни на плачущую девушку, извивающуюся между двух насильников, ни на рослых стражей, не дающих ей вырваться, ни на танцующих рядом змей. Она на мгновение зажмуривается и делает несколько робких шагов в сторону…
По-прежнему звучит музыка, дополняемая глухими стонами сзади, но Катя уже далеко. К своему удивлению, она вдруг осознает, что до ее побега никому нет дела, все слишком поглощены происходящим, а ее отсутствие никто даже и не заметил. Но особняк большой, в нем много комнат, в некоторых из них даже горит свет и есть люди… То тут, то там Кате попадались парочки и небольшие компании, которые явно решили уединиться вместо того, чтобы созерцать происходящее в главном зале.
Найдя какую-то незанятую комнату Катя рухнула в старинное кресло и перевела дух.
читать дальше

@темы: секс, Мастер, Коатликуэ, Белокурая Бестия, Ариец, Агнесса

17:36 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Какой еще Гийом с тамплиерами?
- Насть, иногда мне кажется, что ты тупишь нарочно - просто чтобы меня позлить...
- ... или позаигрывать? ;-)
- Ну ты же не можешь не знать таких простых вещей... У тебя, в конце концов, есть высшее образование???
- У меня сиськи третьего размера! Зачем оно мне???
Найджел лишь покачал головой, словно говоря: «Ну как вот с ней общаться???», а Катя залилась смехом. Ей нравилась эта манера Насти – постоянно «дергать мальчишек за косички», и самой хотелось научиться также весело и непринужденно дразниться, заигрывать и дурачиться. Но получалось пока не очень.
Ее подруга сдержала свое обещание и познакомила их с Найджелом, как бы случайно пригласив их к обоих к себе домой в одно и то же время. И вот уже битый час они сидели у Насти на кухне, смеясь и подкалывая друг друга. Правда, говорили больше Настя с Найджелом – на правах старых знакомых. Кудряшка же больше слушала, давно потонув в дебрях их спора про ацтекских богинь, древние легенды и прочие экскурсы в историю.
- Ой, у меня же зефирки есть! – спохватилась Настя. – Хотите к чаю?
Катя кивнула, и ее подруга моментально упорхнула куда-то в другую комнату. Сдув со лба непослушный локон-пружинку, она украдкой покосилась в сторону Найджела. Впервые они остались с ним наедине, а этот персонаж после всех Настиных историй явно заинтриговал Катерину, будоража воображение и вызывая нездоровое любопытство. Тем более, в чем состоял «хитрый план» Насти – та так и не созналась до сих пор.
Кудряшка совсем уж было собралась завести светскую беседу и расспросить нового знакомого о себе, но в этот момент он как-то нервно сглотнул, глядя куда-то за ее спину, а брови его ошарашено поползли вверх…
Катя обернулась и на мгновение тоже застыла в изумлении. Из дальней комнаты вдруг появилась Настя, вот только… ТАКОЙ свою подругу они явно не ожидали увидеть!
Если пару минут назад та была в какой-то растянутой футболке и потрепанных джинсах явно домашнего вида, то теперь их взору предстала Настасья-искусительнительница, эдакая соблазнительная кошечка в чем-то таком полупрозрачном и обтягивающем, Катерина даже не сразу сообразила – что это, ночная сорочка, корсет, или какой-то специальный эротический наряд? Грациозно вышагивая и томно покачивая бедрами, она подошла к столу, за которым сидели офигевшие Кудряшка с Найджелом, изящно прогнувшись поставила на него поднос с зефирками, как бы показывая – угощайтесь, мол, и, развернувшись, все также грациозно удалилась. Потрясенный Найджел переводил взгляд то на закрывшуюся дверь в комнату, за которой скрылась Настя, то на Катю, которая, чтобы скрыть смущение, молча взяла зефирку и принялась хрумкать, всем своим видом показывая, что ее лучше ни оч ем не спрашивать.
Через минуту снова появилась Настя всё в том же домашнем наряде – потрепанных джинсах и футболке. Усевшись на свое место, она как ни в чем не бывало принялась было щебетать на прерванную тему, а на вопросы изумленного Найджела лишь делала непонимающие глаза и недоуменно вопрошала – мол, ты о чем вообще? Не было ничего такого! Тебе показалось… Знаешь, наше воображение порой творит с нами странные вещи. Должно быть, это все проделки нашего подсознания, которое играет в странные игры, выдавая желаемое за действительное. Кать, скажи?
- Да-да, - послушно закивала головой Кудряшка, дожевывая зефирку и старательно напуская на себя невозмутимый вид. – Так все и было. То есть не было ничего. Тебе показалось. Бывает… Разыгравшееся воображение и все такое…
- Аааа… я понял! – рассмеялся в ответ Найджел. – Не зря, значит, я рассказывал тебе, как устраиваются крышесносы! И ты решила применять полученные знания на практике, потренировавшись на мне же! Ну-ну… А главное – всё ведь сделала, как я тогда и рассказывал: сначала разговор на отвлеченные темы, как будто ничего и не планируется; потом неожиданный приятный сюрприз, что-нибудь такое красивое, дразнящее и провоцирующее, от чего сносит крышу и человек замирает в немом восхищении; а потом снова смена декораций, как будто ничего и не было! А ты молодец…быстро учишься… 
- Вообще-то я для Катьки старалась! – улыбнулась в ответ Настя. Хотела продемонстрировать ей на практике, что такое крышесносы. А то она очень заинтересовалась этой темой… Ну и тебя подразнить немножко, конечно! Чтоб ты не думал, что один умеешь такое устраивать!
Настя показала язык и тоже взяла зефирку. Найджел махнул на нее рукой и перевел взгляд на Катю.
- Чувствую, вы теперь обе будете дразнить и мучить всех знакомых парней, пока не… Эх, зря я вам это рассказал.
- Не боись, им понравится! – подмигнула Настя. – Правда, Катюха? Да и в любом случае уже поздно сожалеть. Расскажи лучше про Кристиночку – что там нового?
- А кто это? – настороженно переспросила Кудряшка, с удивлением сообразив, что это известие как-то неприятно кольнуло ее. Что же это получается – у Найджелаа есть девушка?
- Да, рассказывай тогда уж все с самого начала, чтобы и Катька знала. Я заодно еще раз послушаю, может, что-то упустила. Да ладно тебе, какие между нами могут быть секреты? – поддела его Настя, видя, что Найджел вроде как собирается отпираться.
- Ну…ладно, - сдался тот.- Тогда усаживайтесь поудобней, история будет длинной…
- Внимаем с нетерпением! – улыбнулась Настя, стянув в тарелки еще одну зефирку. Катя последовала ее примеры.
- Ну, слушайте… Поскольку я – человек активный, как вам известно, дома не сижу, а постоянно участвую во всяких там мероприятиях, организовываю то одно, то другое, то вечеринки какие-нибудь, то массовые мото-покатушки, то флэш-мобы, то частенько круг моих знакомых расширяется за счет разных там интересных людей…
- Преимущественно женского полу! – подмигнула Настя. Найджел не стал возражать.
- А поскольку я – человек общительный (а некоторые еще и утверждают, что даже обаятельный), то обычно очень быстро с этими знакомыми налаживается близкое общение, тесные контакты, ну и вообще…. Короче, чего я вам рассказываю? И так все понятно…., - рассмеялся он.
- И???
- И все бы хорошо, но временами случаются всякие казусы и заморочки. Вот об одной такой и пойдет речь…
Настя что-то пробормотала с набитым ртом, но Катя не расслышала – что именно, и решила не переспрашивать.
- Так вот, после очередного такого мероприятия как-то так нежданно-негаданно в числе моих новых знакомых появилось очаровательное существо с ангельским личиком, шикарными рыжыми кудряшками, милыми конопушками и пушистыми ресничками. Девчушка очень миленькая и обаятельная, и все бы ничего, да вот беда – лет ей еще мало. Ну ребенок ребенком!
- Ей, вроде, шестнадцать? Или уже семнадцать?

- Вроде того. Но выглядит совсем девочкой. Ну Лолита-Лолитой! В связи с чем я безо всякой задней мысли с ней общался, весело и непринужденно, шутил и прикалывался, и… сам того не желая, видимо, произвел впечатление. Дошутился, блин!
Теперь эта Мисс Рыжие Кудряшки ходит на все организовываемые мной мероприятия, активно участвует во всех конкурсах и иных приключениях, постоянно набивается ко мне в помощницы когда мы что-то такое собираемся провести, а после недавней вечеринки на крыше (где меня угораздило втянуть ее в пару конкурсов эротического содержания) так и вообще – звонит, пишет смски и сообщения в контакте, активно напрашивается, чтобы я ее покатал на мотоцикле или просто позвал куда-нибудь погулять.
- Дружище, ты попал!
- И я бы вот даже не против, девочка действительно очень миленькая, но… блин, мне-то не 16 лет, и я-то прекрасно знаю, чем такие невинные покатушки и «просто прогулки» заканчиваются! Это ведь прямая дорога к…
- Знаем-знаем! – рассмеялась Настя. – Я сама такая была в юном возрасте. Только появись кто интересный на горизонте – там я уж себе такого нафантазирую!
- Ну и вот… К девочке отношусь тепло и вежливо, как к ребенку, стараюсь ее лишний раз не тревожить (но она сама с лихвой компенсирует это!), веду себя с ней аккуратно, вечно боюсь обидеть неосторожным словом – а то у нее же, как у истинного ребенка, чуть что – и глаза на мокром месте. Словом, вежливо отмораживаюсь и тактично избегаю. На что она обиженно шмыгает носом, недоуменно хлопая своими детскими глазенками. Пытается как-то неумело флиртовать, а меня ее эти по-детски наивные попытки неизменно умиляют и забавляют. Мне смеяться хочется, а она…
Кудряшка прыснула, а Найджел, изобразив нечто похожее на детски-невинный вид, проделамировал:
«- Но я очень хочу… Ты ведь меня покатаешь, правда?
- Ой, даже не знаю, Кристинк… Годиков тебе еще мало, таких у нас по правилам нельзя на мотоцикл сажать. Может, подождем, пока ты немного подрастешь? ;-)
- Какие у вас нехорошие правида… Но хорошо. Я буду работать над этим! Буду кушать «Растишку» каждый день целую неделю :-) А потом ты меня покатаешь?
- Кхм… ну, если изменения будут заметны уже через неделю…
- Конечно, будет заметны! Для замечательных людей :-) Которые все замечают…
- Ох, Кристинк… я, конечно, все замечаю, но порой хочется не замечать
- Что хочется – это уже хорошо! А дальше – как получится…»
Настя рассмеялась. Найджел же тяжело вздохнул и притворно закатил глаза.
- Ну вот что с ней делать??? И послать – как-то язык не поворачивается, боюсь обидеть ребенка… Да и не хочется, если честно, очень уж миленький рыжий чертенок.. И продолжать такое – чревато последствиями… Посоветуйте что-нибудь, а?
- Ну я даже не знаю…, протянула внезапно погрустневшая Катя. – Может тебе…
- Погоди! – перебила ее Настя. – Ты ведь про недавнее еще, вроде, хотел рассказать?
- Ах, это…, - Найджел состроил страдальческую рожицу. – В общем, эта Мисс Рыжие Кудряшки побывала у меня дома. Точнее, провела там весь вечер.
- И?
- И ночь.
- И???
- И утро.
- Ииии???
- И ничего не было. Наверное, только я так могу…, - вздохнул Найджел.
- Как так, блин??? – возмущенная Настя едва не подавилась зефиркой.
- Я тоже не понимаю, - поддержала подругу Катя. – Для начала – как там она вообще оказалась?
- Ну, это-то как раз просто. У нас тут дождь был в выходные вечером. И так получилось, что это чудо оказалось в другом городе (в нашем) одна, без связи и без денег. Не знала, куда податься, промокла насквозь и замерзла вся. Хорошо хоть я неподалеку был...
- Иии???
Ну, подобрал, обогрел... отвел к себе, напоил горячим чаем, закутал в плед, усадил на диван... , - Найджел усмехнулся,, вспоминая те моменты, словно бы ему самому было неловко. - Она еще давай свои ладошки об меня греть… и отказаться как-то нехорошо, продрог же человек...
- Ага-ага! – подмигнула Настасья. – Дальше-то что?
- Но тут у меня телефон зазвонил, и я ушел в другую комнату - поговорить. Болтал там минут 15-20. А когда вернулся - этот рыжий котенок уже свернулся клубочком и уснул на диване. Разморило в тепле-то...
- Хм…и?
- Ну, накрыл пледом и ушел в другую комнату. Не будить же… Утром кофием напоил и домой отправил. Она еще так смущалась и краснела по утру... и зевала так смешно. А я…
- Ты дурак, Найджел! – припечатала его Настя
- Чегой-то?
- Ну вот КАК??? Как, скажи мне, можно было не воспользоваться ситуацией? И не согреть замерзшего ребенка… теплом своего тела...пару разиков!  Или ты думаешь, что она случайно в другой город поперласьь и у тебя оказалась?
- Погоди…а ты думаешь, что…?
- Я думаю, что ты высокоморальный идиот. Не знаю, как она, а бы на тебя смертельно обиделась за такое на ее месте! Только представь - я тут приезжаю в другой город, на такие жертвы иду ради него, а он…вот же ж гад!
- Проблема в том, что я им окажусь при любом раскладе. Оттрахал - гад! Не оттрахал - гад! Переспал и бросил - гад! Переспал и не бросил - аналогично... Короче, куда ни кинь, всюду клин.
- Так может тогда оттрахать и не парится? Раз уж все равно...
- Погодите-погодите…я что-то запуталась! – подала голос Кудряшка. – Почему «в любом случае гад»?
- Ну как…, - грустно вздохнул Найджел. – С ней ведь не получится веселых развратных приключений, как у нас в клубе. То, что мы называем короткой красивой сказкой, для нее будет носить название «переспал и бросил». А значит – гад!
- А если «переспал и не бросил»?
- Тогда еще хуже… Это уже подразумевает частые встречи, нечто похожее на полноценные отношения… А ты ведь сама понимаешь – мы слишком разные. Даже по возрасту. У нас разные интересы, разные стремления, разные цели в жизни. Мы очень быстро расстанемся, только это будет еще больнее, потому что теперь это будет уже расставание не после короткого приключения, а после того, что некоторые называют «детской влюбленностью», а некоторые «большой и сильной любовью всей жизни»! – Найджел опять усмехнулся, как представляя себе лицо юной рыжей девочки во время произнесения таких слов.
- По-моему, ты зря заморачиваешься. И как-то все усложняешь… Что тут такого, если просто…
- Что такого? А вот представь – про наш тайный орден Тласолтеотль ей рассказывать? Или нет? Если нет, то – это называется врать любимой и скрывать страшную правду от искренне влюбленной в тебе доверчивой девочки! – Найджел снова усмехнулся. – Какие уж тут могут быть честность и доверие в отношениях… А если рассказать, то - ну ты представляешь, что будет с этим ребенком от таких известий???
- Мда…, - невесело протянула Катя. – Пожалуй, и правда как-то… Может, действительно подождать, пока подрастет?
- А потом привести ее к нам! – хохотнула Настасья.
- Даже не думай! – с неожиданной резкостью вдруг скрипнул зубами Найджел. – Хватит того, что там для вас готовят…
Девчонки переглянулись. Катя вопрошающе смотрела на Настю, но там, видимо, сама ничего не знала.
- А что…готовят? – осторожно переспросила она.
- Ну знаешь, - усмехнулся Найджел. – Не ты одна, Насть, выиграла желание на прошлой встрече.
- А кто еще? – пока не понимая, чего все так напряглись, уточнила Кудряшка.
- Агнесса, - мрачно буркнул Найджел. И Кате очень не понравился тот красноречивый взгляд, которым они обменялись с Настей.

читать дальше

@темы: Настёна-Искусительница, Мастер, Кристинка, Венера, Белокурая Бестия, Тласолтеотль, Художник

19:48 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


Причудливые звуки старинной музыки заполняли полутёмный зал. Орган и флейта переплетались в аккомпанементе скрипок, уносясь куда-то прочь, в темноту… Свечи в изогнутых канделябрах давали немного света в центре, но остальная часть помещения тонула во мраке. Изредка языки пламени выхватывали из темноты очертания фигур в темных плащах и масках, но Катя их все равно не видела – ее глаза были прикрыты плотной повязкой.
Ей было не по себе.
Она не знала, где находится, не знала, что будет дальше, что это за место и кто эти люди. Ее привели сюда с завязанными глазами, предварительно покружив по городу, молча впихнули в какое-то полутемное помещение, и вот теперь... Атмосфера таинственности, обстановка старинного замка и впечатление какого-то древнего оккультного обряда отнюдь не способствовали ее успокоению.
«Господи, что я здесь делаю! Зачем только согласилась?» - в который раз промелькнула у нее все та же мысль.
Хорошо хоть Настя рядом. Она поежилась и снова сжала руку подруги, словно желая убедиться, что та еще здесь, не сбежала и не бросила ее одну в этом жутковатом месте. Настя улыбнулась и успокаивающе погладила ее по руке, как бы приговаривая – «не волнуйся, все будет хорошо! Я здесь, я рядом»
«Наставница, блин!», - фыркнула Кудряшка. – «Затащила не пойми куда, а теперь…»
Внезапно смолкнувшая музыка прервала ее мысль. В зале повисла напряженная тишина.
«Ну вот…начинается…» - вздохнула она.
Пламя свечей вдруг вспыхнуло сильнее, так что Катерина заметила это даже сквозь плотную ткань повязки на глазах. Затем раздался голос – низкий, скрипучий, похожий на шепот старика, но в то же время вкрадчивый и властный. Катя не видела обладателя его, но ей почему-то представлялось, что он принадлежит какому-то магу-колдуну или престарелому королю-отцу из забытой детской сказки.
- Тласолтеотль – ацтекская богиня запретных страстей и греховных наслаждений - вновь собрала нас здесь. А значит - настало время сказать то, о чем обычно молчат! Каждый из нас хранит в своем сердце желания, которые ему приходится скрывать: тайные фантазии, запретные стремления, порочные мечты. Днем мы носим маски "нормальности" - добропорядочных, приличных и высокоморальных людей. Но приходит ночь, сгущается мгла, и под покровом тьмы за закрытыми дверями настаем момент, которого мы так давно ждали: время сбросить эти маски, открыться друг другу и стать теми, кто мы есть на самом деле… явить миру все то, что скрывается в глубинах наших темных душ и сердец

В тишине мрачноватого зала властный голос взлетал куда-то ввысь, к низкому своду ажурных потолков, гулким эхом отражался от них, замирал и растворялся где-то в темноте…

- Наше тайное общество - место, где можно быть самим собой. Здесь мы свободны и открыты, готовы воплотить в жизнь любые тайные желания и сокровенные фантазии. Здесь отступает стеснение и притворство, сбрасываются маски ханжества и лицемерия. Здесь царствует откровенность и доверие, страсть и желание. Здесь может случиться все, о чем вы давно мечтали, но никогда не говорили вслух.
Так пусть же будет такое место! И пусть все, что происходит здесь, никогда не выйдет за эти стены. Таков закон нашего ордена!
- Да будет так! – раздался со всех концов зала нестройный хор голосов. Катерина вздрогнула от неожиданности.
- Но помните! – продолжал вещать все тот же низкий властный голос. – Будем же осторожнее в своих желаниях, ибо они…
- Имеют свойство сбываться! – дружно рявкнул в ответ хор голосов.
«Мда…» - негромко хмыкнула Кудряшка, вслушиваясь в происходящее вокруг. – «Ну и попала же я… У этой секты развратников еще и своя философия есть, да еще и какая-то мистическая… Блин, они что – все это серьезно?»
- Что ж, пора начинать этот вечер. Сегодня у нас есть ПРЕТЕНДЕНТ! Все вы знаете наши правила, так что не будем тянуть. Давайте посмотрим, кого привела нам сегодня наша Искусительница. Введите ПРЕТЕНДЕНТА, и да свершится то, что суждено быть!
«Ох… кажется, это про меня?» - едва успела подумать Катерина, прежде чем Настя аккуратно, но твердо потянула ее за руку на середину зала. «Расслабься и ничего не бойся!» - тихонько прошептала она на ухо подруге. «Легко сказать…» - мысленно ответила ей Кудряшка. Несмотря на все заверения и предварительные ожидания, сердце ее предательски колотилось. «Так, спокойно! Я же сама этого хотела, сама пришла сюда… И ничего страшного не будет, ничего такого здесь не случится. Настька проследит, в конце концов… Я ко всему готова и абсолютно не из-за чего тут переживать!» - мысленно уговаривала себя Катя.



Обострившийся слух подсказал ей, что с двух сторон кто-то приближается. Шаги замерли справа и слева от нее, и чьи-то сильные руки сдернули с нее плащ. Понимая, что сопротивляться бесполезно, уже поздно да и вообще как-то глупо, Катя лишь крепче уцепилась за руку подруги.
Под плащом на ней был лишь тот самый кэт-сьют, который они выбирали сегодня утром. Создавая видимость хоть какой-то одежды, он практически ничего не скрывал на самом деле. Платьишко в сеточку… в крупную сеточку… на голое тело… Кудряшка поежилась.
По углам зашелестел шепот. Кажется, скрытые полутьмой «зрители» обменивались впечатлениями.
- Иди за мной. Медленно! – тихонько прошептала ей на ухо Настя, увлекая подругу за собой куда-то в темноту.
Шаг… еще шаг… Мраморный пол холодит босые ступни. Мрачноватая музыка снова заполняет зал. Орган и флейта переплетаются в аккомпанементе скрипок, уносясь куда-то прочь, в темноту. Потрескивает огонь свечей. Повязка на глазах. Мурашки по коже…
Шаг… еще шаг… Процессия движется медленно, обострившийся слух ловит малейшие звуки. Иногда доносится негромкий шепот откуда-то сбоку, но слов не разобрать.
Кажется, они идут по кругу. Крохотными шажками. Почти обнаженная девушка в окружении тех, чьи фигуры и лица скрыты плащами и масками. Катя не видит их, но воображение услужливо рисует такие картины, что одновременно пугают и завораживают. Она понимает, что за ней следят сейчас множества глаз, и от этого как-то не по себе. Кажется, она кожей ощущает прикосновения этих взглядов – странное чувство, вроде легкой щекотки. Мурашки по телу. Дикая смесь испуга, стеснения и чего-то еще… теплого, растекающегося жгучими волнами. Сладковатый страх, приятная робость волнения, и тягучее чувство ожидания неизвестно чего… чего-то такого, что должно случиться вот-вот, чего ты одновременно ждешь и боишься. Хорошо хоть Настя рядом – держит за руку, успокаивающе поглаживая ладошку и шепотом рассказывая обо всем происходящем:
- Это называется «круг знакомства». Так проходит обряд посвящения. Я должна провести тебя через весь зал, по кругу, показать присутствующим и вернуться обратно к началу. За нами идут РАСПОРЯДИТЕЛИ с серебреным подносом. Те, из присутствующих, кто желают принять участие в твоем ИСПЫТАНИИ, кладут амулет со своим именем на поднос.
- Амулет? – переспросила Катя, и тут же сама вспомнила странное украшение своей подруги, кулон то ли из тонких проволочек, то ли из ажурных стальных нитей, которые переплетались подобно змеям, собираясь на конце в пучок, в котором при желании можно было угадать голову какого-то то ли зверя, то ли чудовища. Почему-то никогда раньше она не интересовалась у Насти – что это за символ.
- Да. Чем больше таких амулетов наберется на подносе – тем лучше. А вот если не будет ни одного по завершению круга – плохо: значит, ты автоматически не прошла и навсегда покидаешь это место. Но сейчас уже несколько есть. Это хорошо - чем больше желающих, тем лучше. Значит, у нас будет выбор.
- Выбор вслепую? – хмыкнула Катя, подразумевая повязку на глазах.
- Выбирать буду я, как твоя НАСТАВНИЦА. Не волнуйся, постараюсь подобрать то, что тебе понравится!
Кудряшка не видит лица подруги, но как-то догадывается, что та улыбается. Значит, все в порядке. Значит, все идет хорошо, и можно не волноваться. Уже тише колотится сердце. Испуг и стеснение уступают место любопытству – а что дальше?
Шаг…еще шаг
Процессия останавливается в центре комнаты. Кажется, круг замкнулся. Катя замирает, затаив дыхание. Все вокруг по-прежнему тонет в звуках мрачноватой органной музыки. Настя отпускает ее руку и слышно, как она что-то берет с серебряного подноса. Раз… два… два амулета! Что это значит? Выбор сделан?
Шаги… Кто-то приближается… С двух сторон, значит, их двое. Да, вот сейчас… Её берут за руку. Нет, за обе руки. Но это уже не Настя. Мягкие и нежные прикосновения с одной стороны – кажется, девушка. И более грубые и уверенные – с другой. Тянут вперед, увлекают за собой. Значит, надо идти… Куда? Шаг… еще шаг.. В комнате жарко и темно. И эта мрачноватая музыка…
Еще мгновение – и ее опрокидывают куда-то вниз, на что-то мягкое и гладкое. Ласкающие прикосновения атласных простыней к коже. Катя пытается встать, но скользит и снова падает. Чья-то рука забирается ей в волосы, взъерошивая ее белокурые кудряшки. Нежные, ласкающие пальчики у нее на плече. Поцелуй в шею – жгучий, как удар тока…
То, что происходило дальше, она была не в силах описать и запомнить, лишь какие-то обрывки, словно кадры из порванной киноленты, всплывали потом в мозгу один за другим, сменяя друг друга, наплывая и вытесняя все прочие мысли, заставляя заливаться горячей краской и тяжело дышать.
Мягкие и ласкающие прикосновения с одной стороны, податливость гибкого тела, сладкие пухлые губы и нежные пальчики... Грубые сильные руки – с другой, тяжелая мужская ладонь на ее попке заставляет переворачиваться, куда-то направляет, стискивает запястья, не давая пошевелиться, или вновь грубо швыряет куда-то, и приходится подчиняться этим властным движениям, отдаваться им без остатка, растворяться в происходящем…
Ощущение какой-то нереальности, оторванности от этого мира, как будто все происходит где-то за гранью и не с тобой, как будто со стороны ты слышишь собственные приглушенные стоны, наблюдаешь, как твое послушное гибкое тело, подчиняясь чужой воле, извивается в сладких конвульсиях, тонет в сладком сиропе наслаждений и безумств… Время от времени сознание словно всплывает, возвращая тебя назад, становится неловко и стыдно, но тут же головокружительный водоворот непередаваемых ощущений снова швыряет тебя куда-то в бездну, и ты забываешь обо всем, кусая губы и шепча в исступлении: «Нет-нет, это не я… это не со мной… так не бывает! Это все какой-то причудливый странный сон…вот только бы подольше не просыпаться!»
Она не знала, сколько времени прошло, сколько продолжалось все это, как происходило и чем закончилось. Она забыла обо всем на свете – о каких-то людях рядом, об этом чертовом замке, о своих страхах и смущении – все это было так давно и, наверное, не взаправду… А реальностью были только эти прикосновения, эти губы и руки, сводящие с ума, доводящие до грани, до последней черты, за которой уже нет ничего человеческого, только жар, пот, страсть, бешеный напор и запах, источаемый этим телом!!!
Где-то далеко-далеко, в каком параллельном мире все еще звучала музыка, потрескивал огонь свечей, в комнате было жарко и темно…


@темы: Белокурая Бестия, Мастер, Настёна-Искусительница, Тласолтеотль, секс

ТЛАСОЛТЕОТЛЬ - тайное сообщество сокровенных желаний

главная