• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: агнесса (список заголовков)
13:32 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

Венера медленно обернулась. Еще не до конца понимая, что же произошло, она старалась вести себя спокойно и сдержанно, но в то же время уже осознавала, что что-то не так…
Откуда взялось это ощущение – она не знала. Просто неожиданно стало вдруг неуютно и страшно. Почему-то показалось, что в квартире, кроме нее самой, еще кто-то есть. И все шорохи и звуки приобрели вдруг какое-то жутковатое и зловещее значение…
Вот скрипнула где-то дверь. Послышалось? Странные шаркающие шаги… За стеной? В подъезде? Или в коридоре??? Какой-то странный звук… Сквозняк? Или шелестящий шепот?
Где-то на улице раздался детский смех. Далекий, заливистый, угасающий… И больше ничего. Тишина. Абсолютная тишина. Венера до боли вслушивалась в нее, ловя настороженным ухом каждый звук, но больше ничего не происходило.
Шумно выдохнув, она вернулась к столу, села на стул, включила компьютер, пытаясь отвлечься… и вдруг снова почувствовала то странное ощущение, когда по спине вверх, вдоль позвоночника пробегают мурашки, прячась где-то в волосах, и очень хочется обернуться, но... Венера уже боялась оборачиваться. Медленно и как бы нехотя она продолжала нажимать на клавиши и смотреть только прямо, старательно делая вид, что ничего не замечает, не обращает внимания и занимается своими делами. Но липкий холодный страх уже поселился внутри нее, медленно расползаясь по венам.
Казалось, она спиной чувствовала, как из темноты коридора на неё кто-то смотрит. Хотелось резко обернуться, отпрыгнуть… или хотя закрыть лицо руками, забиться в угол, спрятаться. Но она продолжала делать вид, что ничего не замечает. До тех пор пока не услышала скрипнувшую половицу под чьими-то приближающимися шагами.
Она резко обернулась, оттолкнувшись от стола.
Ничего. Пустота. Темень. Лишь краем сознаниям быстрый взгляд, казалось, успел зацепить прячущийся за углом коридора силуэт… Или показалось? Но нет, она видела - сгорбленная фигурка в темной накидке, скрюченные пальцы, большой нос и злобные, горящие жгучей ненавистью глаза.
Неужели???
Она набралась смелости и встала. Зажгла свет. Обошла всю квартиру.
Странно…
Состояние пугающей беспомощности потихоньку отступало, липкий страх схлынул и она уже с некоторым недоумением смотрела на табуретку, стоящую в коридоре, брошенные у кровати тапочки, угол у входной двери… Квартира была определенно пуста.
«Что это со мной? Нет там никого и ничего, только пустой коридор. Нервы шалят!» - уговаривала сама себя Вероника. Но сердце продолжало все также гулко биться, ведь она помнила тот самый краткий миг, когда ее взгляд поймал «его».
И вдруг с пугающей ясностью она вспомнила, что это уже далеко не первый случай.
«Ведь так уже было… в детстве… как же я могла забыть?»
Каждый раз, когда она оставалась на кухне одна, «он» смотрел на нее из коридора. Она чувствовала это. Но каждый раз, когда поворачивалась, «он» уже прятался за углом. А она уговаривала себя забыть и выкинуть из головы. Ведь «это тебе просто показалось….»
Она перестала садиться спиной к двери, боясь, что однажды «он» подкрадется и схватит её сзади. Она не хотела оставаться одна в квартире. Родители злились, когда она плакала и капризничала по этому поводу. А она всегда включала свет в коридоре, стоило им только уйти, чтобы «ему» нельзя было выйти из тени…
Но он все равно прятался где-то там – его сгорбленная фигура и эти горящие злобой глаза…
Со временем страх прошел. Она еще видела порой мелькание его фигуры, знала, что «он» там — подсматривает из коридора, когда она одна. «Он» всегда знал, когда она поворачивалась в его сторону. И «он» был слишком быстрым, чтобы успеть отскочить и спрятаться, но иногда она все же успевала мельком зацепить его взглядом.
Но такое происходило все реже. Венера взрослела, отвлекалась и забывала. И со временем смогла убедить себя, что это всё было невзаправду.
И вот опять!
С тихим вскриком Венера вдруг дёрнулась и… села на кровати, проснувшись тяжело дыша. Нет, с этим чёртовыми снами надо что-то делать!
Уже которую ночь подряд она просыпалась вот так. Уже которую ночь подряд ей снятся сны – пугающие, завораживающе, жутковатые и… странные. Реальность в них причудливо переплетается с вымыслом, воспоминания – с какими-то странными картинами, то ли грёзами, то ли домыслами… Порой, проснувшись, она еще долго не могла придти в себя, продолжая всё так же лежать с закрытыми глазами, и силясь понять – что же это было? Правда? Сон? Вымысел?

Агнесса… с её мерзкой слащавой улыбкой и мурлыкающим голосом: «Ты все сделала правильно! Осталось еще совсем чуть-чуть… и ты получишь желаемое. Все мы получим!» А потом её заливистый смех и сладострастный взгляд на туго обтягивающую ткань футболки на груди Венеры. Взгляд от которого хотелось отвернуться и закутаться…

Ариец. Накачанное мускулистое тело, квадратная челюсть и холодные, словно поддернутые голубой эмалью, глаза. Резкий, гортанный голос: «Не слишком ли мы все усложняем? К чему все эти интриги? Ты перемудрила, Агнесса…»
«Предоставь это мне! – смеясь, отвечает та. – Думать буду я, это не по твоей части. Ты даже не способен осознать, что ситуация для нас – беспроигрышная. Главное было – запустить этот процесс, заставить их соревноваться за девчонку, а дальше… Кто бы не победил – мы все равно получим свое. Повезет одному – и он сам приведет нашу рыжую малышку к нам в орден. Повезет другому – и она сам придет, ведома любопытством и жаждой узнать получше своего возлюбленного! Так просто, изящно и элегантно, что этого даже никто не замечает…»
«Смотри не перемудри саму себя! Времени остается всё меньше…»

Шустрик, которого она привела к Найджелу.

Мастер, одобрительно поглядывающий на нее и кивающий головой.

Винтовая лестница, ведущая в подвал особняка.

Факелы на стенах и пляшущие тени…

Все это было? Или ей только показалось? Наяву или во сне?
Она сама это все себе придумала? Или…?

Венера уже ни в чем не была уверена.

@темы: Венера, Ариец, Агнесса, мистика

18:48 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

К мрачноватой атмосфере старинного особняка, напоминающей средневековый замок с его мистическими оккультными обрядами, Катерина уже почти привыкла. Но все равно сейчас ей было жутковато. Все-таки dark-version (темная вечеринка) этого тайного ордена отличалась на редкость пугающим антуражем.
И дело было даже не в чадящих факелах на стенах, разрывающих темноту зала кровавыми отблесками; и не в мрачноватой органной музыке, эхом разносящейся по полутемным залам и замирающей где-то наверху, под низкими сводами потолков; и даже фигуры в черных плащах и жутковатых масках уже не казались Кудряшке чем-то необычным. Но общая атмосфера какой-то пугающей таинственности, шорох шагов и пляшущие тени на стенах, шелест плащей и хрипловато-скрипучий голос Мастера в центре – все это словно сошло со страниц какого-то средневекового романа и заставляло сердце замирать в сладком ужасе, как будто во время просмотра очередной кино-страшилки по телевизору.
«Ох, неймется же этим развратникам! – поёжилась Катя. – Доиграются они когда-нибудь со своей мистикой…»
Она тихонько обернулась, осторожно осматриваясь. Отсветы пламени выхватывали из полумрака тени стоящих рядом, но дальше все тонуло во мраке. А мрачноватая музыка по-прежнему наполняла зал, переплетались звуки флейты и скрипки, взлетая к потолку, эхом отзывались аккорды церковного органа…

Упоминаемую здесь музыку можно послушать тут.

Когда черные плащи раздались в стороны, и в центр зала вышла полуобнаженная девушка в странном наряде, Катя поначалу, даже не удивилась. Высокая и стройная, с лоснящейся атласной кожей, она двигалась в такт музыке уверенными, отточенными движениями, невольно завораживая и притягивая к себе взгляды. Весь наряд ее состоял из какой-то странно облегающей змеиной кожи, чешуйки которой трепетали, послушные движениям их хозяйки. Кудряшка не сразу поняла, что весь этот наряд – нарисованный, а вовсе никакая не одежда, так мастерски он был выполнен…
«И кто только этот умелец, что умудрился такое изобразить?» - невольно закралась ей в голову мысль. И тут же пришел ответ – «Найджел! Ну конечно же, он же художник, увлекается боди-артом, Настя говорила…»
Катя улыбнулась своей догадке и поискала глазами в толпе своего нового знакомого. Но в полумраке темного зала невозможно было разглядеть ничего, кроме пляшущих теней и черных плащей.
Когда музыка немного притихла, а девушка в центре зала замерла в какой-то неестественной позе, Кудряшка внутренне напряглась в томительном ожидании. В воздухе повис отзвук полуоборванной мелодии, и вдруг…
Одна из нарисованных змей, обвивающих запястье девушки, вдруг подняла свою головку, высунула раздвоенной язычок и, тихо шипя, скользнула вверх по предплечью. Добравшись до шеи девушки, она обвила ее кольцом и свернулась, примостив свою маленькую головку на плече той. Музыка опять усилилась, набирая темп, девушка снова закружилась в своем жутковатом завораживающем танце, змея вновь сделалась неподвижной, будто и правда нарисованная, и лишь пугающий взгляд ее холодных немигающих глазок выдавал присутствие живого существа…
«Господи, да они совсем тут с ума посходили! – охнула Катя. – А если она ее укусит? А если уползет куда-нибудь… Или…»
Впрочем, здравый смысл уже подсказывал ей, что для такого дела вряд ли взяли бы действительно ядовитую змею. Скорей всего, какой-нибудь безобидный питон для антуражу, не более. Но все равно одна мысль о холодной рептилии на обнаженном женском теле заставляла ее мысленно содрогаться…
Но вот музыка смолкла, девушка застыла подобно мраморной статуе у ног Мастера, змея на ее теле также лежала неподвижно, сливаясь с остальным рисунком, и теперь уже Кудряшка не была уверена – а правда ли она настоящая? Или, может, ей это просто показалось? Почудилось среди всей этой мистики, пляски теней и атмосферы жутковатой таинственности? Кто его знает…

- Коатликуэ, змеиная мать ацтекских богинь, вновь посетила нас сегодня, собрав под этим сводами ради цели жестокой и тёмной! – раздался хрипловато-скрипучий голос Мастера. – Пришло время призвать к ответу провинившихся, пришло время воздать за проступки оступившимся, ведь Коатликуэ требует жертву! Давайте же выпустим на свободу те тайные желания, что каждый из нас хранит в своем сердце; все то, что днем нам приходится скрывать: сокровенные фантазии, запретные стремления, порочные мечты. Ведь пришла ночь, сгустилась мгла, и наступает наше время! Под покровом тьмы за закрытыми дверями настает момент, которого мы так давно ждали: время сбросить маски, открыться друг другу и стать теми, кто мы есть на самом деле… явить миру все то, что скрывается в глубинах наших темных душ и сердец… Да начнется же dark-party!
- Да начнется! – дружно рявкнул ему в ответ нестройный хор голосов.
Катерина внутренне сжалась. Ей очень хотелось, чтобы сейчас рядом была Настя, чтобы можно было сжать ее руку и почувствовать успокаивающее-ободряющее поглаживание пальчиков… Но Насти сегодня тут не было.
- Ввести жертву! – грозно и властно потребовал каркающий голос Мастера.
- Ввести! – поддержал его хор голосов.
Вновь зазвучал орган, наполняя полутемный зам мрачноватой мелодией. Черные плащи раздались в стороны, и в образовавшемся проходе появилась небольшая процессия. Первой шла Агнесса (ее выбивающиеся из-под капюшона черные кудрявые волосы и жгучие черты лица Катя узнала даже под маской), за ней какая-то хрупкая полусогнутая фигурка, а следом – два рослых мускулистых парня. Даже плащи не в состоянии были скрыть их здоровенное телосложение, и Кудряшка мысленно поёжилась… Не хотелось бы оказаться на пути у таких!
Отблески факелов танцевали на стенах, раздвигая полутьму, звуки старинной мелодии лились откуда-то сбоку, а шаги этой странной процессии гулким эхом отдавались в тишине зала.
Шаг… еще шаг…
Кудряшка вспомнила, как сама также шла по кругу под обжигающими взглядами из-под масок. «Так вот, значит, как это выглядит…»
Шаг… еще шаг… еще…
Странная процессия обходит зал по кругу и застывает перед троном Мастера. Музыка усиливается, создавая гнетущее впечатление. С колен поднимается сидящая до этого у его ног девушка со змеей. Она медленно приближается к «жертве» и вдруг резким движением сдергивает с нее плащ. Та пытается отшатнуться, но стоящие сзади два «стражника» крепко держат ее за плечи своими ручищами.
Факелы вспыхивают ярче, и становится видно, что «жертва» (до этого скрытая под плащом) – хрупкая светловолосая девушка явно напуганного вида. Она обнажена, и единственной деталью «одежды» на ней являются ажурные серебряные наручники с цепочкой, стягивающие руки за спиной.
По заду проносится шорох, похожий на вздох…
Музыка усиливается, и стражи тоже сбрасывают с себя плащи. Теперь видно, что это накачанные мускулистые парни, рельефные бугры мышц которых так и перекатываются под кожей.
Катя снова охнула, но на этот раз уже не столько от испуга, сколько от странного желания, разливающегося по телу сладкой истомой.
Процессия вновь обходит зал по кругу. Шаг… еще шаг… Медленно приближается. Причудливая мелодия струится органными аккордами, тени пляшут по залу, очертания людей и обстановки тонут во мраке.
Кате кажется, что на лице Агнессы написано хищнеческо-довольное выражение. Но, может, это просто отблески факелов.. А вот девушка-жертва явно напугана, в ее глазах плещется ужас, она то и дело пытается отстраниться от идущей рядом с ней «Коатликуэ» с ее змеями. Но твердая рука «стража» каждый раз удерживает ее, не давай отвернуть ни на шаг. И бугры мышц перекатываются под кожей, и Кудряшка невольно закусывает губу, чтобы не охнуть.
Шаг… еще шаг…
Музыка затухает, процессия останавливается в центре зала. Появляется нечто, напоминающее круглый стол, застеленный атласной простыней. Сильные мужские руки толкают «жертву» на него, и она падает, тихонько вскрикнув, но рядом тут же оказывается девушка со змеями, приказывая ей замолчать. Та пытается отодвинуться, в ужасе от приближающихся змей и лишь послушно кивает. Ее хрупкие плечи мелко подрагивают, а обнаженная грудь тихо колышется от страха в такт ударам сердца, но «стражи» уже привязывают руки и ноги к специальным отверстиям в столе, и вскоре уже распростертое тело зафиксировано, не в силах пошевелиться. «Любительница змей» не отказывает себе в удовольствии провести одну из своих рептилий совсем рядом с «жертвой», проведя по обнаженной коже и вызвав тихий вскрик, но потом отходит, тихо взмахнув рукой, как бы показывая – начинайте!

Стражи подходят к столу и раскручивают его. Вновь звучит музыка, все ускоряя темп. Распростертое тело вращается, рядом изгибается «любительница змей» в своем завораживающем жутковатом танце. Катя не в силах оторвать испуганного взгляда от происходящего до тех пор, пока «колесо» не останавливается, завершив вращение. И этот своеобразный «волчок» указывает на двух участников из толпы – в изголовье и у ног распростертой девушки. «Любительница змей» командует им приблизиться к обнаженной «жертве». Та пытается отстраниться, но мускулистые стражи крепко держат ее за плечи. Клуб сплетающихся тел накрывает центр зала, изгибается хрупкое тело девушки, грубые руки толкают ее обратно, стискивают грудь, заставляют подчиняться…
«Так вот оно как…, - мысленно холодеет Катя. – А если при следующем вращении круг покажет на меня? И я тоже должна буду…Нет, я не хочу!»
Она тихонько отступает во тьму, уже не глядя ни на плачущую девушку, извивающуюся между двух насильников, ни на рослых стражей, не дающих ей вырваться, ни на танцующих рядом змей. Она на мгновение зажмуривается и делает несколько робких шагов в сторону…
По-прежнему звучит музыка, дополняемая глухими стонами сзади, но Катя уже далеко. К своему удивлению, она вдруг осознает, что до ее побега никому нет дела, все слишком поглощены происходящим, а ее отсутствие никто даже и не заметил. Но особняк большой, в нем много комнат, в некоторых из них даже горит свет и есть люди… То тут, то там Кате попадались парочки и небольшие компании, которые явно решили уединиться вместо того, чтобы созерцать происходящее в главном зале.
Найдя какую-то незанятую комнату Катя рухнула в старинное кресло и перевела дух.
читать дальше

@темы: секс, Мастер, Коатликуэ, Белокурая Бестия, Ариец, Агнесса

14:08 

Пролог

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
Причудливые звуки музыки заполняли полутёмный зал. Свечи в старинных канделябрах давали немного света в центре, но остальная часть помещения тонула во мраке. Сидящая в кресле девушка с короткой стрижкой чуть заметно улыбнулась, словно её нисколько не беспокоили ни повязка на глазах, ни толпа людей вокруг, ни приближающийся к ней мужчина, шаги которого она слышала, несмотря на завязанные глаза…
Белокурая кудряшка в дальнем углу зала зябко поёжилась. Нет, ей не было холодно, скорее, наоборот, но она была здесь впервые, и ей было заметно не по себе.
- Насть, - украдкой наклонилась она к уху подруги, - напомни мне ещё раз правила, а то я, кажется, опять все прослушала…
- Перестань пялиться по сторонам, как ребёнок в магазине игрушек, и ничего не пропустишь, - ехидно посоветовала ей та.
- Ну, Наааасть…
- Ладно-ладно, не верещи ты так. Правила просты: желающий (это может быть как мужчина, так и женщина) садится в кресло, - Настя кивнула головой в центр зала, - ему завязывают глаза, и он, не глядя, выбирает себе следующего «искусителя». Тот приближается к креслу, но не должен говорить или другим каким-то способом обнародовать себя. «Жертва» в кресле не знает, кто он, и ориентируется только на его прикосновения и собственные ощущения от них – нравится\не нравится. Включается музыка, которая звучит ровно 3 минуты. За это время «искуситель» должен попытаться «уговорить» свою «искушаемую» в кресле расстаться с каким-нибудь одним предметом одежды. «Уговорить» - в кавычках, потому что разговаривать он не может, все общение происходит только тактильно, прикосновениями. При этом, разумеется, он не может действовать «грубой силой», срывая одежду вопреки желаниям «соблазняемой». Нет, его задача – наоборот: доставить ей удовольствие, сделать так, чтобы ей понравилась, и она сама, пребывая в блаженной неге, уже не могла сопротивляться…
- Ох, - поёжилась подруга, - и кто только такие задания придумывает…
- «Жертва» в свою очередь может как помочь «соблазнителю», сильно упростив его задачу, «подыгрывая» ему, если ей его прикосновения нравятся, так и наоборот – максимально усложнить его миссию, мешая ему, зажимая его руки, меняя положения тела, словом, «не даваясь», если ей не нравится.
- И что потом?
- Когда время закончилось, музыка умолкает, и ей «соблазнитель» не успел снять с «жертвы» один какой-нибудь предмет одежды, то он снимает его с себя.
- Весело тут у вас! – тихонько прыснула блондинка.
- Затем выбирается новый «искуситель», и все повторяется. Впрочем, он может быть и старый, то есть тот же самый – жертва ведь этого не видит. Для неё каждый раз он будет новый, и каждый раз она ориентируется исключительно на свои ощущения.
- А если никто не нравится, и она всем отказывает?
- Отказывать нельзя больше трёх раз подряд, иначе следующий имеет права снять с неё любой предмет одежды по своему желанию.
- Мда… Сурово! А что же в конце?
- Тот, кто снимет с «жертвы» последний предмет одежды – очевидно, будет для неё самым приятным, раз уж «уговорил» её расстаться с самым сокровенным. Ему и достаётся жертва, он забирает её и уводит в одну из «комнат для двоих». Так и не развязывая ей глаза и никак не выдавая себя каким-то другим способом.
- И там они…???
- В принципе, все, что там происходит – только их дело. Никто же не следит и не контролирует, чем они там занимаются. Но учитывая, что «жертва» уже обнажена, а рядом с ней человек, чьи прикосновения ей настолько приятны… Не сложно догадаться, что у них там будет. Скорее всего.
- И все это время она не будет знать – кто ее соблазнитель? Даже потом? Ох… Я бы…
- Ты бы поменьше фантазировала и болтала. Похоже, следующая твоя очередь, - Настя кивнула на замерший волчок.
- Я??? А разве можно так? Девушка с девушкой…
- Почему нет? Иди давай! – она легонько подтолкнула подругу.

«Чёрт! Хоть бы еще на меня так не пялились все вокруг….» - несмотря на отчаянные попытки белокурой кудряшки казаться невозмутимой, даже звук сбивающихся шагов, казалось, выдавал её робость и неуверенность. Сидящая в кресле полуобнаженная девушка чуть заметно улыбнулась. Старающаяся унять дрожь в коленках «искусительница» присела рядом на подлокотник кресла и осторожно погладила её по плечу. Кожа той была мягкой, бархатистой и на удивление приятной на ощупь. «Блин, я же никогда… с девушкой… как тут…» Она осторожно провела пальчиком по шее «жертвы», на мгновение задержалась, прежде чем спуститься ниже… Сидящая в кресле девушка вдруг шумно вздохнула. Серебряный кулончик в форме переплетающихся змей соскользнул с её шеи – ниже, в ложбинку между грудей. «Искусительница» испуганно отстранилась. Дааа, такой груди она еще не видела – большим упругим округлостям было явно тесно под натянутой до предела тонкой тканью блузки… Завораживающая мелодия плыла по комнате, сбивая с толку и не давая сосредоточится. Хотелось тоже закрыть глаза и отдаться ей, слиться с плавными звуками… замурлыкать…

- Какой забавный котёнок! Надо же, как смущается, - насмешливо прошептала высокая темноволосая женщина с резкими чертами лица в дальнем углу зала. Её приглушенный шепот был слышен лишь одному человеку – стоящему рядом высокому мужчине с квадратной челюстью и холодным тяжелым взглядом. – Твоя протеже? Ты её уже…. Ладно-ладно, не сверкай так глазами. Слушай, а она мне определенно нравится! Ты смотри, как… И если это в первый раз…Отдашь её мне?
- Забирай. Даже меняться предлагать не буду, - голос у обладателя холодных глаз был низкий, бархатный, с хрипотцой.
- Какой же ты все-таки циник! Разве можно так…
- Сам удивляюсь! – холодно усмехнулся он и отошел в сторону, прервав разговор.

Сидящая в кресле девушка чуть наклонила голову набок, прижимая руку своей «искусительницы» к краю кресла. «Так, и что теперь?» - закусила губу кудряшка. – «Как же я буду… Хм, а если вот так?»
Её свободная рука, взъерошив короткие каштановые волосы, замерла на затылке девушки, запрокидывая ей голову. Обжигая жарким дыханием бархатистую кожу, она на мгновение приблизилась и… жгучим страстным поцелуем впилась в шею «жертвы». Та охнула и обмякла. Высвободившаяся рука «искусительницы» заскользила ниже, не встречая сопротивления…



Музыка смолкла. Кудряшке не хотелось вставать – так тепло и приятно было в этом мягком кресле, в этих убаюкивающих объятиях теплой и ласковой девушки с короткой стрижкой и большой грудью.
«Эх! Как же все-таки жаль, что так мало!» - с грустным вздохом она заставила себя встать. Казалось невозможным оторваться от этой приятной бархатистой кожи, этих ласкающих прикосновений, но… Еще раз разочарованно вздохнув, она направилась на свое место, помахивая выигранным «трофеем» и с ревностью поглядывая на следующего участника, который уже приближался к беззащитно откинувшейся в кресле девушке.

- А у тебя определённо талант! – хмыкнула Настя, встречая вернувшуюся на своё место подругу.
- Да ладно тебе… Я так смущалась… И вообще…
- Брось! Чего там смущаться? Помнишь, как ты попала сюда? По сравнению с теми твоими выходками, это всё – детский лепет!
Кудряшка залилась краской, вспоминая события двухнедельной давности…

@темы: Белокурая Бестия, Ариец, Агнесса, Настёна-Искусительница, соблазнение

ТЛАСОЛТЕОТЛЬ - тайное сообщество сокровенных желаний

главная