• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: настёна-искусительница (список заголовков)
01:39 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Никто не знает, почему и как это происходит. Просто однажды на свет появляется рыжая девочка. С зелеными глазами, смешными конопушками и волосами цвета солнца. Порой их дразнят дети, придумывают разные смешные прозвища и дразнилки-считалки, а взрослые говорят «их солнышко полюбило». Но судьба у них обычно складывается незавидная.
Так было и с ней. Много лет назад. Жила тогда в стране ацтеков на самом краю земли маленькая прелестная девочка с рыжими волосами и красивым именем - Шочитль. На языке её народа это означало «цветок».
Девочка обожала солнце и с рассвета до заката любовалась им. Наверное, из-за этого всё её лицо было покрыто веснушками. Люди ее не понимали и дразнили за это, считали странной. А она просто любила солнце. И вечером, после заката, когда солнце скрывалось за горами на западе, она с грустью шла домой, живя мечтой о том, что завтра снова его увидит.
Когда она выросла, то стала замечать, что многое вокруг нее происходит именно так, как того ей хотелось бы. Стоит только попросить мысленно или хотя бы помечтать. А она очень любила солнце…
И неудивительно, что в тот год солнце появлялось на небе каждый день, не было ни облаков, ни тумана, ни дождей - и ни разу, ни на миг солнце не скрылось от нее. Для Шочитль это было невероятным счастьем. Она радовалась и смеялась, как ребёнок.
А народ все сильнее ненавидел её.
Ведь то, что было радостью для рыжей девчонки, обернулось страшной бедой для деревни, в которой она жила: перестали тянуться вверх стебли маиса, не тяжелели початки. Перестали расти и фасоль с перцем. Без дождя страдали все растения, от жажды они поникли до самой земли. Жестокая засуха привела к тому, что поля оставались бесплодными. От голода начали погибать люди.
В ужасе поняла Шочитль, что надела. Страдания и голод её народа разрывали ей сердце. И тогда отправилась она в столицу, прямо в храм Тонатиу (бога Солнца) и в слезах молила его спрятать солнце хоть ненадолго, послать благословенный дождь на поля и посевы.
Но жесток был бог Тонатиу. И не захотел он услышать молитву юной девушки. Ведь она сам была виновата в той засухе.
От горя и отчаяния Шочитль принялась молиться грозной и страшной Тласолтеотль, умоляя ту забрать невольные грехи ее и даровать прощение. И свершилось чудо. Великая пожирательница грехов услышала молитву юной девушки.
К ней спустились жрецы храма и увели её в свои подвалы. Где рассказали ей, что если она действительно хочет спасти свой народ, то ей придется пройти суровое испытание, принести себя в жертву и пройти через необычайный обряд – опаляющий, но и воскрешающий. Жутковатый, страшный и кровавый… и что-то там еще такое было связанное с развратом и массовой оргией, тут источники разнятся или смущенно умалчивают, - хмыкнул Найджел.
- Ну да, о таком обычно в летописях не пишут, - поддакнула ему Настя. – Не то что про…
- Дальше-то что было? – перебила их нетерпеливая Катя.
- Юная девушка согласилась на чудовищный обряд, и вскоре все небо закрылось ковром из облаков. Пошел долгожданный дождь, началась гроза, ударили молнии... Неделю подряд не прекращался ливень. Воды вылилось столько, что совсем было согнувшийся маис начал весело подниматься, и все его початки набухли от крупных, полновесных зерен. Всех вокруг охватила радость – давно у ацтеков не было такого урожая!


Только бедная Шочитль загрустила: она страдала без столь любимого ею солнца. В пасмурную погоду она медленно угасала (а может дело было в том страшном обряде, который ей пришлось вынести, и который забрал у нее жизнь). Но вдруг яркий луч пробился сквозь облака и повелел Шочитль идти вслед за ним в священные горы, выше облаков, где никогда не исчезает солнце, где всегда растут цветы, и нет злых людей. Там её будут звать Шочитль-Тонатиу (что по-ацтекски значит «цветок солнца»), и там она будет жить вечно.
И ушла прелестная девчушка, и больше ее никто никогда не видел. Только вокруг того места, где она любила сидеть и смотреть на солнце, с тех пор растут цветы с лепестками жёлтого цвета, как солнце, и сердцевиной, усыпанной черными точками, как её конопушки. Каждый день этот цветок раскрывается навстречу солнцу на рассвете и поворачивается за ним в его каждодневном пути по небу до самого заката...
С той самой поры в начале осени на всех полях, и особенно маисовых, начинают цвести это золотистые цветы. Ацтеки ласково называют их «шочитль-тонатиу», в честь той девушки, а мы…
- А мы называем их «подсолнухами»! – догадалась Катя.
- Да, красивая легенда. Жаль только, что в реальности, наверное, все было далеко не так радужно…, - задумчиво усмехнулась Настя.
- Ну, в общем, да. Ацтекские жрецы совершали множество кровавых жертвоприношений и довольно страшных по нашим меркам оккультных обрядов – с целью вызвать дождь, обеспечить хороший урожай, умилостивить богов или, скажем, обрести бессмертие. Например, в одном из таких обрядов обнаженных девушек привязывали к столбу и метали в них дротики, брызги же пролитой на землю крови символизировали дождь, и чем большее её было, тем лучше. Нередко в подобных ритуалах присутствовал и каннибализм, и массовые оргии… А для оправдания их как раз и придумывали вот такие красивые истории.


- Ужас, блин!
- Самое удивительное, что большинство таких жертвоприношений были добровольными. То есть жертвы соглашались на них сами. По их поверьям это считалось особой доблестью.
- Найджел, хватит такие ужасы рассказывать! Поведай лучше, что там у тебя с твоей «рыжей девочкой»! – заговорщицки подмигнула Настя. – Мы все в нетерпении!
- Ах, это… Да что там рассказывать…
- Нет уж, нет уж! Не отмазывайся! Народ жаждет знать!
- Ну хорошо, слушайте…

@темы: Настёна-Искусительница, Художник, Белокурая Бестия, ацтеки, Тласолтеотль

15:25 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Итак, наступают выходные. Субботнее утро. С обеда мы с Кристинкой ездили туда-сюда по разной служебной надобности (правда служебной; правда надо было, объективная необходимость, нечего тут подмигивать, Настенька), вечером повез я её домой. Остановились мы, не доезжая немного, ей в магазин надо было зайти, дальше пошли уже пешочком, благо идти недалеко. Теплый вечер, солнышко садится, птички чирикают, Кристинка тоже что-то там щебечет, настроение такое лирическое… Ну вы понимаете… и нечего тут ржать)
- Понимаем-понимаем! Мы вообще девочки понимающие, да, Кать? Ты давай ближе к сути. Что дальше-то было?
- В соседнем дворе натыкаемся на детские качели. Кристинка с радостным видом ребенка, которого отпустили погулять, бежит к ним, усаживается и смотрит на меня умоляюще-просительным взглядом: «Покачай меня, большая черепаха?»
- И ты?
- Ну а что? Мне не жалко. Хотя со стороны, наверное, смотрится весьма импозантно – дядя под два метра росту, в мото-защите типа "черепаха", катает девчоночку в легком сарафанчике на качельках. Мизансцена из романа абсурдов. Прохожие косятся. Кристинка, заметив это, смущается и краснеет – «Они, наверное, думают, что папа с дочкой вышел погулять!» Я смеюсь – «Нет, они просто думают - что это за двое ненормальных и что им тут надо…»
- Ну да…, - Кристинка грустно улыбается и напускает на себя задумчиво-мечтательный вид. – Думают, наверное, «что это за большой дядя, и что ему надо от маленькой девочки, чего он с ней возится?»… И правда…?
Вопрос, вроде как, риторический, просто так, в пустоту, и ни к кому прямо не обращаясь. Но украдкой брошенный взгляд явно свидетельствует о том, что ответа от меня все-таки ждут. Хоть какого-то.
Что ж, раз спрашивают – ответим.
- Это все исключительно из эгоистических целей! – усмехаюсь я. – Да-да, сплошной расчет и голый эгоизм. Просто ни у кого больше не получается так здорово поднимать настроение взрослому дядечке, как это умеет делать та самая маленькая девочка со смешными рыжими кудряшками. Какой-то вот прям удивительный дар у нее! Как же им не воспользоваться-то? У взрослых дядечек жизнь такая – суровая, сурьезная… вокруг такие же сурьезные и взрослые дядечки и тётечки. С ними и вести себя подобает по-взрослому. Общаться там строго, умные слова говорить, производить солидное впечатление… короче, соответствовать. А это такая тоска! Туда не ходи, того не делай… изъясняйся, как приличествует, а не как хочется. Делай то, что положено, а не то, что в голову взбредет. Иначе не поймут-с… Но порой так хочется всё это послать к черту и свалить куда-нибудь дурака валять. Устраивать разные веселые глупости и дурацкие хулиганские выходки. Босиком по лужам бегать, в снежки играть, подушками драться, на попе с горки съезжать…кувырком! На качельках опять же кататься… И все в таком духе. Только ведь со взрослыми дядечками и тётечками нельзя себе такого позволить. По статусу не положено, и вообще… Не оценят. А с тобой можно. И даже иногда тянет Вот и…
Пожимаю плечами – дескать, я все сказал. Дальше уж вы сами, разумейте, как хотите.
Кристинка молчит, улыбается тихонько каким-то своим мыслям, затем сама тихонько пододвигается в мою сторону и облокачивается-прижимается ко мне. Чего, надо сказать, с ней раньше никогда не случалось. Стеснялась, видимо. А теперь…
Теплый вечер, солнышко садится, птички чирикают… Прохожие на нас смотрят, как на двух идиотов… Лепота!

читать дальше

@темы: Художник, Настёна-Искусительница, Кристинка, Белокурая Бестия

20:21 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Ну, давайте, рассказывайте, что вы там успели натворить за те несколько дней, что меня не было, - хмыкнула Настя, насмешливо поглядывая на Найджела с Кудряшкой. – С нетерпением жду грязных подробностей)
- Да ничего такого особо и не было-то…, - пожал плечами Найджел. – Хотя… Ну, как ты знаешь, у нас, в нашей мото-организации, помимо обычной рутины, порой случаются разные там крупные заказы, на несколько дней работы, когда нам надо выезжать куда-то, на какой-нибудь концерт, фестиваль или иное мероприятие, и там какое-нибудь мото-выступление устраивать, каскадерствовать, на заднем колесе кататься, через огонь прыгать и все такое прочее. Обычно все такие мероприятия не в городе, а в области, с проживанием там же. И чаще всего я сам назначаю, кто куда поедет и чем будет заниматься, но тут (раз уж такое дело) – решил поиграть в демократию: мол, мужики, сами решите, кому что больше по душе, кто хочет в городе остаться, а кто за город свалить, работа что там, что сям непыльная, так что мне без разницы, кто из вас куда поедет, по желанию.
- Ииии?
- Ну, все почесали репу и высказались, а Шустрик наш вдруг заблестел глазёнками и говорит: «Можно, я позже скажу? А то тут такое дело…» Ну, можно, конечно, чего ж нельзя-то... До обеда сроку тебе - говорю - а дальше разнарядка утверждается и пересмотру не подлежит. «Окей, я сейчас, семь секунд!» - быстренько срывается он за дверь и улетает с заговорщицким видом.
- А ты?
- А я усмехаюсь ему вслед и мысленно приговариваю «Лети, голубь, лети, а то я прям не знаю, куда ты помчался – к девчонкам-промоутерам, поди, выяснять-расспрашивать, куда у нас Кристиночка подевалась, почему до неё дозвониться нельзя, и где она работать будет в ближайшие несколько дней? Они тебе и скажут, что наша стесняша в область уехала, на ту самую «дальнюю» работу. И ты, конечно же, прибежишь ко мне докладывать, что тоже хочешь туда. А я что? Я соглашусь. И утвержу. Девчонки же тебе не сказали, что Кристинка поехала только туда и обратно, и к вечеру уже вернётся. Потому как они и сами про то не знали. А я знал. И если бы ты меня о том спросил – то я б тебе все честно и сказал. Но ты ж не захотел. Ты ж мнишь себя хитрее одесского раввина и думаешь, что всех обставил и всё устроил за моей спиной своей хитрой интригой. Вот теперь посиди за городом и подумай о своём поведением. О том, как нехорошо обманывать старших товарищей. А то – ишь выискался, пионер юный, скорый да шустрый… решил провести дядю на мякине…»
- Ох и язва же ты Найджел! – хохотнула Настя. – И интриган тот еще…
- С вами поведешься - и не такого наберешься!
- Ладно-ладно, рассказывай давай, что дальше-то было! Мне уже не терпится!
- Ну, наш шустрый малый уехал трудиться на благо Родины. Кристинка осталась тут. Я с ней практически не общаюсь, держусь холодно и вежливо, никаких заигрываний и подколок, дружеского флирту и просто теплого общения, как раньше. Она ходит грустная, поблескивает на меня печальными глазёнками, но ничего не говорит, только вздыхает украдкой понимающе. Видать, знает кошка, чье мясо съела.
Настя снова усмехнулась, но ничего не сказала, не желая прерывать повествование. А Найджел продолжал все в том же иронично-стебном ключе:
- Ближе к вечеру того же дня остаемся вдвоем в офисе, и заходит промеж нас разговор волнительный… «Чего, - говорю, - пригорюнилась, красна девица, шо за тоска-кручина тебя обуяла, аль приключилось чего?» Та похлопала на меня глазёнками, ресничками обдула, будто опахалом, призадумалась на минутку, будто соображая, чего говорить, а чего не стоит, и отвечает: «Нет, мол, боярин мой разлюбезный, ничего не стряслоси, просто как-то вот заскучалоси мне, ничего не происходит в бытие нашем безблагостном, хочется каких-то событиев сказочных, каких-нибудь внезапных радостей в жизни моей серостной, а что-то вот никак… Вот я и закручинилась»
«Не горюй, - говорю, - красна девица, была мне думка верная, что ждет тебя много внезапных радостёв и будет день твой завтрашний полон сурпризов от рассвета до закату!»
«Верно ль слово молвишь, боярин, точно будут? Не спидманешь меня, деву томную, наивную?»
«Верно-верно, не сумлевайся, мое слово крепкое, сама знаешь. Я ж добрый волшебник, когда не в отпуске…»
«А что за внезапны радости такия ожидаются завтра спозаранку?»
«Ну, зачем же портить сурприз? Вот сама все и увидишь, а пока давай я тебя домой отвезу, а то час ужо поздний, спать-почивать тебе пора…»

Настя прыснула, уже не стесняясь, и улыбка больше не сходила с её лица:
- Ну и? Так оно случилось на следующий же день?
- Именно-именно! Ибо приготовлено было уже заранее, нужные люди подговорены были также загодя, не зря я несколько дён готовился, - Найджел подмигнул Кате, и та отчего-то зарделась и потупила глазки. - А уж устраивать крышесносы когда надобно мы умеем, не зря учились!
- Так что было-то? Не томи!
- Ну, представь - просыпается наша Кристиночка утречком спозаранку, а на подушке у неё – букет цветов её любимых. Откуда и как он там взялся? Непонятненько! Спать ложилася она одна-одинёшенька, живет в квартире без родителей… Сестра, правда, о ту пору у ней ночевала, но на нее не подумаешь, поскольку та делает очи изумленные и грит, что в глаза никого не видела, понятия не имеет, откуда же сей букетец знатный у нее на подушке оказался. Короче, мистика, чьорт!
- Ага-ага! Ну а дальше?
- Идет наша девица-красавица во свое учебно заведеньице. А там на какой-то паре посередь наук премудрых выпадает у нее из книжицы раскрытой – портрет красоты неземной, карандашом нарисованный. А на портрете – она сама, диво как хороша! Опять же – откуда взялся сей портрет? Сие науке неизвестно!
- Блин, как???
- Ты слушай дальше…Приходит девушка на работу аккурат в обед. Подружки вокруг неё сбегаются, шушукаются, она им там рассказывает про диво-дивное и чудо-чудное, те дивятся, охают-ахают… Я хожу мимо с видом строгим, твердым и непробиваемым, аки зачерствевший пряник, напускаю на себя сурьезность и невозмутимость. Работать, мол, надо, а не разводить тут всякое…Но работы на сегодня немного, опосля обеда мы аккурат все закончили, отослали трудиться всех прочих, кому надобно, раздали ценные указания, и можно уже и до дому топать таперича.
- Пойдем, Кристинка, вместе? Довезу я тебя до дому…
- Пойдем, - грит. – только мне ищо по дороге рассказать тебе кой-чиво требовается.
- Расскажешь, как же без ентого-то, только вон давай в тот магазинчик заглянет по дороге, явствами да закусками затаримся к вечеру…
Заходим мы в супермаркет что недалече от работы нашей, оставляем вещи в ячейке – ну, знаешь, такие есть на входе, куда полагается складывать всякие там сумки и проч.? Вот в неё мы запихнули мой шлем, её сумочку, запираем все это на ключ и идем с тележкой по залу, выбирать всякие там продукты. Походили, набрали всякого, подкатываем тележку к кассе. Я говорю, что расплачусь сейчас, а ты пока иди вещи забери – и отдаю ей ключик золотой от ячейки заветной. Идет она туда, открывает, а там……
Найджел усмехнулся, выдерживая мхатовскую паузу.
- Ну что там-то??? Говори уже! – не выдержала Настя.
- В ячейке той вдруг откуда ни возьмись оказывается коробочка подарочная, ленточкой золотой перевязанная да с бантиком… лепота, одним словом! Откуда оно там взялось – да хто ж его знает??? Кристиночка идет ко мне с потрясённым видом, показывает – вот, мол, нашлось там… незнамо как… уж не ведаю, что и думать…весь день сегодня какой-то… и смотрит на меня эдак подозрительно.
- А ты???
- А что я… Чего на меня смотреть, я ж с ней все это время был, вместе по залу ходили. Аль запамятовала, стесняшка? Ладно, открывай, что ли, коробчонку-то, коли уж так…
- Ну и???
- Ну и открывает она ее эдак опасливо, а в коробочке оказывается – билет на одно зрелищное событие, увлекательно-развлекательное, на которое она давно хотела попасть, да все никак не получалоси. С прошлого году, почитай, ей хотелоси, с тех самых пор, как мы там работали, но в этом году ей туда никак не попасть было бы, если бы не…В общем, Кристинка пищит от восторга и прыгает от радости, лепечет что-то насчет того, как она сильно туда хотела, и как же так получилось, откуда такое счастье на нее свалилось нежданно-негаданно?
- А ты, конечно, не признаешься?
- А я усмехаюсь и говорю, что, наверное, какой-то добрый волшебник об том позаботился. Помнишь ведь, говорили же, что так и будет?)
- После этого она радостно кидается тебе на шею, и куда только вся стеснительность ее подевалась?
- Примерно так. И мы вместе решаем, когда и как поедем на то мероприятие.
- Ладно-ладно, ты, конечно, крут и все такое, узнаю руку мастера, но смилуйся над несведующей и объясни все-таки – как ты это все проделывал??? Я ж тебе спать не смогу от любопытства!
- Да ничего сложно. Только не «я», а «мы». С букетом и портретом мне помогла её сестра. Разумеется, подговоренная заранее. Это она положила ночью букет на подушку, это она спрятала портрет в тетрадку (нарисованный мной) – так чтобы на следующий день он выпал, когда Кристинка пойдет учиться и откроет…
- А ячейка в супермаркете? Как??? Вы же все время были вместе!
- Еще одна подговоренная сообщница, о которой Кристинка не знала, - Найджел подмигнул Кате. – Пока ходили по магазину, я ненадолго отослал стесняшку в соседний отдел, а сам незаметно отдал ей ключи от ячейки. Она и положила туда подарок, а потом также незаметно вернула их мне.
- Блин, как же все просто оказывается, когда ты открываешь секрет своих фокусов… А я-то голову ломала!
- Да уж… я вот иногда думаю, что, может, мне лучше не сознаваться в таком?
- Нуууу, мне-то можно! Катьк, а ты-то чего приуныла?
- Я??? – откликнулась Кудряшка, которая и правда уже несколько минут сидела с каким-то задумчиво-грустным видом. – Нет-нет, я так… просто… Не обращайте внимания!

@темы: Белокурая Бестия, Кристинка, Настёна-Искусительница, Художник

21:41 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Слушай, а как ты познакомилась с Найджелом?
- Тебе лучше не знать! - хмыкнула Настя и отвернулась.
- Почему? - недоуменно воззрилась на неё Кудряшка.
- Потому, - задумчиво ответила погрустневшая вдруг подруга, - что он из тех людей, которые могут однажды подойти к тебе на улице со словами:"В ваших волосах живет солнце, а глаза почему-то полны печали. Быть может в моих силах что-то изменить?", и ты не будешь считать его ненормальным с другой планеты, а просто расскажешь ему все...
- Не поняла.
- И не надо...
Катя вздохнула и отвернулась. Добиваться чего-либо от подруги, когда на нее находило такое настроение, было бесполезно. Вместо этого она подпёрла щеку ладонью и уставилась в окно.
- Как думаешь, может, с нами что-то не так? - нарушила она затянувшееся молчание через некоторое время.
- Что? - не сразу поняла ее Настя.
- Ну... видишь, вон там ходят люди. Куда-то спешат, куда-то идут. У них какие-то дела и заботы. Днем работа, вечером ужин в семейном кругу, потом посмотрят телевизор и спать. Они женятся, выходят замуж, растят детей... Все буднично, прилично и привычно. И никто не пропадает по ночам в каком-то заброшенном замке ради развратных оргий и старинных оккультных обрядов. Все живут нормальной жизнью. Может, с нами что-то не так?
- Ты спроси у этих людей, скольким из них опыстылела их "нормальная" семейная жизнь. Сколько из них с радостью променяли бы ее на возможность делать то, что они хотят и исполнение своих желаний. Сколько из них давно мечтают сбежать от всего этого, только вот - куда??? Их держит страх, безысходность, привычка и боязнь всего нового. Они боятся что-то менять. И никогда не решатся не только попытаться, но даже просто признать это. Спроси их - довольны ли они своей жизнью. Спроси - когда они в последний раз были счастливы. Спроси их - чего они хотели, о чем мечтали в детстве... и что получили? И что они хотят сейчас? Они обманывают сами себя, создают иллюзию тихой семейной жизни, и делают вид, что они довольны этим затхлым болотом. Но предложи любому из них всего лишь на одну ночь оказаться в нашем клубе, делать все, что захочется, и чтобы никто не узнал (ведь для них это важно!) - и сколько бы из них согласилось? Но им никто не предлагает, да они никогда и не решатся. У них давно уже нет смелости, они променяли ее на скучную работу, вялый семейный секс по расписанию, нудный распорядок дня, где каждый день уныл и похож на предыдущий. Случайный роман на стороне, с быстрым перепихоном в дешевой гостинице, дрожа от ужаса при мысли, что будет если узнает супуруга - вот предел их смелости, их самый отчаянный шаг в жизни и потолок, на который они способны. А ведь в детстве мечтали совершать подвиги и побеждать драконов...
- Но ведь есть же те, кто довольны своей жизнью. Тихая семейная гавань – почему нет? Может, им это нравится…
- Ага. Вот такими словами они себя обычно и уговаривают. Те, кто не пробовал. Кто никогда не принимал героин, у того нет к нему ломки.
- Неужели все такие? - тихо спросила Кудряшка, не глядя на подругу. - Все что-то скрывают и прячутся...
- У каждого есть свой тайный уголок, - пожала плечам Настя. - Каждый хранит свой скелет в шкафу. В этом плане все твои «нормальные» люди мало чем отличаются от нас.
- А как же мечты, стремления, счастье... любовь, наконец? Прошли и кончились?
- Знаешь, - вздохнула Настя. - Любовь не проходит. Её проёбывают.

@темы: Настёна-Искусительница, Белокурая Бестия

00:28 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Зовут его Миша Шустров, но у нас его все называют просто Шустрик. Очень уж того…соответствует! – усмехнулся Найджел. – Познакомились случайно, не без помощи Венеры из нашего клуба, кстати… Ну, вы её помните.
- О да! – рассмеялась Настя, а Катя снова зарделась, вспоминая свои приключения с той странной девушкой с шикарной грудью и короткой стрижкой.
- А тут как-то на днях… Точнее, ночью. Точнее уже за полночь, - продолжил свой рассказ Найджел всё в том же шутливом тоне. - Моя светлость, знаете ли, почивать изволит и десятый сон уже видит…
- Эротический? – подмигнула Настя
- Очень может быть. Хотя уже не помню. Ибо досматривая десятый сон, был я грубо и непочтительно разбужен неподобающе громким и неуместным в таких обстоятельствах телефонным звонком.
- Понимаю твое расстройство! – поддакнула Настя. - Когда сны эротические прерывают, и не знаешь потом, чем там все закончилось…
- Угомонись! – Катя пихнула подружку в бок. – Так что дальше-то было?
- Номер незнакомый. На дворе ночь. Радости моей, как вы понимаете – не было предела. Беру телефон и дружелюбно выдаю:
- Не будите – да не будимы будете! – то бишь тонко намекаю абоненту на всё то невысказанное, что думаю о нём в сей поздний час.
- Ээээ…ась? …А я вот тут… у меня, знаете ли…., – сбивчивый заплетающийся голос явно принадлежит юному отроку, попавшему в сложную ситуацию, подробности которой он с трудом пытается до меня донести. Выходит не очень.
- Ты кто, голос в ночи? – жажду я прояснить ситуацию для начала.
- А я вот тогда…помните? Вы говорили, что…
Короче, выясняется, что это тот самый Шустрик, которому я тогда помог по просьбе Венеры, когда что-то сломалось в его китайском пепелаце, а я потом сдуру еще и номер телефона ему свой оставил с напутствием – мол, ежели чего случится, то звони… У байкеров так принято, мать их ети…помогать друг другу! - Найджел скорчил страдательную гримасу. - Ну вот и… Ни одно доброе дело не остается безнаказанным! Сам напросился, конечно, но что ж теперь? Так просто не пошлёшь... Пришлось отвечать:
- Ок, понял – кто ты. Так что стряслось-то?
- У меня?
- Ну, не у меня же! У меня все хорошо. Было. Пока ты не позвонил.
- Ну, в общем, я тут аккумулятор посадил…
- Как умудрился-то?
- Да знаете, по такой смешной причине…
- По дурости?
- Ну…да. Пока стояли – девчонкам музыку включал. А он же не подзаряжается, пока мотоцикл стоит, и вот…
- Что – и вот? Не дали?
- Ну…понимаете, тут такое дело…
- Понимаю. Давай ближе к сути.
- Ась?
- Дальше что? От меня-то ты чего хотел? Сочувствия?
- В общем, я его завел с кик-стартера, кое-как доехал до того гаража (ну, вы помните, где в прошлый раз были), а дальше он сам отрубился полностью… даже приборная панель не горит, теперь ни на что не реагирует... и вот… Что это может быть?
- Он уснул до китайской пасхи. С китайцами такое бывает. Привыкай.
- Ась? Я это…А что с ним делать теперь? Можете помочь?
- Похоронить с почестями и салютом, заказать панихиду с поминками, коньяком и бабами, ну и помянуть крепким незлобивым словом! В последнем помогу, если настаиваешь.
- Ась?
- Оставь до утра, говорю. Там разберёмся. Утро вечера мудренее. Что за спешность такая? Это тебе там не дали, а путные люди, может, десятые эротические сны досматривают в обнимку с теплой и ласковой…подушкой
- Понимаете, мне с утра уже ехать надо срочно-обморочно-обязательно, и вот…
- Ясно. Тады пойдем простым логичным путём…
- Куды?
- Сказал бы я тебе – куды…. От простого к сложному пойдем!
- Ааа…
- Перво-наперво снимаешь аккумулятор и цепляешь его к зарядному устройству. Зарядник есть? Да не для телефона, а большая черная коробочка такая в углу стоит. Нашел? Как в в розетку ее тыкнуть – сообразишь?
- Ну, я ж не тупой…
- Ага, я так и подумал. Как зарядится – цепляешь аккум на место. Возможно, на этом твои злоключения и кончатся.
- А если нет?
- Если нет, то смотришь предохранители.
- Как?
- Внимательно, блин! Томным недоумевающим взором, как девушки смотрят под капот подаренной машинки, когда она не едет…
- Ээээ…
- Ну контакты соедини напрямую. Замкни без предохранителя, только не пальцами, отверткой какой-нибудь или проволочкой – и посмотри, работает ли…
- А если нет?
- А вот тогда тебя ждет еще более увлекательная ночь с непотребствами, половыми излишествами и прочими сексуальными извращениями. Натрахаешься до утра вдосталь....
- Ась?
- Берёшь тестер – и всю цепь от аккумулятора до конца прозваниваешь. Попутно приговаривая про себя «Да проклянет аллах тот час, когда я сел за баранку этого пылесоса! Да отсохнет его карбюратор! Ведь одному шайтану ведомо – куда девается его искра!»
- Ээээ…зачем?
- Затем, друг мой, что электроника,– это наука о контактах. Вот его и ищешь.
- Кого?
- Контакт
- Какой?
- Половой, блин! Или контакт с внеземным разумом! Или…
- Хорошо-хорошо, я понял!
- Я рад за тебя. А теперь – дай поспать?
Выключив телефон, я отправляюсь в гости к Морфею, который по мне уже явно соскучился и заждался. С утра прусь в гараж. Но Шустрика там уже нет. Видать и правда намудрил там чего-то. С контактами. Половыми, блин… - хохотнул Найджел. - Ну, главное что – помогло.
- И что теперь? Как так получилось, что ты его к себе взял? – недоуменно подняла бровь Настя.
- Да понимаешь…, - Найджел, казалось, и сам был смущён таким поворотом событий. – Мы с ним потом созвонились уже днём, всё обсудили, поболтали… Жаловался он на безденежье и вечные нехорошие приключения, которые с ним случаются, а я подумал – надо бы парня взять под свою опеку, присмотреть за ним, а то ведь опять натворит чего-нибудь или вляпается в какое-нибудь непотребство… В общем, взяли мы его в нашу мото-фирму, катается теперь все с нами, под присмотром, так сказать. И ничего, пока справляется, вроде…
- А Кристинка? Тоже того…справляется? – подмигнула Настя, загадочно улыбаясь.
- Ох, не дави на больное! – вздохнул Найджел. – Тут еще сложнее… читать дальше

@темы: Художник, Настёна-Искусительница, Кристинка, Белокурая Бестия

13:49 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


- Да ладно тебе, Кать! Тебе не приходило в голову, что он тебя просто разыграл? – Настя явно была не настроена всерьез относиться к рассказанному подругой.
- Но ведь была же такая девушка! На самом деле! И действительно пропала – ты сама говорила…
- Да может она просто уехала куда-то… Или мало еще что… Ничего «криминального» в её исчезновении ни милиция, ни родственники так и не нашли потом.
- А дневник?
- А дневник этот Найджел никому не показывал почему-то. Я, кстати, вовсе не уверена, что он вообще существует. Говорю же – это так, веселые страшилки, чтобы тебя попугать.
- Да зачем???
- Ну… может, ему хочется тебя немного заинтриговать? Может, ты ему нравишься? Не приходило в голову? – Настя ехидно подмигнуло подруге.
- Вряд ли, - с ноткой сожаления вздохнула та. – Мы хоть и общаемся часто, но исключительно по-дружески.
- Так может он как раз и хочет это исправить? – рассмеялась Настасья.
- Хотел бы – давно бы уж бы… Но что-то незаметно за ним такого, – снова вздохнула Катя.
- Так и придется все самой делать…, - ехидно поддакнула ей Настя, как бы подсказывая ей продолжение ее слов.
- Да иди ты! Чего опять начинаешь…
- Ну ладно-ладно… Чего ты злишься? Я ведь помочь хотела…подсказать, если что…а ты…
- А мне пот почему-то кажется, что ты постоянно не помогаешь, а издеваешься и ехидничаешь!
- Нуу…есть немного, как же без этого-то? – рассмеялась Настя.
- Да ну тебя…, - Катя снова фыркнула и обиженно надула губки. Но длилось это недолго. – Если и правда хочешь помочь, то расскажи лучше… как…
- Что? – Настя недоуменно смотрела на подругу. Та, казалось, выглядела смущенной и говорила нехотя.
- Как заработать «желание» в вашем клубе?
- Ага! Тоже захотелось? – торжествующе улыбнулась Настасья.
- Ну… да! Не все ж тебе одной…, - Катя снова залилась румянцем.
- Кажется, я даже знаю, как ты его будешь использовать! – хитро подмигнула ей подруга.
- Ты будешь помогать или нет??? – снова вспыхнула Кудряшка.
- Буду-буду, не кипятись. Делов-то… Слушай! Способов заполучить «желание», которое потом должен выполнить любой член клуба (и ты можешь сделать с ним все, что только пожелаешь, и остальные члены клуба должны тебе в этом только помочь) есть несколько. Самый простой – ты уже знаешь: привести нового участника. Но за него надо поручиться. И если он пройдет все испытания и станет полноправным членом клуба, то ты получаешь желание. А вот если нет…
- Да-да, я помню, ты рассказывала. Но у меня все равно нет таких знакомых, которых я могла бы… Так что давай другие способы. Еще есть?
- Есть. Например, «желание» можно выиграть. На конкурсной вечеринке. Если победишь…
- Ааа…припоминаю. Ты говорила. А что там за конкурсы? Опять та самая «rainbow party», что ли?

«rainbow party» - (англ. «радужная вечеринка», слэнг.) – разновидность группового орального секса, практикуемая у подростков на молодежных вечеринках. Суть ее заключается в том, что одному или нескольким молодым людям последовательно делают минет девушки с губной помадой разных цветов, оставляя таким образом «радугу» цветных следов на члене. Кроме собственно секса в «радужной вечеринке» присутствует элемент соревновательности – какая из девушек оставит следы помады ближе всего к основанию члена, и какой парень соберет наиболее полную «радугу».

- Не обязательно. Хотя и такое тоже бывает частенько. Но вообще конкурсы там разные, периодически меняются… мне вот в прошлый раз понравилось «красное и черное», например…
- Стендаль?
- Нууу… почти! – рассмеялась Настя. – Только чуть попроще.
- Да рассказывай уже!
- Как обычно – все собираются в особняке, после вступительной «культурно-развлекательной программы» для разогрева вносят большой стол на котором две стопки карточек – красные и черные. Любой желающий может подойти к распорядителю мероприятия и выбрать две карточки – по одной из каждой стопки (сначала черную, потом красную). На обратной стороне у них написаны задания. В черных карточках – то, что нужно выполнить тебе (для других), а в красных – то, что можешь сделать ты (с другими). То есть, черная карта – это как бы «наказание» (или «задание», которое нужно выполнить), а красная – «поощрение» (или «желание», которым ты можешь воспользоваться).
- Хм… например?
- Ну, мне в тот раз досталось быть «куклой для орального секса» в черной карте…
- Это как?
- Голую по пояс девушку подводят к столбу, усаживают на колени возле него, связывают руки за спиной. Так она должна просидеть до конца отведенного времени (обычно около часа), в течение которого любой желающий может, так сказать, воспользоваться ею для орального секса.
- То бишь любой мужик подойдет и… оттрахает тебя в рот? И ты не можешь отказаться?
- Нет. Ты должна сделать ему минет. Да еще и постараться, чтобы ему понравилось, потому что потом… Хотя ладно, об этом позже.
- Ну, знаешь… Хотя, погоди – а если мужчине такая карточка выпадет?
- То же самое – прикуют к столбу, посадят на колени и до конца времени он будет должен… любой пожелавшей девушке… ну, ты поняла! – усмехнулась Настя.
- Да уж… ну и порядки там у вас!
- А что ты хотела? Наказаний без удовольствий не бывает. И наоборот. Но ты не забывай, что все участники прошли предварительный отбор и голосование… помнишь, что я говорила по поводу того, что каждый из них – твой потенциальный секс-партнер и об этом надо помнить, когда голосуешь за принятие новых членов в наш тайный орден?
- Помню, помню… Дальше-то что?
- В красной карточке мне досталось «тайное желание или слепая кукла». Это когда я выбираю любого из присутствующих (только он об этом не знает), говорю распорядителю, и его (этого моего избранника) приводят с завязанными глазами в темную комнату. Где я в течение все того же отведенного времени могу делать с ним все, что пожелаю! – Настя довольно усмехнулась.
- Это мне уже больше нравится! – поддержала ее подруга. – А потом? Ну, когда время заканчивается?
- Потом я ухожу, а он так и остается с повязкой на глазах до тех пор, пока его не заберут распорядители.
- То есть он так и не узнает, кто это был???
- Да. Если только я не захочу сама признаться…
- Блин, это ж человек себе потом всю голову сломает! Будет думать, предполагать, догадки строить… Особенно если ему понравилось!
- В этом весь и смысл! – рассмеялась Настасья.
- Интриганы вы! – покачала головой Катя. – А в конце что?
- В финале вечеринки происходит голосование, где выбирают, так сказать, «короля и королеву бала». Фактически – лучшего любовника и лучшую любовницу. Ту и того, с кем больше всех понравилось… кто лучше всех старался  Вот они и получают то самое «желание», которое могут теперь реализовать по своему усмотрению.
- Блин! Я уже хочу…
- Побывать на такой вечеринке?
- Желание получить!
- Ах ты хапуга! А заработать?
- Ну, побывать на такой вечеринке тоже не прочь, в общем-то… хотя как-то боязно все равно…
- Не того ты боишься! – усмехнулась Настя с каким-то загадочным видом.
- Слушай, если ты тоже собралась меня пугать, как Найджел, всякими сказочками, то лучше не надо. У меня с детства к подобным розыгрышам стойкий негатив. Было из-за чего, знаешь ли…
- Что так?
- Лучше не спрашивай! – Катя поёжилась. – Не хочу об этом вспоминать…
- Ну, а все-таки?
- Нет, и не проси…
- Да хватит запираться уже! Я тебе все рассказываю, а ты…
Кудряшка поняла, что не отвертится. Когда ей было нужно, Настасья умела быть очень настырной.
- Ну, слушай… Но только между нами, ладно? Я тогда была еще маленькой и мало что помню, плюс расплывчатость воспоминаний из-за детского воображения - не всегда можно разобраться, что же было на самом деле, а что я просто сама себе придумала... Но отдельные моменты прямо-таки врезались в мою память, и никуда от этого не деться. И хотела бы забыть, а не могу.
Мы тогда жили большой семьей в загородном доме. Мама, папа, я и мой старший брат, бабушка с дедушкой, и еще какая-то бабушкина двоюродная тетка. Не знаю точно, кем она была в плане родства, меня тогда эти вопросы не сильно интересовали, я просто считала ее старой злобной теткой. Дело в том, что в молодости она сильно пила (и кажется даже пропила свою квартиру), а под старость малость тронулась умом, вот её и взяли к нам. Не на улицу же выгонять, чтобы под забором умирала.
Помню, что на двери её комнаты был большой засов (и не какой-то там шпингалет, а настоящий тяжелый засов), который позволял эту комнату запирать снаружи. Когда я спрашивала - зачем это, то мама всегда отвечала (пряча неловкость), что от сквозняка, мол, а то дверь частенько открывается-закрывается и хлопает... Но потом мне брат сказал, что на самом деле там просто запирают ту старую тётку, чтобы обезопасить нас, маленьких детей, от её возможных выходок, а то порой с ней случается нечто такое... ум за разум заходит... и она сама не понимает, что творит.
Тогда мне это показалось правильным (хотя и немного пугающим) - слишком уж я не любила и боялась эту старую тетку. С ней действительно что-то было не так. Хотя теперь я понимаю, что когда человек большую часть времени проводит взаперти в полном одиночестве (лишь несколько раз в день кто-нибудь заходил, чтобы принести ей еду и прибраться) то, конечно же, это не могло не сказаться на её состоянии. И со временем дела её становились все хуже и хуже.
Порой она путала людей (причем обязательно называла нас именами каких-то умерших родственников, из-за чего родители сильно злились, а мы не могли взять в толк - чего это они), не понимала, где она находится, по ночам во время приступов никому не давала спать, всё время что-то бормоча у себя в каморке. Иногда заговаривалась, рассказывала какие-то фантастические вещи, а порой пыталась выломать дверь или ставни, но, разумеется, 60-летней больной женщине это было не под силу.
В общем, когда она умерла, похоже, все только вздохнули с облегчением. А брат мне рассказывал, что нашли её не сразу: когда мама зашла в комнату с подносом с едой, тётки там не оказалось. По полу были разбросаны какие-то клочки бумаги, осколки разбитой лампочки и объедки. Саму её обнаружили в шкафу, она сидела, вжавшись в заднюю стенку и подобрав под себя ноги, будто прячась от чего-то. Я тогда не поверила - мой брат постоянно рассказывал мне всякие страшилки. Он вообще любил меня пугать, и тема той «страшной бабки» была первой в его «ужастиках на ночь». Он постоянно устраивал какие-то дурацкие розыгрыши - то наряжал большую куклу на манер привидения и ставил в тёмной комнате, чтобы я увидела; то заглядывал в окна, а потом начинал изображать зловещие стоны и завывания снаружи; то устраивал разные шаги, шорохи и скрипы за дверью... Короче, старался, как мог. Это сейчас я уже понимаю, что, возможно, не всё из того было его глупым розыгрышем, что-то и взаправду...
Катя вновь зябко поёжилась и передернула плечами.
- А возможно ему просто самому было страшно, и он старался напугать побольше меня, чтобы самому не бояться. Перекладывал свой страх на другого… В общем, вот с тех пор я и не люблю всякие дурацкие розыгрыши и страшилки.
Кудряшка грустно вздохнула и надолго замолчала.
- Дальше-то что было? – не выдержала Настя.
- В общем, в ту комнату я боялась заходить одна. Сама не знаю, почему. Какое-то гнетущее впечатление она на меня производила. И хотя там поставили мой шкаф с одеждой, но я старалась там лишний раз не появляться. И обязательно днем.
А еще там постоянно перегорали лампочки. Причём в самый неподходящий момент: зайдешь, бывало, вечером за чем-нибудь, а тут – ррраз! – свет гаснет с тихим хлопком, и вокруг кромешная тьма… Придет папа, вкрутит новую, но держалась она от силы пару дней, не больше. А потом снова – рраз! Помню даже электрика вызывали, но он заверил, что проводка в полном порядке, возможно, дело в скачках напряжения или еще чём-то там таком… я уж не помню… да и не сильно я тогда во всём этом разбиралась.
Еще мне постоянно мерещились какие-то тени… краем глаза я успевала их ухватить, если резко оборачивалась… Но это уже, наверное, просто разыгравшееся воображение впечатлительного ребёнка. После всех тех шуточек моего брата – не удивительно. Как и постоянное ощущение тяжёлого взгляда в спину и чьего-то присутствия, когда я заходила туда…
- По-моему, сейчас уже ты на меня жути нагоняешь старательно, а не твой брат! – попыталась рассмеяться Настя. Но вышло как-то не очень…
- Однажды я возвращалась из школы и уже подходила к дому, когда, взглянув на окна, заметила, что кто-то внутри шевелит шторами как раз в той комнате - то раздвигая, то сдвигая их обратно. Непонятно, зачем было это делать, да и в доме никого не должно было быть – брат с родителями уехали в магазин. Я поначалу подумала, что в дом могли забраться воры, и что надо звонить в милицию, но плохо представляла себе, как это делается… И вот пока я так стояла и соображала, что к чему, штора на мгновение отдернулась и в окне промелькнула фигура. Я застыла в немом ужасе, потому что мне показалось, что на меня смотрит белое старческое лицо с редкими седыми волосами…
Я отпрянула назад, от страха зажмурившись, меня прошиб ледяной пот, несколько минут я озиралась по сторонам, чтобы найти рядом хоть кого-нибудь живого, или пытаясь сообразить, что же делать дальше, но двор был пуст. Когда я смогла заставить себя поднять глаза и снова посмотреть на окна, то не увидела уже ничего странного: шторы были плотно задёрнуты и не шевелились. Я присела на лавочку перед домом (ноги уже не держали) и стала соображать – не показалось ли мне все это? Так, ломая голову и вспоминая, не в силах заставить себя войти внутрь, я сидела и ждала, когда придут мои родители и брат. Но они что-то долго не ехали, а на улице становилось уже холодно и темно – ведь была зима.
Наконец, набравшись храбрости, я тихонько открыла дверь и заглянула внутрь. В прихожей стояла обувь моего брата, а на кухне слышались какие-то звуки - кто-то гремел хлебницей, наливал чай, размешивал его, звеня ложечкой о края кружки… В общем, я сразу поняла – меня опять разыграли. Видимо, брат пришел домой пораньше, сбежав от родителей, и решил устроить мне очередную свою дурацкую шутку со страшилками. С него станется! А теперь, небось, устал ждать и пошёл на кухню.
Я была очень зла – и на него, что так дурит меня, и на себя, что опять попалась. Да еще как дура простояла полчаса на морозе. Вне себя от негодования я распахнула дверь и влетела внутрь. «Очень смешно!» — бросила на ходу, не оглядываясь, и, скинув обувь и верхнюю одежду, рванула к себе в комнату. Хотела переодеться, скинуть с себя пропотевшую кофту, а то от всех этих переживаний…
Катя снова поежилась и надолго замолчала.
- Дальше-то что? – вновь не выдержала Настя.
- Когда я открыла шкаф, чтобы положить туда вещи…, - голос Кати дрожал и прерывался. – то там…там…внутри…
- Что???
- Я не сразу поняла, а когда разобралась, то лишь отступила назад в немом ужасе, не в силах даже закричать. Потому что в углу шкафа был мой брат. Он сидел неподвижно там, где обычно висело мое пальто, поджав под себя ноги и запрокинув голову, втиснувшись между одеждой, словно прятался от кого-то. Он был мёртв. А из зала раздавался звон чайной ложечки о края чашки…
Я не помню, как заорала и пулей вылетела из дома. Не помню, что сказали мне родители, когда приехали и нашли брата. Кажется, как-то объяснили это. И, разумеется, никто не стал слушать моего детского лепета, все подумали, что я просто что-то выдумываю..
Но мы немедленно переехали, а дом тот сгорел через пару недель. Говорили, что его подожгли…
И с тех пор я ненавижу всякие подобные розыгрыши и страшилки.

@темы: мистика, Настёна-Искусительница, Белокурая Бестия

17:36 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Какой еще Гийом с тамплиерами?
- Насть, иногда мне кажется, что ты тупишь нарочно - просто чтобы меня позлить...
- ... или позаигрывать? ;-)
- Ну ты же не можешь не знать таких простых вещей... У тебя, в конце концов, есть высшее образование???
- У меня сиськи третьего размера! Зачем оно мне???
Найджел лишь покачал головой, словно говоря: «Ну как вот с ней общаться???», а Катя залилась смехом. Ей нравилась эта манера Насти – постоянно «дергать мальчишек за косички», и самой хотелось научиться также весело и непринужденно дразниться, заигрывать и дурачиться. Но получалось пока не очень.
Ее подруга сдержала свое обещание и познакомила их с Найджелом, как бы случайно пригласив их к обоих к себе домой в одно и то же время. И вот уже битый час они сидели у Насти на кухне, смеясь и подкалывая друг друга. Правда, говорили больше Настя с Найджелом – на правах старых знакомых. Кудряшка же больше слушала, давно потонув в дебрях их спора про ацтекских богинь, древние легенды и прочие экскурсы в историю.
- Ой, у меня же зефирки есть! – спохватилась Настя. – Хотите к чаю?
Катя кивнула, и ее подруга моментально упорхнула куда-то в другую комнату. Сдув со лба непослушный локон-пружинку, она украдкой покосилась в сторону Найджела. Впервые они остались с ним наедине, а этот персонаж после всех Настиных историй явно заинтриговал Катерину, будоража воображение и вызывая нездоровое любопытство. Тем более, в чем состоял «хитрый план» Насти – та так и не созналась до сих пор.
Кудряшка совсем уж было собралась завести светскую беседу и расспросить нового знакомого о себе, но в этот момент он как-то нервно сглотнул, глядя куда-то за ее спину, а брови его ошарашено поползли вверх…
Катя обернулась и на мгновение тоже застыла в изумлении. Из дальней комнаты вдруг появилась Настя, вот только… ТАКОЙ свою подругу они явно не ожидали увидеть!
Если пару минут назад та была в какой-то растянутой футболке и потрепанных джинсах явно домашнего вида, то теперь их взору предстала Настасья-искусительнительница, эдакая соблазнительная кошечка в чем-то таком полупрозрачном и обтягивающем, Катерина даже не сразу сообразила – что это, ночная сорочка, корсет, или какой-то специальный эротический наряд? Грациозно вышагивая и томно покачивая бедрами, она подошла к столу, за которым сидели офигевшие Кудряшка с Найджелом, изящно прогнувшись поставила на него поднос с зефирками, как бы показывая – угощайтесь, мол, и, развернувшись, все также грациозно удалилась. Потрясенный Найджел переводил взгляд то на закрывшуюся дверь в комнату, за которой скрылась Настя, то на Катю, которая, чтобы скрыть смущение, молча взяла зефирку и принялась хрумкать, всем своим видом показывая, что ее лучше ни оч ем не спрашивать.
Через минуту снова появилась Настя всё в том же домашнем наряде – потрепанных джинсах и футболке. Усевшись на свое место, она как ни в чем не бывало принялась было щебетать на прерванную тему, а на вопросы изумленного Найджела лишь делала непонимающие глаза и недоуменно вопрошала – мол, ты о чем вообще? Не было ничего такого! Тебе показалось… Знаешь, наше воображение порой творит с нами странные вещи. Должно быть, это все проделки нашего подсознания, которое играет в странные игры, выдавая желаемое за действительное. Кать, скажи?
- Да-да, - послушно закивала головой Кудряшка, дожевывая зефирку и старательно напуская на себя невозмутимый вид. – Так все и было. То есть не было ничего. Тебе показалось. Бывает… Разыгравшееся воображение и все такое…
- Аааа… я понял! – рассмеялся в ответ Найджел. – Не зря, значит, я рассказывал тебе, как устраиваются крышесносы! И ты решила применять полученные знания на практике, потренировавшись на мне же! Ну-ну… А главное – всё ведь сделала, как я тогда и рассказывал: сначала разговор на отвлеченные темы, как будто ничего и не планируется; потом неожиданный приятный сюрприз, что-нибудь такое красивое, дразнящее и провоцирующее, от чего сносит крышу и человек замирает в немом восхищении; а потом снова смена декораций, как будто ничего и не было! А ты молодец…быстро учишься… 
- Вообще-то я для Катьки старалась! – улыбнулась в ответ Настя. Хотела продемонстрировать ей на практике, что такое крышесносы. А то она очень заинтересовалась этой темой… Ну и тебя подразнить немножко, конечно! Чтоб ты не думал, что один умеешь такое устраивать!
Настя показала язык и тоже взяла зефирку. Найджел махнул на нее рукой и перевел взгляд на Катю.
- Чувствую, вы теперь обе будете дразнить и мучить всех знакомых парней, пока не… Эх, зря я вам это рассказал.
- Не боись, им понравится! – подмигнула Настя. – Правда, Катюха? Да и в любом случае уже поздно сожалеть. Расскажи лучше про Кристиночку – что там нового?
- А кто это? – настороженно переспросила Кудряшка, с удивлением сообразив, что это известие как-то неприятно кольнуло ее. Что же это получается – у Найджелаа есть девушка?
- Да, рассказывай тогда уж все с самого начала, чтобы и Катька знала. Я заодно еще раз послушаю, может, что-то упустила. Да ладно тебе, какие между нами могут быть секреты? – поддела его Настя, видя, что Найджел вроде как собирается отпираться.
- Ну…ладно, - сдался тот.- Тогда усаживайтесь поудобней, история будет длинной…
- Внимаем с нетерпением! – улыбнулась Настя, стянув в тарелки еще одну зефирку. Катя последовала ее примеры.
- Ну, слушайте… Поскольку я – человек активный, как вам известно, дома не сижу, а постоянно участвую во всяких там мероприятиях, организовываю то одно, то другое, то вечеринки какие-нибудь, то массовые мото-покатушки, то флэш-мобы, то частенько круг моих знакомых расширяется за счет разных там интересных людей…
- Преимущественно женского полу! – подмигнула Настя. Найджел не стал возражать.
- А поскольку я – человек общительный (а некоторые еще и утверждают, что даже обаятельный), то обычно очень быстро с этими знакомыми налаживается близкое общение, тесные контакты, ну и вообще…. Короче, чего я вам рассказываю? И так все понятно…., - рассмеялся он.
- И???
- И все бы хорошо, но временами случаются всякие казусы и заморочки. Вот об одной такой и пойдет речь…
Настя что-то пробормотала с набитым ртом, но Катя не расслышала – что именно, и решила не переспрашивать.
- Так вот, после очередного такого мероприятия как-то так нежданно-негаданно в числе моих новых знакомых появилось очаровательное существо с ангельским личиком, шикарными рыжыми кудряшками, милыми конопушками и пушистыми ресничками. Девчушка очень миленькая и обаятельная, и все бы ничего, да вот беда – лет ей еще мало. Ну ребенок ребенком!
- Ей, вроде, шестнадцать? Или уже семнадцать?

- Вроде того. Но выглядит совсем девочкой. Ну Лолита-Лолитой! В связи с чем я безо всякой задней мысли с ней общался, весело и непринужденно, шутил и прикалывался, и… сам того не желая, видимо, произвел впечатление. Дошутился, блин!
Теперь эта Мисс Рыжие Кудряшки ходит на все организовываемые мной мероприятия, активно участвует во всех конкурсах и иных приключениях, постоянно набивается ко мне в помощницы когда мы что-то такое собираемся провести, а после недавней вечеринки на крыше (где меня угораздило втянуть ее в пару конкурсов эротического содержания) так и вообще – звонит, пишет смски и сообщения в контакте, активно напрашивается, чтобы я ее покатал на мотоцикле или просто позвал куда-нибудь погулять.
- Дружище, ты попал!
- И я бы вот даже не против, девочка действительно очень миленькая, но… блин, мне-то не 16 лет, и я-то прекрасно знаю, чем такие невинные покатушки и «просто прогулки» заканчиваются! Это ведь прямая дорога к…
- Знаем-знаем! – рассмеялась Настя. – Я сама такая была в юном возрасте. Только появись кто интересный на горизонте – там я уж себе такого нафантазирую!
- Ну и вот… К девочке отношусь тепло и вежливо, как к ребенку, стараюсь ее лишний раз не тревожить (но она сама с лихвой компенсирует это!), веду себя с ней аккуратно, вечно боюсь обидеть неосторожным словом – а то у нее же, как у истинного ребенка, чуть что – и глаза на мокром месте. Словом, вежливо отмораживаюсь и тактично избегаю. На что она обиженно шмыгает носом, недоуменно хлопая своими детскими глазенками. Пытается как-то неумело флиртовать, а меня ее эти по-детски наивные попытки неизменно умиляют и забавляют. Мне смеяться хочется, а она…
Кудряшка прыснула, а Найджел, изобразив нечто похожее на детски-невинный вид, проделамировал:
«- Но я очень хочу… Ты ведь меня покатаешь, правда?
- Ой, даже не знаю, Кристинк… Годиков тебе еще мало, таких у нас по правилам нельзя на мотоцикл сажать. Может, подождем, пока ты немного подрастешь? ;-)
- Какие у вас нехорошие правида… Но хорошо. Я буду работать над этим! Буду кушать «Растишку» каждый день целую неделю :-) А потом ты меня покатаешь?
- Кхм… ну, если изменения будут заметны уже через неделю…
- Конечно, будет заметны! Для замечательных людей :-) Которые все замечают…
- Ох, Кристинк… я, конечно, все замечаю, но порой хочется не замечать
- Что хочется – это уже хорошо! А дальше – как получится…»
Настя рассмеялась. Найджел же тяжело вздохнул и притворно закатил глаза.
- Ну вот что с ней делать??? И послать – как-то язык не поворачивается, боюсь обидеть ребенка… Да и не хочется, если честно, очень уж миленький рыжий чертенок.. И продолжать такое – чревато последствиями… Посоветуйте что-нибудь, а?
- Ну я даже не знаю…, протянула внезапно погрустневшая Катя. – Может тебе…
- Погоди! – перебила ее Настя. – Ты ведь про недавнее еще, вроде, хотел рассказать?
- Ах, это…, - Найджел состроил страдальческую рожицу. – В общем, эта Мисс Рыжие Кудряшки побывала у меня дома. Точнее, провела там весь вечер.
- И?
- И ночь.
- И???
- И утро.
- Ииии???
- И ничего не было. Наверное, только я так могу…, - вздохнул Найджел.
- Как так, блин??? – возмущенная Настя едва не подавилась зефиркой.
- Я тоже не понимаю, - поддержала подругу Катя. – Для начала – как там она вообще оказалась?
- Ну, это-то как раз просто. У нас тут дождь был в выходные вечером. И так получилось, что это чудо оказалось в другом городе (в нашем) одна, без связи и без денег. Не знала, куда податься, промокла насквозь и замерзла вся. Хорошо хоть я неподалеку был...
- Иии???
Ну, подобрал, обогрел... отвел к себе, напоил горячим чаем, закутал в плед, усадил на диван... , - Найджел усмехнулся,, вспоминая те моменты, словно бы ему самому было неловко. - Она еще давай свои ладошки об меня греть… и отказаться как-то нехорошо, продрог же человек...
- Ага-ага! – подмигнула Настасья. – Дальше-то что?
- Но тут у меня телефон зазвонил, и я ушел в другую комнату - поговорить. Болтал там минут 15-20. А когда вернулся - этот рыжий котенок уже свернулся клубочком и уснул на диване. Разморило в тепле-то...
- Хм…и?
- Ну, накрыл пледом и ушел в другую комнату. Не будить же… Утром кофием напоил и домой отправил. Она еще так смущалась и краснела по утру... и зевала так смешно. А я…
- Ты дурак, Найджел! – припечатала его Настя
- Чегой-то?
- Ну вот КАК??? Как, скажи мне, можно было не воспользоваться ситуацией? И не согреть замерзшего ребенка… теплом своего тела...пару разиков!  Или ты думаешь, что она случайно в другой город поперласьь и у тебя оказалась?
- Погоди…а ты думаешь, что…?
- Я думаю, что ты высокоморальный идиот. Не знаю, как она, а бы на тебя смертельно обиделась за такое на ее месте! Только представь - я тут приезжаю в другой город, на такие жертвы иду ради него, а он…вот же ж гад!
- Проблема в том, что я им окажусь при любом раскладе. Оттрахал - гад! Не оттрахал - гад! Переспал и бросил - гад! Переспал и не бросил - аналогично... Короче, куда ни кинь, всюду клин.
- Так может тогда оттрахать и не парится? Раз уж все равно...
- Погодите-погодите…я что-то запуталась! – подала голос Кудряшка. – Почему «в любом случае гад»?
- Ну как…, - грустно вздохнул Найджел. – С ней ведь не получится веселых развратных приключений, как у нас в клубе. То, что мы называем короткой красивой сказкой, для нее будет носить название «переспал и бросил». А значит – гад!
- А если «переспал и не бросил»?
- Тогда еще хуже… Это уже подразумевает частые встречи, нечто похожее на полноценные отношения… А ты ведь сама понимаешь – мы слишком разные. Даже по возрасту. У нас разные интересы, разные стремления, разные цели в жизни. Мы очень быстро расстанемся, только это будет еще больнее, потому что теперь это будет уже расставание не после короткого приключения, а после того, что некоторые называют «детской влюбленностью», а некоторые «большой и сильной любовью всей жизни»! – Найджел опять усмехнулся, как представляя себе лицо юной рыжей девочки во время произнесения таких слов.
- По-моему, ты зря заморачиваешься. И как-то все усложняешь… Что тут такого, если просто…
- Что такого? А вот представь – про наш тайный орден Тласолтеотль ей рассказывать? Или нет? Если нет, то – это называется врать любимой и скрывать страшную правду от искренне влюбленной в тебе доверчивой девочки! – Найджел снова усмехнулся. – Какие уж тут могут быть честность и доверие в отношениях… А если рассказать, то - ну ты представляешь, что будет с этим ребенком от таких известий???
- Мда…, - невесело протянула Катя. – Пожалуй, и правда как-то… Может, действительно подождать, пока подрастет?
- А потом привести ее к нам! – хохотнула Настасья.
- Даже не думай! – с неожиданной резкостью вдруг скрипнул зубами Найджел. – Хватит того, что там для вас готовят…
Девчонки переглянулись. Катя вопрошающе смотрела на Настю, но там, видимо, сама ничего не знала.
- А что…готовят? – осторожно переспросила она.
- Ну знаешь, - усмехнулся Найджел. – Не ты одна, Насть, выиграла желание на прошлой встрече.
- А кто еще? – пока не понимая, чего все так напряглись, уточнила Кудряшка.
- Агнесса, - мрачно буркнул Найджел. И Кате очень не понравился тот красноречивый взгляд, которым они обменялись с Настей.

читать дальше

@темы: Настёна-Искусительница, Мастер, Кристинка, Венера, Белокурая Бестия, Тласолтеотль, Художник

15:13 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Ну не всем же замуж идти... Может, некоторые всё-таки созданы для счастья? – с апломбом заявила Настя, и Катерина невольно рассмеялась в ответ.
- Ты вот уже на двух наших вечеринках побывала, испытание прошла и лайт-версию посетила, а до сих пор мне такие глупые вопросы задаешь – хочу ли я замуж, семью, детей и проч. – продолжала ее подруга назидательным тоном. – Сама-то как думаешь?
- Ну, у многих же там у вас есть семьи, дети и внешне благопристойная жизнь. Сама же рассказывала… И вообще, ты – моя наставница, так что должна отвечать на мои вопросы, помогать и разъяснять все, а не ржать и прикалываться! - -притворно-обиженно надула губки Катя. – Так в правила вашего тайного ордена говорится…
- Так а я что… я ж разве против, - вздохнула Настасья.- Спрашивай!
- Вот после того «испытания», как ты говоришь… когда я…, - Катя слегка смутилась. – На глазах у всех… с девушкой и парнем…
- После твоего показательного выступления? – усмехнулась подруга.
- Ну да… и хватит уже прикалываться надо мной! – снова залилась краской Кудряшка. – После этого за меня что, голосовали, что ли?
- Конечно. А ты как думала? Я же говорила – фактически ты становишься потенциальным сексуальным партнером для любого из членов нашего тайного общества после приема в него. Так что каждый имеет право голоса, решая – хочет ли он видит тебя в этом качестве или нет. Для того и нужно это испытание и это голосование. И ты, кстати, теперь также будешь иметь право голоса при приеме новых членов. Ты же прошла…
- Погоди-погоди…а что значит – потенциально для каждого…???
- Ну вот смотри… Я уже говорила, что за некоторые заслуги кому-то из участников полагается особая привилегия в виде ЖЕЛАНИЯ, и все остальные должны способствовать его исполнению. Я, например, такое желание получила за то, что привела тебя. Правда, еще не решила, как его использовать! – мечтательно усмехнулась Настастья…
- Не облизывайся… Ну так и что?
- Теперь я могу подойти к любому из участников нашего тайного ордена, сказать кодовую фразу и показать специальный амулет (это что-то вроде «жетона на желание», их выдают тем, кто заслужил такое право), после чего он должен будет сделать все, что я скажу. Сам исполнить мое желание или поспособствовать его свершению с кем-то другим – это уж как мне заблагорассудится…
- Блин, круто! Тоже так хочу… А прям что угодно можно загадывать? Прям все-все пожелать? И он обязан выполнить?
- Желание не должно подвергать риску жизнь и здоровье людей, не должно быть связано с материальной выгодой и должно касаться только членов клуба. А так – да, любое. Могу, например, пожелать, чтобы ты отдалась мне прямо тут, здесь и сейчас, не сходя с этого места! – рассмеялась Настя. – Или попросить чтобы ты поучаствовала в оргии вместе со мной, подержала за руки кого-нибудь другого, пока я буду его….
- Насиловать??? – прыснула Катя.
-… устраивать сладкую пытку!
- А тогда зачем же его держать?
- Чтобы не сопротивлялся…от переизбытка счастья! – подмигнула та.
- И любой член вашего тайного ордена должен принять участие в этих твоих забавах и не имеет права отказаться?
- Да. Только не «вашего», а нашего. И ты, как его участница, тоже. Теперь понимаешь, почему я говорю, что принимая тебя в наши ряды, ты становишься потенциальным сексуальным партнером для каждого из нас, и голосуя за тебя, каждый фактически решает – хотел бы он тебя видеть в этой роли или нет? Ну, это только один пример… Вообще подобных возможностей еще много…
- Да-да, вот теперь, кстати, давай про них подробнее. Что мне еще предстоит? Уже начинать бояться? – усмехнулась Кудряшка.
- Время от времени ты будешь получать приглашения на наши вечеринки. Они бывают разные… ну, это я уже рассказывала. Ходить или нет – это тебе решать. На вечеринке знакомств ты уже была… где, кстати, неплохо оторвалась в кресле с Венерой, - прыснула Настя.
- Ну хватить меня подначивать! – опять залилась краской Катя, вспоминая свои попытки «соблазнить прикосновением» и «забрать какой-нибудь предмет одежды» у сидящей в кресле девушки с завязанными глазами. – Я и так стесняюсь…
- Да, это было заметно… тогда. Да и сейчас…, - снова рассмеялась Настя. – Но не волнуйся, это даже хорошо. У нас и так там развелось прожженных циников… которых уже ничем не удивишь. А когда появляется кто-то новенький и свеженький… юный и неопытный… это так умиляет!
- Ага… забавляетесь со мной, как с новой игрушкой…, - обиженно фыркнула Кудряшка.
- С любимой игрушкой, не забывай! – обняла ее подруга. – Просто игрушкой я тоже быть не согласна. И потом – ты разве чем-то не довольна? Вроде бы, тебе все нравилось…
- Да нет, довольна, конечно … Но как-то все это… А ее, значит, зовут Венера? Ну, ту девушку, с которой я…, - поспешила сменить тему Катя.

- Как ее на самом деле зовут – никто не знает. У нас не принято называть настоящих имен. А Венера – это прозвище для внутреннего употребления в клубе. У всех такие есть. Тебя, кстати, отныне будут звать Кудряшкой. Так Мастер решил…
- Мастер? Погоди, это вот тот самый старик, который постоянно сидит на троне в глубине зала и сам ни в чем не участвует, только смотрит и распоряжается?
- На самом деле не такой уж он и старик. Ему лет 50. А седой он – из-за пережитого, из-за каких-то там трагических событий в прошлом… много чего у него было… Впрочем, так почти у каждого из нас. Много чего пришлось повидать. От хорошей жизни обычно к нам не приходят. И в подробности подобных тем обычно предпочитают не вдаваться.
- Так он там самый главный? Тогда почему сам никого не…это самое…? Или он…того…уже сам не в состоянии и только смотрит?
- Нет, по этой части у него все нормально…вроде бы… Но этот тайный орден он явно создал не для того, чтобы натрахаться вдоволь. А вот для чего – я, если честно, не могу сказать точно… У нас об этом не принято говорить. Так только – слухи, предположения…
- Погоди, так это он его придумал?
- Ага. И он же его финансирует. Он вообще какой-то очень богатый и влиятельный человек – в «нормальном» мире. А здесь – просто один из нас.
- А что значит – финансирует? Он за все платит?
- Ну, а ты как думала? Откуда этот особняк, машины, изысканные приглашения, вся тайная организация, проведение все этих вечеринок… Или, думаешь, мы скидываемся всей компашкой и членские взносы берем? – снова усмехнулась Настя.
- Я как-то не задумывалась… Слушай, а зачем это ему?
- Я же говорила – у нас не принято… Какая разница, кто и зачем пришел в наш тайный орден? Цели могут быть у каждого свои… Главное, что он не во что не вмешивается (почти) и позволяет нам делать все, что хотим. Ну, в рамках установленных правил, конечно… Да, формально он является главным, и ведет церемонию, и разрешает все спорные моменты, и к нему все обращаются за одобрением, но по большому счету он – фигура чисто номинальная. Почетная, но мало на что влияющая. А зачем ему это надо – не так уж и важно.
- Ну все равно как-то… Ой! – Кудряшка вскрикнула, потому что подруга больно ущипнула ее за руку. – Чего ты???
- А вот будешь еще думать в эту строну – добром не кончится. Поэтому как только появляются не нужные мысли – тут же делай вот так! – и она снова сильно ущипнула ее. – Поняла???
- Да поняла, поняла…чего ты…
- Ну вот и хорошо.
- А эта парочка… рядом с ним постоянно стоят. По левую и правую руку от трона…
- Распорядители. Правая и левая рука Мастера. Обычно через них он передает все указания. Ну, парня ты, наверное, помнишь…, - снова ехидно улыбнулась Настя. – Это ведь он тогда организовывал твое похищение.
- Да уж…такого не забудешь…, - поежилась Катя, вспоминая холодные глаза, словно подернутые голубой эмалью и квадратную челюсть.
- Прозвище – Ариец. Он и правда состоит в какой-то там неонацистской организации. Чистота расы, голубая кровь, прочий бред… Но в нашем ордене о таком не заикается и сюда свои убеждения не тащит. Хотя, если надо будет, может своих дружков позвать и… Его функция – охрана и силовые акции. Личная гвардия Мастера. Телохранители…и каратели, если что…
- А вторая? Девушка? – насторожившись, спросила Кудряшка, вспоминая жгучую брюнетку с хищными чертами лица по левую руку от Мастера. – Тоже какая-нибудь…
- Нет, эта с другой стороны. Распорядительница и личная помощница. Агнесса. У нас ее называют «Демонесса». И порой недолюбливают – слишком уж она зловредная и самовлюбленная. А еще коварная и мстительная… Только тс-с-с – этого я тебе не говорила! Мастеру она зачем-то нужна, поэтому он старается держать ее при себе. И не допускать всяких вольностей, которыми она любит порой злоупотреблять. Но все же лучше держись от нее подальше…
- А этот…со шрамом? – Катя невольно потупила глазки, вспоминая о том, с кем она стояла рядом в прошлый раз… Одухотворенное лицо эдакого Байрона можно было назвать красивым, если бы не шрам через всю щеку, а длинные и тонкие пальцы невольно наводили на разные мысли о…
- Найджел? – усмехнулась Настя. – Да, я заметила, что ты как-то неровно дышала, когда он…

- Нааасть!
- Да ладно-ладно, я ж ничего… Он художник и музыкант, классно рисует и пишет красивые мелодии. То, что ты слышала в зале тогда, весь вот этот инструментальный фон, что там играет на вечеринках, старинная такая музыка…помнишь? Это его творение. А еще он постоянно гоняет на мотоцикле и все друзья у него – байкеры-каскадеры. Даже фирма какая есть, они на разных там мероприятиях выступают.
- Блин, мне уже интересно стало!
- Погоди, это еще не все… Он постоянно придумывает разные классные штуки, всякие неожиданные приятные сюрпризы, красивые безумства и т.д. Они их называют «крышесносами» на своем слэнге, потому что от них обычно и правда «крышу сносит» - и ты офигеваешь от того, насколько это здорово..
- Чёрт, ты нарочно, да? Я уже хочу с ним познакомиться!
- Хм… Пожалуй, у тебя будет такая возможность. Учитывая, что он и будет моим желанием. Тем более, что желание это будет связано с тобой.
- Ой! А какое…?
- А вот об этом тебе пока знать не надо! Сама увидишь… в свое время!
- Ну, Наааасть…
- Я же сказала – в свое время. Не торопи события. Знаешь же – бойся своих желаний, они…. Ну, ты в курсе! :)
- Насть, ты засранка! Вечно только раздразнишь и… Ну хоть расскажи тогда – а вся вот эта мистика, история про ацтекскую богиню, оккультные ритуалы… Это все откуда? И зачем?
- Ой, да не обращай внимания! Это так, из разряда причуд нашего Мастера. Ему хочется, а мы и не против. Большинства народу там воспринимает это просто как забавный антураж, чтобы интересней было. Не просто же – пришли потрахались, а еще и что б…интрига там, зрелище… Некоторые, правда, всерьез верят, что…- Настя усмехнулась.
- Знаешь, по-моему, ты слишком легкомысленно все это воспринимаешь, - внезапно посерьезнела ее подруга. – Ведь на самом деле была такая богиня. У ацтеков. Я в интернете нашла. Богиня запретных желаний и недозволенных страстей. И по легенде символ у нее был вот точь-в-точь, как на этих ваших амулетах – с проткнутым носом и всклокоченными волосами, которые превращается то ли в змей, пожирающих похоть, то ли в метлу, которой она выметала грехи… Ой! Ты чего???
Катя отдернула руку, потому что подруга внезапно вновь ущипнула ее, да еще как больно!
- Помнишь, что я тебе говорила? – грозно сдвинула брови Настя. – Ну то-то же… Не забывай!

@темы: Тласолтеотль, Настёна-Искусительница, Венера, Белокурая Бестия, Художник

19:48 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


Причудливые звуки старинной музыки заполняли полутёмный зал. Орган и флейта переплетались в аккомпанементе скрипок, уносясь куда-то прочь, в темноту… Свечи в изогнутых канделябрах давали немного света в центре, но остальная часть помещения тонула во мраке. Изредка языки пламени выхватывали из темноты очертания фигур в темных плащах и масках, но Катя их все равно не видела – ее глаза были прикрыты плотной повязкой.
Ей было не по себе.
Она не знала, где находится, не знала, что будет дальше, что это за место и кто эти люди. Ее привели сюда с завязанными глазами, предварительно покружив по городу, молча впихнули в какое-то полутемное помещение, и вот теперь... Атмосфера таинственности, обстановка старинного замка и впечатление какого-то древнего оккультного обряда отнюдь не способствовали ее успокоению.
«Господи, что я здесь делаю! Зачем только согласилась?» - в который раз промелькнула у нее все та же мысль.
Хорошо хоть Настя рядом. Она поежилась и снова сжала руку подруги, словно желая убедиться, что та еще здесь, не сбежала и не бросила ее одну в этом жутковатом месте. Настя улыбнулась и успокаивающе погладила ее по руке, как бы приговаривая – «не волнуйся, все будет хорошо! Я здесь, я рядом»
«Наставница, блин!», - фыркнула Кудряшка. – «Затащила не пойми куда, а теперь…»
Внезапно смолкнувшая музыка прервала ее мысль. В зале повисла напряженная тишина.
«Ну вот…начинается…» - вздохнула она.
Пламя свечей вдруг вспыхнуло сильнее, так что Катерина заметила это даже сквозь плотную ткань повязки на глазах. Затем раздался голос – низкий, скрипучий, похожий на шепот старика, но в то же время вкрадчивый и властный. Катя не видела обладателя его, но ей почему-то представлялось, что он принадлежит какому-то магу-колдуну или престарелому королю-отцу из забытой детской сказки.
- Тласолтеотль – ацтекская богиня запретных страстей и греховных наслаждений - вновь собрала нас здесь. А значит - настало время сказать то, о чем обычно молчат! Каждый из нас хранит в своем сердце желания, которые ему приходится скрывать: тайные фантазии, запретные стремления, порочные мечты. Днем мы носим маски "нормальности" - добропорядочных, приличных и высокоморальных людей. Но приходит ночь, сгущается мгла, и под покровом тьмы за закрытыми дверями настаем момент, которого мы так давно ждали: время сбросить эти маски, открыться друг другу и стать теми, кто мы есть на самом деле… явить миру все то, что скрывается в глубинах наших темных душ и сердец

В тишине мрачноватого зала властный голос взлетал куда-то ввысь, к низкому своду ажурных потолков, гулким эхом отражался от них, замирал и растворялся где-то в темноте…

- Наше тайное общество - место, где можно быть самим собой. Здесь мы свободны и открыты, готовы воплотить в жизнь любые тайные желания и сокровенные фантазии. Здесь отступает стеснение и притворство, сбрасываются маски ханжества и лицемерия. Здесь царствует откровенность и доверие, страсть и желание. Здесь может случиться все, о чем вы давно мечтали, но никогда не говорили вслух.
Так пусть же будет такое место! И пусть все, что происходит здесь, никогда не выйдет за эти стены. Таков закон нашего ордена!
- Да будет так! – раздался со всех концов зала нестройный хор голосов. Катерина вздрогнула от неожиданности.
- Но помните! – продолжал вещать все тот же низкий властный голос. – Будем же осторожнее в своих желаниях, ибо они…
- Имеют свойство сбываться! – дружно рявкнул в ответ хор голосов.
«Мда…» - негромко хмыкнула Кудряшка, вслушиваясь в происходящее вокруг. – «Ну и попала же я… У этой секты развратников еще и своя философия есть, да еще и какая-то мистическая… Блин, они что – все это серьезно?»
- Что ж, пора начинать этот вечер. Сегодня у нас есть ПРЕТЕНДЕНТ! Все вы знаете наши правила, так что не будем тянуть. Давайте посмотрим, кого привела нам сегодня наша Искусительница. Введите ПРЕТЕНДЕНТА, и да свершится то, что суждено быть!
«Ох… кажется, это про меня?» - едва успела подумать Катерина, прежде чем Настя аккуратно, но твердо потянула ее за руку на середину зала. «Расслабься и ничего не бойся!» - тихонько прошептала она на ухо подруге. «Легко сказать…» - мысленно ответила ей Кудряшка. Несмотря на все заверения и предварительные ожидания, сердце ее предательски колотилось. «Так, спокойно! Я же сама этого хотела, сама пришла сюда… И ничего страшного не будет, ничего такого здесь не случится. Настька проследит, в конце концов… Я ко всему готова и абсолютно не из-за чего тут переживать!» - мысленно уговаривала себя Катя.



Обострившийся слух подсказал ей, что с двух сторон кто-то приближается. Шаги замерли справа и слева от нее, и чьи-то сильные руки сдернули с нее плащ. Понимая, что сопротивляться бесполезно, уже поздно да и вообще как-то глупо, Катя лишь крепче уцепилась за руку подруги.
Под плащом на ней был лишь тот самый кэт-сьют, который они выбирали сегодня утром. Создавая видимость хоть какой-то одежды, он практически ничего не скрывал на самом деле. Платьишко в сеточку… в крупную сеточку… на голое тело… Кудряшка поежилась.
По углам зашелестел шепот. Кажется, скрытые полутьмой «зрители» обменивались впечатлениями.
- Иди за мной. Медленно! – тихонько прошептала ей на ухо Настя, увлекая подругу за собой куда-то в темноту.
Шаг… еще шаг… Мраморный пол холодит босые ступни. Мрачноватая музыка снова заполняет зал. Орган и флейта переплетаются в аккомпанементе скрипок, уносясь куда-то прочь, в темноту. Потрескивает огонь свечей. Повязка на глазах. Мурашки по коже…
Шаг… еще шаг… Процессия движется медленно, обострившийся слух ловит малейшие звуки. Иногда доносится негромкий шепот откуда-то сбоку, но слов не разобрать.
Кажется, они идут по кругу. Крохотными шажками. Почти обнаженная девушка в окружении тех, чьи фигуры и лица скрыты плащами и масками. Катя не видит их, но воображение услужливо рисует такие картины, что одновременно пугают и завораживают. Она понимает, что за ней следят сейчас множества глаз, и от этого как-то не по себе. Кажется, она кожей ощущает прикосновения этих взглядов – странное чувство, вроде легкой щекотки. Мурашки по телу. Дикая смесь испуга, стеснения и чего-то еще… теплого, растекающегося жгучими волнами. Сладковатый страх, приятная робость волнения, и тягучее чувство ожидания неизвестно чего… чего-то такого, что должно случиться вот-вот, чего ты одновременно ждешь и боишься. Хорошо хоть Настя рядом – держит за руку, успокаивающе поглаживая ладошку и шепотом рассказывая обо всем происходящем:
- Это называется «круг знакомства». Так проходит обряд посвящения. Я должна провести тебя через весь зал, по кругу, показать присутствующим и вернуться обратно к началу. За нами идут РАСПОРЯДИТЕЛИ с серебреным подносом. Те, из присутствующих, кто желают принять участие в твоем ИСПЫТАНИИ, кладут амулет со своим именем на поднос.
- Амулет? – переспросила Катя, и тут же сама вспомнила странное украшение своей подруги, кулон то ли из тонких проволочек, то ли из ажурных стальных нитей, которые переплетались подобно змеям, собираясь на конце в пучок, в котором при желании можно было угадать голову какого-то то ли зверя, то ли чудовища. Почему-то никогда раньше она не интересовалась у Насти – что это за символ.
- Да. Чем больше таких амулетов наберется на подносе – тем лучше. А вот если не будет ни одного по завершению круга – плохо: значит, ты автоматически не прошла и навсегда покидаешь это место. Но сейчас уже несколько есть. Это хорошо - чем больше желающих, тем лучше. Значит, у нас будет выбор.
- Выбор вслепую? – хмыкнула Катя, подразумевая повязку на глазах.
- Выбирать буду я, как твоя НАСТАВНИЦА. Не волнуйся, постараюсь подобрать то, что тебе понравится!
Кудряшка не видит лица подруги, но как-то догадывается, что та улыбается. Значит, все в порядке. Значит, все идет хорошо, и можно не волноваться. Уже тише колотится сердце. Испуг и стеснение уступают место любопытству – а что дальше?
Шаг…еще шаг
Процессия останавливается в центре комнаты. Кажется, круг замкнулся. Катя замирает, затаив дыхание. Все вокруг по-прежнему тонет в звуках мрачноватой органной музыки. Настя отпускает ее руку и слышно, как она что-то берет с серебряного подноса. Раз… два… два амулета! Что это значит? Выбор сделан?
Шаги… Кто-то приближается… С двух сторон, значит, их двое. Да, вот сейчас… Её берут за руку. Нет, за обе руки. Но это уже не Настя. Мягкие и нежные прикосновения с одной стороны – кажется, девушка. И более грубые и уверенные – с другой. Тянут вперед, увлекают за собой. Значит, надо идти… Куда? Шаг… еще шаг.. В комнате жарко и темно. И эта мрачноватая музыка…
Еще мгновение – и ее опрокидывают куда-то вниз, на что-то мягкое и гладкое. Ласкающие прикосновения атласных простыней к коже. Катя пытается встать, но скользит и снова падает. Чья-то рука забирается ей в волосы, взъерошивая ее белокурые кудряшки. Нежные, ласкающие пальчики у нее на плече. Поцелуй в шею – жгучий, как удар тока…
То, что происходило дальше, она была не в силах описать и запомнить, лишь какие-то обрывки, словно кадры из порванной киноленты, всплывали потом в мозгу один за другим, сменяя друг друга, наплывая и вытесняя все прочие мысли, заставляя заливаться горячей краской и тяжело дышать.
Мягкие и ласкающие прикосновения с одной стороны, податливость гибкого тела, сладкие пухлые губы и нежные пальчики... Грубые сильные руки – с другой, тяжелая мужская ладонь на ее попке заставляет переворачиваться, куда-то направляет, стискивает запястья, не давая пошевелиться, или вновь грубо швыряет куда-то, и приходится подчиняться этим властным движениям, отдаваться им без остатка, растворяться в происходящем…
Ощущение какой-то нереальности, оторванности от этого мира, как будто все происходит где-то за гранью и не с тобой, как будто со стороны ты слышишь собственные приглушенные стоны, наблюдаешь, как твое послушное гибкое тело, подчиняясь чужой воле, извивается в сладких конвульсиях, тонет в сладком сиропе наслаждений и безумств… Время от времени сознание словно всплывает, возвращая тебя назад, становится неловко и стыдно, но тут же головокружительный водоворот непередаваемых ощущений снова швыряет тебя куда-то в бездну, и ты забываешь обо всем, кусая губы и шепча в исступлении: «Нет-нет, это не я… это не со мной… так не бывает! Это все какой-то причудливый странный сон…вот только бы подольше не просыпаться!»
Она не знала, сколько времени прошло, сколько продолжалось все это, как происходило и чем закончилось. Она забыла обо всем на свете – о каких-то людях рядом, об этом чертовом замке, о своих страхах и смущении – все это было так давно и, наверное, не взаправду… А реальностью были только эти прикосновения, эти губы и руки, сводящие с ума, доводящие до грани, до последней черты, за которой уже нет ничего человеческого, только жар, пот, страсть, бешеный напор и запах, источаемый этим телом!!!
Где-то далеко-далеко, в каком параллельном мире все еще звучала музыка, потрескивал огонь свечей, в комнате было жарко и темно…


@темы: Белокурая Бестия, Мастер, Настёна-Искусительница, Тласолтеотль, секс

21:08 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Ой, На-а-а-стя! Привет! – румянощекий парень, шедший им навстречу расплылся в добродушной улыбке. - А ты какими судьбами здесь?
- Привет, Макс! Да вон с подружкой решили прошвырнуться по магазинам. Обновить, так сказать, гардероб, - с невинной улыбочкой та кивнула на большую коробку в руках Кати. Последняя немедленно покраснела, потому что знала – ЧТО было в этой коробке!
- Ладно, Макс, ты извини, нам бежать надо. Увидимся еще как-нибудь! – смилостивилась хулиганка-Настасья и утащила подругу за собой дальше по коридору, видимо, не желая смущать её еще больше. Румянощёкий парень остался стоять, недоуменно улыбаясь им вслед.
- Насть, почему мне постоянно кажется, что ты издеваешься? – философски спросила Белокурая Бестия, сдувая со лба очередной непослушный локон. Её кудряшки-пружинки постоянно лезли в лицо во время бега или просто быстрой ходьбы.
- Наверное, потому, что это так и есть. Или тебе просто кааажется…, - Настя невозмутимо пожала плечами. Она, как всегда, старательно напускала на себя невинный вид, и лишь смеющиеся искорки в уголках глаз выдавали ее.
Катерина лишь покачала головой, не найдя, что ответить, по-прежнему сжимая в руках ТУ САМУЮ коробку с покупками и вспоминая, как…

...Утро того же дня застало Катерину за чисто женской проблемой – она носилась по дому, выкидывая все из шкафов, делая круглые от ужаса глаза и причитая: «Что мне одеть??? Блин, у меня же ничего подходящего нет… Насть, ну в чем ходят на эти ваши вечеринки, откуда я знаю??». Подруга лишь посмеивалась в ответ да подначивала её шутками вроде: «Что бы ты не одела – потом это все равно снимать, так какой смысл сильно наряжаться?» Она прекрасно понимала, что Катя переживает не столько из-за одежды и внешнего вида, сколько из-за предстоящей вечеринки как таковой. Новизна и таинственность грядущего пугала ее, а там еще это испытание… В общем, Белокурая Бестия заметно нервничала. И устав, наконец, от ее причитаний, Настя лишь коротко бросила: «Собирайся, поехали!»
Она привезла ее на своем машине в какой-то большой торговый центр, на цокольном этаже которого в неприметном закутке они нашли отгороженный от посторонних взглядов отдел. Зайдя в него, Катя на мгновение потеряла дар речь, с ужасом чувствуя, как щеки снова пылают. «Пора было уже привыкнуть и перестать краснеть при каждом подобном случае!», - думала она, стараясь не слишком-то глазеть по сторонам. Но получалось не очень. Стенды с огромными и не очень фаллосами всех цветов размеров и форм, казалось, так и лезли в глаза. А о предназначении некоторые девайсов ей было неудобно даже спрашивать – настолько угрожающе они выглядели. «Господи, ЧТО мы здесь собираемся найти?» - судорожно метались мысли в ее голове.
- Нам нужен кэтсьют! – Настя, в отличии от подруги, чувствовала себя здесь свободно и уверено. Во всяком случае, в голосе, которым она подозвала продавца, явно не было и тени смущения. – Нам нужен кэтсьют. Черный. Вот на нее…, - она кивнула головой в сторону Кати.
- Кэт - что??? – сдавленным шепотом отозвалась Белокурая Бестия, когда продавщица послушно удалилась за какими-то коробками.
- Увидишь, - Настя лишь чуть заметно улыбнулась, по-прежнему сохраняя невозмутимый вид. – Тебе понравится!
- Понравится??? Нааасть… ты меня пугаешь….
- Да не нервничай ты так. Это не какой-то там садистский фаллос или хлыст. А всего лишь платьишко или комбинезон. Немного эротичное. В сеточку…
- Ах, в сеточку, - прошелестела Катя. – Немного… Ну-ну…
Принесенную продавщицей вещь сложно было назвать «платьишком». Скорее, оно напоминало рыболовную сеть. С крупными ячейками. Очень крупными. Видимо, на большую рыбу…
Катя еще пыталась сообразить, чего бы такого сказать и как отшутиться, чтобы одновременно не выглядеть испуганной и смущенной, когда Настя уже затолкала ее в примерочную.

Нет, в одном все-таки она была права – кэтсьют Кате и правда нравился. На ее стройной фигурке сидел он очень хорошо, выгодно подчеркивая все, что надо было подчеркнуть. И производил впечатление, что на девушке все же что-то надето, не совсем она голая, хотя и не скрывал практически ничего. Ткань была приятной на ощупь, прикосновения к обнаженной коже – ласкающими и будоражащими воображение, и Кате невольно захотелось грациозно прогнуться, выгнуть спину, любуясь отражениями изгибов в зеркале…
Тем временем Настаться-Искусительница затребовала еще несколько каких-то штук у продавщицы (Катя прослушала их названия, да и ей они все равно ничего не говорили), попросила упаковать все это в непрозрачный пакет, и заявила, что теперь ее подруга готова к вечеринке! И может отправляться туда во всеоружии…
Именно с этими «обновками» и застал их в павильоне торгового центра румянощекий парнишка…

- И даже познакомиться с мальчиком не дала! – притворно вздохнула Катерина. – Вредина ты все-таки, Настька!
- С Максимкой??? Я тя умоляю! Он же в обморок упал бы, если бы узнал, что у тебя в коробке. В буквальном смысле. Этот персонаж из породы восторженных романтиков, которые с девушками только о ромашках беседуют да посвящают томные стихи при луне.
- Серьезно??? – прыснула Катерина. – Такие еще существуют?
- Представь себе. Как-то раз он тут одной девушке подарил огромный букет роз, встал на колено и торжественно попросил разрешения…начать с ней встречаться!
- Господи… так он из тех, кто спрашивает у девушек разрешения на все свои действия? Ну, там…поцеловать, обнять? Мда…
- Вот-вот. Тем более обидно, что парнишка-то симпатичный и чисто внешне многим девушкам нравится. Если бы только еще и вел себя как мужик… А то порой складывается впечатление, что он совершенно не знает, что с девушками делать надо. И где только таких выращивают, в каком заповеднике…
- Его надо в ваш клуб привести! В образовательных целях! – рассмеялась Катерина.
- Не бери грех на душу. Его хватит инфаркт по твоей милости. Как-нибудь я тебе расскажу парочку прелестных историй о тех, кто пытался приобщить к сексу этого неисправимого романтика.
- Что находились и такие? Погоди-ка, Насть… Уж не ты ли сама пыталась его соблазнить?
- Да был грех, чего уж там…, - чуть смущенно пробормотала Настя. – Но об этом как-нибудь в следующий раз.
- Ну ж нет уж! В следующий раз ты забудешь, и вообще… Короче, давай сейчас!
- Катька, ну…
- Рассказывай, я слушаю!
- Давай хоть вон в ту кафешку зайдем! Не на ходу же такие вещи обсуждать…, - сдалась Настя. Катя радостно закивала головой, а то от всех суматошных событий этого утра в животе уже урчало… и внезапно вспомнилось, что она с утра ничего не ела.

- Ну слушай… Ещё полгода назад, когда ко мне в гости приехала Каринка из Москвы, - начала свой рассказ Настя, когда подруги уселись за столиком и заказали себе что-то из еды. – Ты помнишь Каринку? Очень эффектная девушка – высокая, красивая, ухоженная… Мужики так и тают. Но именно из-за этого она, чаще всего, и страдает. Дело в том, что когда мужчины видят настолько блистательную девушку, то невольно робеют, начинают думать: «Ой, да у нее наверняка есть какой-нибудь принц, который ее на руках носит! Ой, да я не потяну ТАКУЮ девушку! Ой, нет, пойду лучше с кем-нибудь попроще познакомлюсь…» и все в таком духе. В результате, когда Карина с какой-нибудь своей средней подружкой идет по улице – с подружками мужчины пытаются познакомиться, а с ней – нет. Когда они идут в клуб – к подружкам мужики подкатывают, а к Карине - нет. И все в таком роде… А Каришка же у нас – женщина темпераментная, она без общения с противоположным полом просто хиреет и увядает. Ей же подавай эмоции бурные, страсти кипящие… Флирт, заигрывания, секс опять же… Короче, приехала она тут ко мне как-то и давай жаловаться на свою несчастную судьбу. Что вот, мол, уже почти год секса не было, скоро сама начну на мужиков кидаться. И даже бог с ними уже, с отношениями там всякими, уж хоть лишь бы просто переспать хоть с кем-нибудь, а то хочу-не могу! Аж зубы сводит!
- Что, так и сказал? Нда, темпераментные у тебя подружки, однако!
- Ну, еще бы! Тебе ли не знать! – хохотнула в ответ Настя.
- Так, ладно… Чего там дальше было? – поспешила сменить тему Катя.
- Ну и говорит она мне на полном серьезе, чуть не плача, что вот если сейчас подойдет к ней какой-нибудь симпатишный мужик, просто возьмёт за руку и скажет: «Ты мне нравишься! Давай дружить и трахаться!», то она согласится, не раздумывая! Прям вот на этом же самом месте…
- Ох ты ж, как ей приспичило… Ну и ?
- Поутешала я ее немного, поржали мы вместе на тему тупости мужиков, да и пошли на вечеринку сальсы. Помнишь, я ж тогда еще всякими латиноамериканскими танцами увлекалась… Вот там, собственно, и встретили Макса.
- Ах вон оно что…
- Да-да! Максимчик наш тоже сальсой увлекается. Не первый год уже. И танцует, кстати, очень даже неплохо. И Карине приглянулся. А поскольку и сама она у нас тоже – звезда танцпола, то вот они там и дали жару вместе! На них там все пялились, как на… Короче, море страсти и вертикальное исполнение горизонтальных желаний. Отжигали знатно. Все обзавидовались…
Каринка отошла от своей депрессии в миг, расцвела вся… Но не тут-то было! Мальчик-романтик Макс, как и положено истинному воспитанному рыцарю и джентльмену, отвез ее до дому, пожелал спокойной ночи и удалился, даже не чмокнув в щечку на прощание, в свою холостяцкую берлогу. Карина от таких раскладов, конечно, охренела, но – что ты будешь делать с этими горе-романтиками?
Сидим мы, значит, с ней у меня на кухне, напиваемся с горя мартини, проклиная тупость современных мужиков. Она роняет слезки в бокал, я ей сочувственно поддакивая, что, мол, козлы они все… И тут пишет мне в инете Макс! Так и так, мол, чего не спишь, вижу, что в он-лайне, как тебе вечеринка, я вот тоже зашел впечатлениями поделиться, да фотки с нее глянуть… Ну и, разумеется, заходит разговор о Карине (он же не знает, наивный, что она рядом со мной сидит и все это читает), то да сё… Или, может, я сама его на этот разговор вывела, не помню уже… Не суть… В общем, выдает мне Максимочка офигенную прочувствованную тираду – что, Карина наша, конечно, прелесть, но ведь к такой блистательной девушке на хромой козе не подъедешь, заговорить даже боязно, не то что с глупостями какими соваться! Он уж и не надеется даже, что у них что-то получится, не знает, бедненький, как уж и подступиться-то к ней!
Я понимаю, что пришло время для моего выхода в роли доброй тётеньки! «Макс, - говорю, - слушай меня внимательно и запоминай! Вот прям слово в слово! Подходишь к Каринке, нежно и трепетно берешь ее за руку и, проникновенно глядя в глазки, говоришь – ТЫ МНЕ НРАВИШЬСЯ! ДАВАЙ ДРУЖИТЬ И ТРАХАТЬСЯ!» И все! И больше ничего не надо! И все у вас будет!
- Омг…. Что, прям так и сказала??? - Катя поперхнулась очередным пирожным и, давясь от смеха, переспросила: - А он что??
- Да что он…, - грустно вздохнула Настя. – Романтики – они неисправимы! Подумал, что я прикалываюсь просто. И как потом я ни старалась его разубедить, как ни билась – ничего не вышло. Так и улетела Каринка неудовлетворенной в свою Москву…
- Блин, ну это просто… я не знаю…какой-то эпик фейл!!!
- Ага… смотри не подавись там от смеха. Вот такой у нас Макс…
- Погоди, но ведь ты же обещала рассказать, как сама его… того… соблазняла!
- Так вот с этого-то все и началось. Еще в тот вечер я Каринку убеждала, что надо было ей самой Максу позвонить, ну и там уж как-нибудь, слово за слово… склонить его ко благу… На что Каринка фыркала и говорила, что не да такой степени она еще изголодала, чтобы самой мужикам навязываться, да и вообще «все равно ничего не получится, с таким тормозом, как этот ваш Макс!» Ну и заспорили мы с ней как-то потом, можно ли все-таки этого невинного романтика в постель затащить, или романтизм неизлечим и все тщетно.
- И ты решила сама…попробовать…?
- Ну да. Ох, не знаю, где в тот момент были мои мозги, но…
- Что, там так все плохо?
- Ой, да ты не представляешь, Катьк! Я уж и так, и сяк, и как только ему не намекала, ну разве что сама не напрашивалась… Ходили мы с ним и на романтические свидания, и в рестораны, и театры, и даже в планетарий с цирком! Задушевные разговоры вели, дискуссии о высоком и вообще… И хоть бы раз он меня попытался обнять там или что-то в этом роде! При том, что видно невооруженным взглядом, что желания у него такие есть. Но вот с реализацией… Мнется и стесняется, на сиськи пялится украдкой, но за попу взяться боится, вот хоть ты тресни!
- И что, ты так и сдалась?
- Ну вот еще! Не на ту напали! Я решила, что если гора не идет к Магомету, то пора уже того… брать инициативу в свои руки! Созрел у меня хитрый план…
- Какой, хитрюга?
- Напросилась я к нему домой как-то однажды томным вечерком. Под благовидным предлогом, разумеется, что-то там мне объяснить надо было срочно, какой-то сложный научный вопрос, в которых я не понимаю, ну а он же у нас такой вумный! Объяснял-объяснял мне все до поздней ночи (я ж, непонятливая, все никак не вкуривала), потом на радостях от решенной задачи приняли мы оба чутка, и я заявила, что уже поздно и никуда я не поеду. Вообще, я пьяная и мне за руль нельзя! Он как истинный рыцарь предлагал мне вызвать такси, но я заявила, что в таком наклюкавшемся виде мне домой низзя заявляться, родители заругают. Да-да, он поверил, не хмыкай! В общем, решила я остаться у него…
- Ну и? Не томи уже…
- Дык этот романтик пол-ночи со мной умные разговоры вёл, а потом постелил мне на диване, а сам ушел спать в другую комнату! Ну не сволочь ли?
- Дааа, представляю, как ты там подушку грызла с досады! – Катерина вновь зашлась от смеха. – И что… так ничего и не было?
- Ну счаз! Полчаса я проклинала этого идиота, кусая локти от злости, а потом… Ну не охота мне ж было сдаваться, раз уж так далеко зашла! Вышла голышом на балкон, постояла там минут 10, чтобы замерзнуть… а потом в таком же виде, голая и замерзшая, припёрлась к нему в комнату. Тук-тук, так, мол, и так… у вас там ужасно холодно, я совсем замёрзла, здесь пускают погреться? Ну и… не дожидаясь ответа этого сонного олуха, юркнула к нему под одеяло. Он еще поначалу прикоснуться-то ко мне боялся, все отодвигался. Пока я чуть ли не силком его руки на себя положила и потребовала, чтобы он меня обнимал и грел!
- Мда… Ну и как? Согрел?
- Ну уж, как смог… А смог он только два раза… Но не в том суть. Главное, что я выиграла! Правда с тех пор зареклась с романтиками дело иметь…
- А он…
- А он с тех пор так и бегает за мной хвостиком. Видимо, мучаемый вопросом – что это было.
- Дааа, Насть… Ну ты даешь! Нельзя же так с парнями…
- Ну, как можно – это ты мне сегодня вечером покажешь. На вечеринке, во время испытания, - улыбнулась Настя. – Пошли давай, а то время уже….

@темы: Белокурая Бестия, Максимка, Настёна-Искусительница

14:13 

Объяснение

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Что значит, «если я сама захочу»? – Катя поперхнулась горячим кофе. Кажется, Настя добавила в него солидную порцию коньяка. Или это ей показалось…
- То и значит. Ты забыла уже, что я тебе говорила? Будь осторожней в своих желаниях. Они имеют свойства сбываться. В тот раз ты мои слова проигнорировала – и вот к чему это привело. Повторяю еще. Подумай, и если правда хочешь…
- Да хватит уже! Все! Я хочу. Я подумала. Рассказывай! – она залпом допила то, что оставалось в кружке. Нет, кофе точно был с коньяком! На глазах выступили слёзы…
- Ну что ж… Садись поудобней, разговор будет долгим. – Настя задумчиво вертела браслет на запястье, словно собираясь с мыслями. Браслет и правда был какой-то странный – весь то ли из тонких проволочек, то ли из ажурных стальных нитей, которые переплетались подобно змеям, собираясь в конце в некий пучок, в котором при желании можно было угадать голову то ли зверя, то ли чудовища.
- Представь себе, что существует некое секретное сообщество… тайный орден… группа людей или просто клуб по интересам – называй как хочешь.
- Общество анонимных развратников! – хмыкнула Катерина.
- Можно и так сказать, - невозмутимо парировала Настя. – Эти люди ведут внешне добропорядочную жизнь, у многих из них есть семьи и дети, они ходят на работу или учатся, ездят отдыхать или в командировки, посещают какие-то города и страны, общаются с кем-то… Словом, нормальные респектабельные люди, вполне себе приличные члены общества. Но время от времени они собираются вместе (чаще всего, по ночам) в каком-нибудь загородном особняке или закрытом клубе, где не будет посторонних, только «свои», хотя большинство из этих «своих» даже не знает друг друга в лицо, ведь за пределами этого клуба они не знакомы… Словом, порой они собираются вместе, чтобы выполнять тайные эротические фантазии друг друга.
- Как это???
- Ну вот так. У каждого из нас есть свои сокровенные желания, какие-нибудь тайные фантазии, которые приходится скрывать в угоду «нормальности». Поэтому все мы носим маски «приличных людей» - воспитанных, честных, а местами даже и высокоморальных. Но все это днем. А под покровом ночи и за закрытыми дверями…
- Погоди, так тот сайт, что ты мне показала….?
- Да, это всего лишь прикрытие. Внешне – всего лишь еще один сайт откровенных историй, эротических рассказов, каких в инете тысячи. Приходят люди, описывают свои тайные фантазии (анонимно), выкладывают на сайт. Читают, оценивают… баллы, рейтинги там всякие… Никому и невдомёк, что на самом деле все эти истории отслеживают модераторы – члены того самого «клуба по интересам». И если какая-то из присланных фантазий покажется им интересной, необычной, жизненно и натурально описанной… Словом, если они сочтут ее достойной внимания…
- Как мою тогда?
- Да, как твою… Тогда эта фантазия будет претворена в жизнь. Возможно, при участии самого автора. А возможно и без него.
- Как это…без него?
- Ну ведь ты могла бы отказаться. Помнишь?
- Хм… Ну, наверное… могла бы… И что тогда?
- Тогда твою фантазию выполнили бы без тебя. Место главное героя занял бы кто-то из членов тайного общества. Желающие бы нашлись, не сомневайся.
- Ух ты, как интересно! И много там у вас этих…членов? Все такие симпатичные, как…?
- Боюсь, этого я тебе не могу рассказать, пока ты не… Это же тайное общество. Информация закрытая, только для своих.
- Хм… Ну и как же стать членом этой вашей тайной секты развратников?
- Кать, а ты точно этого хочешь? Не люблю повторяться, но в очередной раз должна напомнить, чтобы ты была поосторожней в своих желаниях. А то – знаешь…
- Да-да, они имеют свойства сбываться. Я помню. А вот хочу ли… Да шут его знает! После всего этого… Надо подумать.
- Да уж, лучше сначала подумай. Прежде чем… Чтобы потом опять не кидаться на меня с возмущёнными криками.
- Ну я даже не знаю… А ты можешь рассказать мне поподробнее про всё это? Да-да, я понимаю, что конфиденциальность, и все такое… Но хотя бы в общих чертах! Чтобы я хоть знала, на что иду… А то…
- Хорошо. Но, думаю, ты понимаешь, что всё это между нами? И по большому секрету? Ладно-ладно, просто так, уточнила. Так что ты хочешь узнать?
Катя потёрла лоб, собираясь с мыслями:
- Ну помимо вот этого сайта и фантазий… еще там есть что-нибудь? Чем там еще это ваше сообщество занимается?
- Четыре раза в месяц (т.е. практически каждые выходные) проводятся так называемые «собрания членов общества» - что-то вроде закрытых вечеринок, только для «своих». Каждый из членов общества получает приглашение (вместе с паролем), а вот приходить или нет, и на какую конкретно вечеринку – уже решает самостоятельно.
- А они что – разные?
- Да, я же сказала, их 4 разновидности. И ты можешь посещать лишь вечеринки конкретного вида, если тебе нравятся только они, или все сразу… Дело вкуса. Но в любом случае, каждый должен посетить хотя бы одну из них.
- Так какие они бывают?
- Первая – так называемая light-версия. Или «ваниль». Самая приличная и «невинная» разновидность.
- Хм… а слово «невинная» там вообще подходит? В таком-то сообществе? – Катерина насмешливо хмыкнула.
- Ну, во всяком случае, там нет прилюдного занятия сексом, каких-то массовых оргии и чего-то вроде…
- И на том спасибо! – Катя делала вид, что пытается пошутить, но заметно было, что ей не по себе. А Настя невозмутимо продолжала:
- По сути это просто нечто типа «вечеринки знакомств», где участники впервые встречают друг друга. Знакомятся, общаются, флиртуют, болтают, играют в какие-то игры (той или иной степени эротичности и откровенности). А потом (в случае возникновения взаимной симпатии) могут уединиться в одной из многочисленных «комнат для двоих». В принципе, что будет происходить за закрытыми дверями такой комнаты – только их дело.
- Ну, пока еще все не так страшно…
- Да. Но дальше – больше. Вторая разновидность – это dark-версия. Или «темная» вечеринка. Самый, пожалуй, закрытый и конфиденциальный вариант встреч. Предназначен в первую очередь для тех, кто не желает огласки в силу каких-либо причин. Несвободные или публичные люди… В общем, ты понимаешь. Такая вечеринка проходит каждый раз в новом месте (которое заранее неизвестно никому и сообщается лишь в последний момент), все участники одеты в плащи и маски, и старательно хранят тайну личности каждого. Разумеется, для попадания на эту вечеринку нужно знать особый пароль и быть в списке приглашенных (впрочем, как и на других вечеринках), так же запрещено обращаться друг к другу по имени. Ну, настоящему.
- Блин, ну прям сцена из фильма «С широко закрытыми глазами»! – прыснула Катерина. - Мое испорченное воображение уже рисует такие картины…
- Погоди еще со своим воображением. Все самое интересное еще впереди. Третий вариант - party-версия. Или конкурсная вечеринка с призами.
- С призами??? О, боюсь себе даже представить, что у вас там за призы!!!
- Не бойся, призы вполне себе ничего. А вот вечеринка – веселая и, разумеется, развратная. Как правило, в ходе неё проводится какой-нибудь большой эротический конкурс, победитель которого получает право на ЖЕЛАНИЕ.
- Желание???
- Да, но о нём давай чуть позже. Если уж рассказывать – так хоть по порядку, чтобы не путаться… Итак, конкурс… Он каждый раз новый (хотя некоторые, особо понравившиеся – могут и повторяться), принять участие в нём может каждый желающий (равно как и отказаться от участия). Наиболее известный вариант – «радужная вечеринка». Если ты помнишь, что это такое…
- Да уж… я помню…с тобой и не такое узнаешь! - Катерина вновь прыснула в кулачок.
- Теперь про желание. Оно даруется либо победителю конкурса, либо тому, кто привёл в общество нового участника. Получивший ЖЕЛАНИЕ может воспользоваться им или передать свое право кому-либо ещё. Воспользоваться – значит, загадать желание, которое будет исполнено остальными членами тайного общества (всеми или кем-то одним – это уже как захочешь). Желание может быть любым, при условии, что оно: а) не подвергает риску жизнь и здоровье других участников; б) не затрагивает посторонних людей, не-членов тайного общества; в) не связано с материальным достатком. Исполнение такого желания – обязанность всего сообщества в целом и каждого из его членов в частности. Отказавшийся от исполнения покидает тайный орден или должен подвергнуться НАКАЗАНИЮ.
- Там еще и наказания есть???
- Да, но про них тоже потом. По порядку. Итак, четвёртый вариант - это hard-версия или «жестокая вечеринка» – наиболее жесткий вариант «собрания». Здесь могут происходить такие вещи как гэнг-бэнг или массовое изнасилование (разумеется, в добровольном порядке и по предварительной договоренности). Как правило, именно на таких вечеринках проводятся НАКАЗАНИЯ
- Ты мне расскажешь, наконец, про них? Я сгораю от нетерпения!
- Да, - вздохнула Настя. - Вот только…
На мгновение она встала и отошла к плите, налила себе кофе. Помолчала пару минут, словно собираясь с мыслями. Потом продолжила:
- Наказание представляет собой какое-то суровое испытание, обычно связанное с сексом, подчинением и унижением, которому может быть подвергнут участник сообщества за какие-то серьезные проступки. Как правило, оно является альтернативой изгнанию из сообщества. Т.е. совершивший проступок может либо подвергнуться наказанию и тем загладить свою вину (если выдержит его), либо навсегда покинуть тайный орден. Конкретные меры по наказыванию могут быть разными, но обычно суровость наказания должна соответствовать степени вины.
- Блин, уже страшно!
- Я же говорила – подумай, прежде чем…
- А тебя когда-нибудь наказывали?
- Да. Но не спрашивай о подробностях.
- Нааасть! Ну вот самое интересное как всегда…
- Пока ты не член сообщества, я не имею права…
- Настюха, ну ты прям демон-искуситель! Нарочно дразнишь и провоцируешь, что бы… Ладно, так как стать одним из вас? Ты же так толком и не рассказала.
- Для начала – посетить одну из наших встреч. Но просто так ты туда не попадешь. Нужно чтобы за тебя поручился кто-то из уже входящих в сообщество. Например, я. После чего ты становишься КАНДИДАТОМ. Тебя с завязанными глазами приводят в определенное место (ты не будешь знать – куда), где и проходит очередная вечеринка.
- Какая именно? Ну, из этих ваших разновидностей?
- Скорей всего, закрытая. Dark-версия. С плащами и масками. Обычно новичков пускают только на них. Чтобы в случае чего – ты все равно не смогла рассказать, кто там был и где вообще это было.
- И что там? На этой вечеринке?
- Там тебе предстоит пройти ИСПЫТАНИЕ. Своеобразные обряд посвящения. Не спрашивай о подробностях – я все равно не смогу рассказать. Тем более что они каждый раз разные. Затем все присутствующие члены общества голосуют – ЗА они или ПРОТИВ того, чтобы этот новичок стал одним из них. По результатам голосования и определяется… Если большинство за тебя, значит – ты прошла.
- Блин, еще голосования всякие....
- А как ты хотела? В сообщество не берут кого попало. Каждая кандидатура должна быть одобрена. Ты сама хотела бы, чтобы в твой клуб попал кто-то без твоего согласия? Ведь это твой потенциальный сексуальный партнер.
- Ах, вот почему у вас там все такие красавчики... Как те трое... Знаешь, я... Ну ладно-ладно! Не морщись. Рассказывай давай дальше...
- Прошедший ИСПЫТАНИЕ становится полноправным членом сообщества, а тот, кто привёл его – становится отныне его НАСТАВНИКОМ (объясняет и приобщает его к правилам ордена). Ну и получает кое-какую награду, - Настя улыбнулась.
- Аааа! Так вот почему ты…
- А вот если КАНДИДАТ не пройдет испытание, - перебила подругу Настя. – то приведший его подвергнется НАКАЗАНИЮ. Он ведь за него поручился…
- Как у вас все строго, - помрачнела Катя.
- По-другому нельзя. Мы ведь не можем приводить кого попало. Если о нашем тайном обществе знает кто-то посторонний, не являющийся сам его членом… тем более, если он побывал на одной из наших встреч…Это серьезный прокол! За такое кто-то должен ответить… Поэтому я и говорю – сначала подумай! Нужно ли тебе все это…

Катерина откинулась в кресле и надолго замолчала.
Настя не торопила её.


запись создана: 06.12.2014 в 13:40

@темы: Тласолтеотль, Настёна-Искусительница, Белокурая Бестия, правила тайного ордена

14:11 

Реальность

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


«Нет, все-таки странная она, эта Настюха» - покачала головой Катя, закрыв за подругой дверь.- «Уже который год знакомы, но все равно частенько ловлю себя на мысли, что совершенно ее не понимаю. Не перестает удивлять…»
Настя и правда была девушкой необычной. Тот, кто встретил бы ее ещё несколько лет назад, подумал бы, что перед ним обычная избалованная красавица, скучающая в ожидании своего принца, - с запросами, претензиями, недовольствами… а так же с аппетитной фигурой, третьим размером груди и роскошными темными волосами (шикарные волосы были и правда предметом особой гордости Насти – густые, длинные, до попы – в тех редких случаях, когда она заплетала косичку, они превращались в длиннющую косу в руку толщиной). Но те времена давно прошли, и сейчас подруга Кати была уже совсем другой. Куда-то исчезли ее закидоны и выпендрежничества, пропал «синдром принцессы», она стала куда мягче, женственнее… хоть и была способна, подобная подруге, на различные хулиганские выходки порой!
Катя невольно хмыкнула, вспоминая их совместные озорные проделки в прошлом.
Чем была вызвана столь разительная перемена в характере подруги – никто не знал. Говорили о каком-то трагическом случае, о некой драматичной любви, но все это было на уровне слухов и домыслов, толком никто ничего не мог сказать, а сама Настя не любила разговор на эту тему.
Так или иначе, сейчас ее подруга представляла собой успешную взрослую женщину (на несколько лет старше самой Катерины), имеющую свой собственный бизнес (в котором, впрочем, Катя мало что понимала), шикарную машину, постоянные командировки по разным концам света… И при всем при этом она умудрялась сохранять образ милой и женственной девушки.
Да, пожалуй, женственность была главной чертой Анастасии. Даже будучи одетой в какие-нибудь драные джинсы и мужскую рубашку на голове тело (в те редкие моменты, когда ей приходило в голову так вырядится), она умудрялась сохранять ту мягкость и плавность движений, тот образ милой домашней девочки, что неизменно покорял мужчин, ищущий Истинную Женщину.
Впрочем, к мужчинам Настя относилась легкомысленно и насмешливо (во всяком случае, к большинству из них). Различного рода хулиганские выходки и озорные проделки всегда были в ее крови. Пофлиртовать и позаигрывать с каким-нибудь очередным наивным мальчиком, заставить его краснеть и смущаться, а потом свинтить, показав на прощание язык и изящно виляя попой – считалась у нее чем-то вроде утренней зарядки, которой она даже не придавала большого значения.


Звук внезапно зазвонившего телефона, вырвавшего Катерину из раздумий, был настолько громким и неожиданным, что та даже вздрогнула.
- Фух, напугала…. Насть, ты, что ли, опять? Что? Планшет забыла? Сейчас, погоди, посмотрю… Да, вон лежит. На диване… как смотрела, так, видно, и бросила… Заедешь? Да, сейчас спущусь, вынесу, раз уж ты у нас такая занятая…вечно торопится она и даже машину глушить не хочет… Ладно-ладно, не ворчи! Да, уже спускаюсь, подъезжай давай…
Катя повертела в руках забытый подругой планшет. На мгновение извечное женское любопытство возобладало в ней, и она включила его, сама еще не зная, зачем собирается в нём копаться и что хочет там увидеть. Но её постигло разочарование – доступ был закрыт паролем.
«Надо же, хитрая какая! И чего только она там прячет?» - поморщилась Катерина, накидывая куртку. Почему-то ей показалось это подозрительным. Впрочем, размышлять над странностями подруги было уже некогда, и она зацокала каблучками по ступенькам, сбегая вниз…
У подъезда стояли несколько автомобилей, какой-то фургон-газель с яркой рекламой службы доставки, но ни Насти, ни её машины не было видно.
«Чёрт, где же она? Не подъехала еще, что ли?» - озираясь по сторонам, зябко поёжилась Катерина. – «На дворе вообще-то не май месяц…»
- Девушка, это тридцатый дом? – вышедший из-за фургона парень в униформе службы доставки заставил её на мгновение отвлечься. Впрочем, то мгновение заметно затянулось, пока она изучающее разглядывала своего неожиданного собеседника. Наверное, так выглядели истинные арийцы – светлые волосы, правильные черты лица, квадратный подбородок и холодные глаза, словно подёрнутые голубой эмалью.
- Да, тридцатый…, - почему-то Катя поперхнулась на мгновение, отвечая ему, и в результате получилась как-то натужно, с хрипотцой.
- А тридцать первый…? Не подскажете, где? – голос у «арийца» был низкий, бархатный, словно у мурлыкающего кота, а интонации такие, что Катерина моментально пожалела о том, что выскочила из дому наспех, не успев как следует собраться и принарядится.
- Тридцать первый? Это вам надо на ту сторону улицы и вооон тааам…, - она сделала шаг в сторону, обходя фургон, краем уха услышала звук открывающейся дверцы у себя за спиной, а затем…
Все произошедшее дальше случилось так быстро, что Катя не успела ни толком испугаться, ни даже понять, в чем, собственно, дело. На лицо её опустилась какая-то ткань, словно накинутый на голову мешок; чьи-то руки подхватили её под колени; кто-то стиснул локти, прижимая их к телу и не давая двигаться; чем-то зажали рот; а в следующее мгновение её рывком приподняли сразу несколько рук, и она очутилась где-то в темноте, лежа на чем-то твердом. Видимо, внутри фургона. Взревел мотор, срываясь с места, её сильно тряхнуло, она слабо вскрикнула, но ей тут же снова зажали рот, сверху навалилось что-то тяжелое, не давая встать, и она ощутила грубую руку на своей шее. Хватка у её невидимого мучителя была мертвой, горло стиснуло так, что она с трудом могла дышать, не помышляя уже о крике.
Фургон несся куда-то на большой скорости, трясясь и подпрыгивая на поворотах. Мысли Катерины неслись так же стремительно и путано, не давай возможности остановится на чем-то осмысленном и конкретном. Сердце бешено колотилось, и единственное, что она вдруг осознала с пугающей ясностью – тот факт, что её трясёт не только на ухабах. Липкий, противный страх разливался внутри затапливающей всё болотной жижей. Стиснутая со всех сторон, прижатая к полу так, что не могла даже пошевелиться, она впервые, наверное, почувствовала себя беспомощной и жалкой.
«Чёрт! Надо же что-то делать… я…что вообще происходит???»
Фургон вдруг резко затормозил. Она услышала звук открывающейся двери. Сразу несколько рук подняли ее и выволокли на улицу, поставив на ноги. Дышать стало легче. Мешок (или что там это было?) с её головы сняли, но глаза по-прежнему закрывала какая-то повязка, мешающая что-либо увидеть. С двух сторон её держали за локти – грубо, сильно, так что нечего было и думать вырваться. Хлопнула закрывающаяся дверь машины. Её куда-то повели.
«Надо же как-то… сопротивляться, что ли…», - лихорадочно пыталась соображать пленница, понимая между тем, что вырваться не сможет, противник явно сильнее. - «Может, закричать?»
Но прежде чем она успела додумать до конца спасительную мысль, скрипнула дверь, Катя споткнулась о какие-то ступеньки, её рывком приподняли и втолкнули внутрь какого-то помещения. Хватка её стражей вдруг ослабла, и она почувствовала, как кто-то снимает повязку с её глаз.
Физиономия «арийца», которую она увидела через секунду, теперь отнюдь не казалась ей привлекательной. Квадратная челюсть в сочетании с холодным блеском подёрнутых голубой эмалью глаз казалась, скорее, пугающей. Двух других она толком не видела, лишь смутно угадывающиеся тени. Но знала, что они есть.
- Вы кто такие? Что вам от меня нужно??? Я…, - голос её сорвался на крик. Довольно жалкий и писклявый, надо сказать. На лицах своих похитителей она увидела лишь насмешливые ухмылки.
- Тише, крошка…Тебя все равно никто не услышит!
Надо же, а парнишка умеет добавлять в голос металл! Низкий бархатный шёпот его был тихим и властным, а взгляд парализовал и гипнотизировал, сковывая волю и не давая подчиняться. «Так вот как это происходит…», - вдруг подумалось Кате, и она тут же постаралась отогнать эту дурацкая мысль, но получалось почему-то плохо. – «Я же столько читала о таких случаях, слышала где-то… и вот… теперь… Нет, этого не может быть! Надо же как-то…»
- Не дрожи так. Ты же сама этого хотела!
«Что?... Сама…Я?» - мысли неслись и путались. Из последних сил она пыталась стряхнуть с себя внезапно нахлынувшее оцепенение и унять дрожь в коленях. Попыталась вырваться когда ее, как куклу, снова сгребли в охапку и втолкнули внутрь комнаты. А там…
Углы просторного помещения тонули во мраке. Большую часть его занимала огромная кровать – нет, скорей даже, ложе, застеленное чем-то мягким и атласным . Сбоку от него горел камин, причудливые отблески пламени плясали на стенах. На полу перед камином было расстелено что-то вроде небольшого ковра с длинным ворсом или шкуры какого-то животного. В комнате было жарко и темно…
В других обстоятельствах Белокурая Бестия, наверное, рассмеялась бы. Если бы не стучащие от страха зубы.
Зато она нисколько не удивилась, когда один из её мучителей принялся расстегивать дорогую шёлковую рубашку с узором, обнажая мускулистый рельефный торс, а в руках другого появился кожаный ремень, которым через мгновение стиснули ей запястья.
Она ещё пыталась что-то возразить… лепетала, что это какая-то глупая шутка… что это всё было не по-настоящему… что она передумала, наконец! – но её уже никто не слушал.
И она слишком хорошо знала – ЧТО будет дальше…


запись создана: 06.12.2014 в 13:34

@темы: изнасилование, Белокурая Бестия, Настёна-Искусительница

14:08 

Пролог

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
Причудливые звуки музыки заполняли полутёмный зал. Свечи в старинных канделябрах давали немного света в центре, но остальная часть помещения тонула во мраке. Сидящая в кресле девушка с короткой стрижкой чуть заметно улыбнулась, словно её нисколько не беспокоили ни повязка на глазах, ни толпа людей вокруг, ни приближающийся к ней мужчина, шаги которого она слышала, несмотря на завязанные глаза…
Белокурая кудряшка в дальнем углу зала зябко поёжилась. Нет, ей не было холодно, скорее, наоборот, но она была здесь впервые, и ей было заметно не по себе.
- Насть, - украдкой наклонилась она к уху подруги, - напомни мне ещё раз правила, а то я, кажется, опять все прослушала…
- Перестань пялиться по сторонам, как ребёнок в магазине игрушек, и ничего не пропустишь, - ехидно посоветовала ей та.
- Ну, Наааасть…
- Ладно-ладно, не верещи ты так. Правила просты: желающий (это может быть как мужчина, так и женщина) садится в кресло, - Настя кивнула головой в центр зала, - ему завязывают глаза, и он, не глядя, выбирает себе следующего «искусителя». Тот приближается к креслу, но не должен говорить или другим каким-то способом обнародовать себя. «Жертва» в кресле не знает, кто он, и ориентируется только на его прикосновения и собственные ощущения от них – нравится\не нравится. Включается музыка, которая звучит ровно 3 минуты. За это время «искуситель» должен попытаться «уговорить» свою «искушаемую» в кресле расстаться с каким-нибудь одним предметом одежды. «Уговорить» - в кавычках, потому что разговаривать он не может, все общение происходит только тактильно, прикосновениями. При этом, разумеется, он не может действовать «грубой силой», срывая одежду вопреки желаниям «соблазняемой». Нет, его задача – наоборот: доставить ей удовольствие, сделать так, чтобы ей понравилась, и она сама, пребывая в блаженной неге, уже не могла сопротивляться…
- Ох, - поёжилась подруга, - и кто только такие задания придумывает…
- «Жертва» в свою очередь может как помочь «соблазнителю», сильно упростив его задачу, «подыгрывая» ему, если ей его прикосновения нравятся, так и наоборот – максимально усложнить его миссию, мешая ему, зажимая его руки, меняя положения тела, словом, «не даваясь», если ей не нравится.
- И что потом?
- Когда время закончилось, музыка умолкает, и ей «соблазнитель» не успел снять с «жертвы» один какой-нибудь предмет одежды, то он снимает его с себя.
- Весело тут у вас! – тихонько прыснула блондинка.
- Затем выбирается новый «искуситель», и все повторяется. Впрочем, он может быть и старый, то есть тот же самый – жертва ведь этого не видит. Для неё каждый раз он будет новый, и каждый раз она ориентируется исключительно на свои ощущения.
- А если никто не нравится, и она всем отказывает?
- Отказывать нельзя больше трёх раз подряд, иначе следующий имеет права снять с неё любой предмет одежды по своему желанию.
- Мда… Сурово! А что же в конце?
- Тот, кто снимет с «жертвы» последний предмет одежды – очевидно, будет для неё самым приятным, раз уж «уговорил» её расстаться с самым сокровенным. Ему и достаётся жертва, он забирает её и уводит в одну из «комнат для двоих». Так и не развязывая ей глаза и никак не выдавая себя каким-то другим способом.
- И там они…???
- В принципе, все, что там происходит – только их дело. Никто же не следит и не контролирует, чем они там занимаются. Но учитывая, что «жертва» уже обнажена, а рядом с ней человек, чьи прикосновения ей настолько приятны… Не сложно догадаться, что у них там будет. Скорее всего.
- И все это время она не будет знать – кто ее соблазнитель? Даже потом? Ох… Я бы…
- Ты бы поменьше фантазировала и болтала. Похоже, следующая твоя очередь, - Настя кивнула на замерший волчок.
- Я??? А разве можно так? Девушка с девушкой…
- Почему нет? Иди давай! – она легонько подтолкнула подругу.

«Чёрт! Хоть бы еще на меня так не пялились все вокруг….» - несмотря на отчаянные попытки белокурой кудряшки казаться невозмутимой, даже звук сбивающихся шагов, казалось, выдавал её робость и неуверенность. Сидящая в кресле полуобнаженная девушка чуть заметно улыбнулась. Старающаяся унять дрожь в коленках «искусительница» присела рядом на подлокотник кресла и осторожно погладила её по плечу. Кожа той была мягкой, бархатистой и на удивление приятной на ощупь. «Блин, я же никогда… с девушкой… как тут…» Она осторожно провела пальчиком по шее «жертвы», на мгновение задержалась, прежде чем спуститься ниже… Сидящая в кресле девушка вдруг шумно вздохнула. Серебряный кулончик в форме переплетающихся змей соскользнул с её шеи – ниже, в ложбинку между грудей. «Искусительница» испуганно отстранилась. Дааа, такой груди она еще не видела – большим упругим округлостям было явно тесно под натянутой до предела тонкой тканью блузки… Завораживающая мелодия плыла по комнате, сбивая с толку и не давая сосредоточится. Хотелось тоже закрыть глаза и отдаться ей, слиться с плавными звуками… замурлыкать…

- Какой забавный котёнок! Надо же, как смущается, - насмешливо прошептала высокая темноволосая женщина с резкими чертами лица в дальнем углу зала. Её приглушенный шепот был слышен лишь одному человеку – стоящему рядом высокому мужчине с квадратной челюстью и холодным тяжелым взглядом. – Твоя протеже? Ты её уже…. Ладно-ладно, не сверкай так глазами. Слушай, а она мне определенно нравится! Ты смотри, как… И если это в первый раз…Отдашь её мне?
- Забирай. Даже меняться предлагать не буду, - голос у обладателя холодных глаз был низкий, бархатный, с хрипотцой.
- Какой же ты все-таки циник! Разве можно так…
- Сам удивляюсь! – холодно усмехнулся он и отошел в сторону, прервав разговор.

Сидящая в кресле девушка чуть наклонила голову набок, прижимая руку своей «искусительницы» к краю кресла. «Так, и что теперь?» - закусила губу кудряшка. – «Как же я буду… Хм, а если вот так?»
Её свободная рука, взъерошив короткие каштановые волосы, замерла на затылке девушки, запрокидывая ей голову. Обжигая жарким дыханием бархатистую кожу, она на мгновение приблизилась и… жгучим страстным поцелуем впилась в шею «жертвы». Та охнула и обмякла. Высвободившаяся рука «искусительницы» заскользила ниже, не встречая сопротивления…



Музыка смолкла. Кудряшке не хотелось вставать – так тепло и приятно было в этом мягком кресле, в этих убаюкивающих объятиях теплой и ласковой девушки с короткой стрижкой и большой грудью.
«Эх! Как же все-таки жаль, что так мало!» - с грустным вздохом она заставила себя встать. Казалось невозможным оторваться от этой приятной бархатистой кожи, этих ласкающих прикосновений, но… Еще раз разочарованно вздохнув, она направилась на свое место, помахивая выигранным «трофеем» и с ревностью поглядывая на следующего участника, который уже приближался к беззащитно откинувшейся в кресле девушке.

- А у тебя определённо талант! – хмыкнула Настя, встречая вернувшуюся на своё место подругу.
- Да ладно тебе… Я так смущалась… И вообще…
- Брось! Чего там смущаться? Помнишь, как ты попала сюда? По сравнению с теми твоими выходками, это всё – детский лепет!
Кудряшка залилась краской, вспоминая события двухнедельной давности…

@темы: Белокурая Бестия, Ариец, Агнесса, Настёна-Искусительница, соблазнение

14:12 

Пора объясниться....

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


- Насть!!! Твоюжмать, что это было??? – крик взбешенной Белокурой Бестии был подобен рыку разъярённой тигрицы, но подруга её лишь лениво пожала плечами. Её явно нисколько не заботило возмущение Катерины, которая в праведном гневе ворвалась к ней в дом, требуя объяснений.
- Думаю, ты знаешь, - Настя лишь усмехнулась в ответ.
- Я??? Я знаю??? Да я вообще…
- Но ведь это ты всё придумала! Разве нет?
- Да ты… вообще…блджад… Ты соображаешь, что…??? - Катя задохнулась от возмущения, не в силах сдержать поток обуревающих её чувств.
- Да-да, ты. Я же спрашивала тебя, хочешь ли ты, чтобы это сбылось, помнишь? И что ты мне ответила? – в глазах Насти все отчетливее плясали насмешливые искорки. – Думаю, все произошло в соответствии с твоим сценарием, не так ли?
- Насть!!! Да, в конце концов, я… Я же не думала, что это все взаправду! И что все так будет… Я…
- Ты чем-то не довольна? Есть какие-то претензии? Может, мальчики недостаточно проявили себя? Тебе не понравилось?
- ЧТО????
- Ты не поняла вопроса? Я, кажется, ясно сформулировала… Понравилось ли тебе всё произошедшее?
- Мне??? ПОНРАВИЛОСЬ??? Насть, да ты в своем уме??? Да как вообще тебе в голову…
- Ну, то есть – ДА? Другими словами…
- НЕТ!! Слышишь ты? Ничего мне не понравилось! И не смей так больше…
- Что же ты до сих пор краснеешь, как вареный рак?
- Я??? Ничего я не… блин… да иди ты! - Катя смущённо отвернулась. Образы произошедшего были еще слишком свежи в её памяти, и одно воспоминание о вчерашней ночи вызывало в ней жгучее чувство стыда, смешанного с чем-то ещё… таким… И вот это самое «ещё» (даже сама мысль об этом!) каждый раз заставляла её заливаться жаркой краской. Вот и сейчас её щеки были похожи на пунцовый мак.
- Иди ты…, - снова буркнула она.
- Брось, Катюха! Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы…, - голос Насти становился всё более насмешливым. – Так что если ты перестанешь вопить, как тигрица, укушенная в попу осой, а успокоишься и присядешь, то мы поговорим.
- Поговорим??? Да ты… Да о чем???
- Кофе хочешь?
- Кофе??? Знаешь, что??? Да я…, - Катя вновь задохнулась от возмущения, но сил на новый взрыв уже не было, и она вдруг как-то стухла, послушно опустившись на диван. – Да. Хочу. Давай свой кофе. Хотя лучше водки…
- Есть коньяк. Но это потом. Успеешь еще.
Ощущение какой-то глупости и нереальности происходящего навалилось на Катерину, и она устало прикрыла глаза. Настя порхала по кухне, бренча своими кружками и чашками. Готовить – было её страстью, на кухне она чувствовала себя как жрец в храме, творивший какой-нибудь священнодейственный ритуал на своем алтаре. Это было ещё одной загадкой подруги, ведь Катя прекрасно помнила, что всего лишь пару лет назад готовить та не умела совершенно.
- Насть, ты… Можешь мне сказать, кто это был? – устало выдохнула Катя. - Откуда они вообще взялись? И как тебе в голову пришло, что…
- Сначала выпей, - Настя поставила перед ней горячую кружку. – Пей-пей! До дна… А потом…Потом я отвечу на все твои вопросы, если только ты сама захочешь это услышать.
запись создана: 06.12.2014 в 13:38

@темы: Настёна-Искусительница, Белокурая Бестия

14:10 

Фантазия

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
«…Кожаный ремень стягивал запястья, больно впиваясь в кожу. Тонкая ткань одежды затрещала, срываемая грубыми мужскими руками. Инстинктивно она еще пыталась сопротивляться, сама понимая, впрочем, что это уже бесполезно. Дергаясь, как бабочка в паутине, кусая губы от бессилия, она чувствовала как сразу несколько пар рук скользят по ее телу - сжимая грудь… стискивая запястья, не давая пошевелиться….зажимая рот, не позволяя кричать…стягивая с нее трусики… Она отвернулась, чтобы не видеть всего этого.
По-прежнему горел камин, в комнате было жарко и темно.
Кто-то намотал ее волосы себе на руку и больно дёрнул, заставляя ее повернуться. Она сделала последнюю попытку закричать, но чья-то лапа моментально сжала ей горло. Потянув за волосы, ее заставили откинуть голову назад и заткнули рот ее же собственными трусиками.
Жгучая волна прокатилась по ее телу до самых кончиков пальцев. Жгучая смесь стыда, бессильной злобы и…возбуждения.
Она больше не пыталась сопротивляться. Да и что дергаться, если сама этого хотела? Тем более, что их, кажется, только заводила ее беспомощность и жалкие попытки вырваться. Брызнувшие было из глаз слезы быстро высохли, оставив лишь две тонкие струйки потекшей туши на щеках, все еще пылающих от стыда. И она, как завороженная, продолжала смотреть, как главный из ее мучителей медленно расстёгивает рубашку, обнажая загорелый торс с рельефными мускулами…как приближается к ней, властно кладя руку на ее горло…
Она не сопротивлялась, когда ее за волосы стащили с дивана и поставили на колени, так что ее лицо оказалось прямо перед «орудием» одного из них. Не выпуская из рук ее волос, он толкнул ее голову вперед… Она послушно приняла его в свой ротик и стала ласкать, подчиняясь движениям направляющей ее руки. Стиснутые кожаным ремнем руки не давали ей никакой свободы, а огромный член ее мучителя грубо проникал в ее рот, заполнял его весь, и не было возможности ни отвернуться, ни как-то воспротивиться процессу. Оставалось только подчиниться его силе и напору, замирая от нахлынувшего непонятно откуда наслаждения. Старательно обхватывая губами его член, она чувствовала, как тот откликается на ласку, пульсируя от прикосновений ее языка и губ, и от этого горячие волны возбуждения прокатывались по ее телу.
Быстрее… глубже… Она едва не захлебнулась, когда он кончил…
Но это было только начало.
Ее рывком заставили подняться, развязали стягивающий запястья ремень. Двое подхватили ее на руки, так что она невольно вцепилась в них, обхватив каждого за шею, чтобы не упасть, а третий, подойдя ближе, властным движением развел в сторону ее ноги… И снова боль, смешанная с наслаждением, снова сдавленный полувскрик-полустон, а внизу живота пульсирует и разливается возбуждающее тепло. Очередная попытка вырваться ни к чему не привела, ее держали на весу, словно куклу, и заставляли двигаться так, как им хотелось, поднося ближе и отводя обратно, когда вздумается. Словно ее тело ей не принадлежало и способно было лишь извиваться в конвульсиях, подчиняясь чужой воле.
Когда ее, наконец, опустили на пол, у нее уже не было сил. Но они не собирались останавливаться.
Раз за разом ее мучители сменяли друг друга, накидываясь на нее то поочередно, то все разом, вертели ее, словно куклу, заставляя принимать ту или иную позу, а она, не в силах сопротивляться, послушно выполняла все их прихоти. Уже перестав различать, кто есть кто среди покрытых капельками пота тел своих мучителей, жадно хватая ртом воздух в моменты краткого отдыха, дрожа от возбуждения и содрогаясь от очередной мучительной волны оргазма, она кусала губы в попытке сдержать громкий стон, когда очередной член проникал в нее…
Все так же горел камин. В комнате было жарко и темно.»



- Ну ты даешь, Катюха! Надо же такое написать! – рассмеялась Настя, прерывая чтение и откладывая в сторону планшет.
- Иди ты…, - смущенно отозвалась та, старательно отворачиваясь и не глядя на подругу.
- Нет, серьезно! Прям невозможно оторваться, не дочитав!
- Сама же меня надоумила, а теперь ржёшь! – буркнула Катя, на мгновения вспоминая, как все начиналось. Как пришедшая к ней позавчера подруга шутки ради предложила зайти на какой-то сайт, посвященный эротическим фантазиям. Где можно почитать чужие тайные мечты и анонимно отправить свою. Как поначалу фыркнула она от этой идеи, но потом втянулась… рассказы были интересные, и все сцены в них очень натурально описаны, совершенно непохоже на какой-нибудь пошловатый бред очередного спермотоксикозного подростка. Как, заинтересовавшись, она прочитала запоем сразу несколько историй, а эта засранка Настасья все подначивала ее… И как в конце концов сумела поддеть настолько, что Катерина обещала написать туда свой собственный рассказ, повествующий о ее личной сокровенной фантазии.
И вот теперь рассказ уже вторые сутки висит на сайте, будоража и заводя читателей своими подробностями, Настька ржёт и отпускает двусмысленные комплименты, а сама авторша произведения заливается пунцовым румянцем и вяло отнекивается.
- Да подумаешь… ничего такого… Просто как-то тошно мне было, ну и вот…захотелось пофантазировать. От скуки.
- Не, от скуки такого не напишешь! Это ж надо представлять…фантазировать… прочувствовать во всех подробностях! – снова залилась смехом Настя
- Да иди ты…- еще раз буркнула ее подруга, порываясь запустить в хохочущую издевательницу подушкой. – Просто наскучило мне все. Все эти какие-то глупые игры… знакомства, заигрывания, прелюдии с флиртами…танцы с бубнами…потом выяснения отношений, вынос мозга… Ну нафиг! Порой и правда хочется, чтобы вот так… Трое совершенно незнакомых мужчин. Завязывают глаза, привозят куда-то. Загородный особняк, горящий камин, полутьма…
- И шкура убитого медведя на полу у камина! – снова хохотнула Настя, продолжая подначивать подругу. Та, впрочем, ее уже не слушала.
- И делают с тобой все, что хотят! Не спрашивая разрешения, не интересуясь твоим мнением, ломая сопротивление, если надо. Тебе остается только подчиняться и… получать удовольствие! А потом тебя отвезут домой, и ты их не знаешь, и они тебя. И никогда в жизни вы больше не встретитесь, не будете выносить друг другу мозг, лезть с какими-то отношениями или претензиями… ты даже лиц их не видела! И вообще…
Катя махнула рукой, прервав свою тираду на полуслове. Ей казалось, что подруга не понимает ее, и она говорит лишь для себя. Но та напротив - прекрасно осознавала, что в последнее время творится с этой красавицей-блондинкой.

Миловидная и стройная, с кудрявыми, словно пружинки, волосами и аппетитными округлостями, Катя всегда привлекала внимание мужчин, производя впечатление милого белокурого ангела. На самом же деле выросшая в неблагополучной семье дворовая девчонка была задирой и хулиганкой, ее постоянно тянуло на какие-то дурацкие выходки, а от всей той «розовой ванили» (как она выражалась), которой пытались окружать ее знакомые мужчины, ее просто тошнило. В результате избалованная мужским вниманием кудрявая проказница (имевшая среди друзей прозвище Белокурой Бестии) имела тьму поклонников, но все их «уси-пуси» ей заметно претили, вызывая лишь тоску и зевоту. Время от времени это прерывалось очередной издевательской выходкой юной хулиганки в отношении какого-нибудь очередного наиболее настойчивого мальчика-романтика, после чего всё снова сменялось атмосферой скуки и уныния. Кажется, и сейчас Белокурая Бестии опять хандрит.



- То есть ты хотела бы, чтобы все это произошло в реальности? – заинтересованно посмотрела на подругу Настя.
-Ч-чего??? - недовольно буркнула та в ответ, отходя к окну. Мыслями она была уже где-то далеко. Взгляд ее блуждал по унылому пейзажу за стеклом.
Город исчезал в пелене тумана. Замызганные листья покрывали грязный асфальт. Лужи отражали свинцовое небо. А поверх всего этого плыла белая мгла. Не поймешь – зима это или осень. А завтра еще в институт переться… Тошно-то как!
- Я спросила, хочешь ли ты, чтобы это и правда произошло? Или пусть останется только фантазией?
- Вот еще! Нет, конечно… я… с чего вообще ты решила? – Катя пожала плечами и сморщила носик, сама запутавшись в собственных вопросах.
- Ну просто нельзя ведь это всё вот так взять и выдумать на пустом месте! Это же надо представлять, продумывать, фантазировать…ощущать себя на месте той героини!
- Опять издеваешься? – кудряшка фыркнула так, что ее волосы-пружинки возмущенно затряслись. – Ничего я не хочу. Это так…просто… фантазии…глупости
- Ну-ну…, - Настя лишь загадочно усмехнулась и замолчала. В комнате повисла странная тишина.
- А даже если и нет, то… какая разница? – буркнула Катерина, чувствуя, что молчание становится тягостным. – Все равно ведь…
- Так ты хочешь? – снова переспросила подруга, пристально глядя ей в глаза.
- Ну, не знаю… может быть…, - тихо прошептала та и отвернулась.
- Будь осторожнее в своих желаниях. Они могут сбываться! – в тишине голос Насти прозвучал как-то властно и значительно.
- Да иди ты… Опять прикалываешься…
На этот раз Настя ничего не ответила, лишь продолжала пристально смотреть на подругу. И той почему-то показалось, что не было и тени шутки в этом взгляде…
запись создана: 06.12.2014 в 13:22

@темы: Настёна-Искусительница, Белокурая Бестия

ТЛАСОЛТЕОТЛЬ - тайное сообщество сокровенных желаний

главная