tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Слушай, а все-таки….и правда… кто такой этот Гийом де Ногарэ? Про которого вы тогда с Настей говорили, помнишь? Когда с зефирками… Ты еще назвал ее необразованной?
Найджел бросил на Кудряшку красноречивый взгляд, от которого та зарделась:
- Ну да, я тоже необразованная! Еще и блондинка к тому же! Но ты бы лучше не издевался и не вздыхал сочувственно, а рассказал…, - Катя опустила глаза. Очень уж ей не хотелось ссориться с Найджелом. В последнее время они заметно сдружились, и между ними установились весьма теплые, хотя и несколько странные отношения.
Периодически Найджел появлялся на ее горизонте, неожиданно и без предупреждения, устраивал ей какие-нибудь приятные и красивые сюрпризы (Катя уже запомнила, что они называются «крышесносы»), а потом также неожиданно исчезал, оставляя ее в неком восхищенном недоумении. Поначалу ей не давал покоя вопрос – чего ради все это? Видимо, тут не обошлось без Насти, и ее таинственного «желания», о котором она так и не сказала… Но потом Катерина бросила и думать об этом, с головой погружаясь в водоворот красивых безумств, неожиданных приятных свиданий и волшебных сюрпризов. В конце концов, им обоим это заметно нравилось, а раз так – не все ли равно почему и ради чего…
Как-то раз Найджел приехал за ней на самой настоящей старинной карете с лошадьми (и где только такую нашел??? В каком-нибудь свадебном агентстве, не иначе…) и увез ее на какой-то старинный бал реконструкторов, где все были в средневековых нарядах, танцевали старинные вальсы под клавесин, вели изысканные речи и пили горячий глинтвейн. Ощущение было - как будто они перенеслись на машине времени…
В другой раз он заявился к ней на работу под видом заказчика, обаял ее начальницу и потребовал, чтобы кто-то из сотрудников их фирмы выехал вместе с ним «на замеры». Разумеется, этой сотрудницей стала Катерина, а вместо «замеров» они весь день дурачились и катались на различных аттракционах в парке развлечений.
Подобные выходки считались для него чем-то обыденным, в порядке вещей, словно бы в его мире так было принято. И Катя потихоньку начала привыкать к этим сюрпризам, хотя и охала от удивления всякий раз, и сердце замирало в немом восхищении, когда с ней случался очередной «крышеснос». Порой даже ей самой хотелось сделать в ответ что-нибудь эдакое, но ее фантазии не хватало на подобные штуки, и она лишь грустно вздыхала, понимая, что где ей угнаться за таким мастером. Но желание от этого меньше не становилось – напротив, раз за разом распалялось еще больше.
Особенно задевало ее то, что Найджел при этом не предпринимал никаких приставательных телодвижений, ни разу не попытался ее обнять, поцеловать или что-то подобное. Скорее, он относился к ней с какой-то теплой дружеской симпатией, не желая переступать некую грань… В другое время Катя назвала бы такое поведение комплексами смущающегося романтика, который не знает, что делать с девушками. Вот только Найджел на подобного персонажа никак не походил. Да и вряд ли в этом их тайном ордене развратников был хоть один такой…
- Гийом де Ногарэ был канцлером Франции в 14 веке, хранителем большой королевской печати, верным другом и сподвижником короля Филиппа IV. В частности, именно ему король поручил возглавить уничтожение Ордена Тамплиеров… уж про них-то ты, наверное, слышала?
- Нууу… да. Что-то припоминаю…
- Тамплиеры, они же «храмовники» - духовно-рыцарский орден времен крестовых походов, очень богатый и могущественный в то время. С ним связано много мистических историй и легенд, членов ордена подозревали в колдовстве, проведении оккультных ритуалов и обрядов, и проч. Хотя, как мне кажется, реальность была куда прозаичнее – богатство и власть тамплиеров не давала покоя многим, в том числе и тогдашнему королю Франции – Филиппу Красивому. И тот решает разгромить орден, прибрав к рукам его деньги и владения. В пятницу 13-го тайным указом короля (исполнял который как раз таки Гийом де Ногарэ) тамплиеров предательски захватывают по одиночке, обвиняют в ереси, колдовстве, сатанизме, и тому подобных смертных грехах – вплоть до содомитства…
- Ч-чего???
- Ну, они якобы похищали молодых юношей и девушек в своих владениях для участия в жутких оргиях. Из-за чего их замки и поместья пользовались дурной славой.
- Что-то мне это напоминает…, - хмыкнула Катя.
- После ареста тамплиеров подвергали страшным пыткам, выбивая из них признания. Процесс длился несколько лет. Рыцари храма рассчитывали на заступничество папы римского, ведь формально они не были подвластны мирской власти (т.е. королю), а власти церковной они служили верой и правдой много лет. Но трусливый и алчный папа Климент V был на тот момент лишь марионеткой короля, не решаясь перечить ему, и даже наоборот – поучаствовал в упразднении ордена, получив свою долю от богатств тамплиеров.
- И что – так никто их и не остановил?
- По легенде магистр ордена Жак де Моле, будучи приговоренным к сожжению, уже на костре проклял всех троих – короля Филиппа, папу Климента и канцлера Гийома де Ногарэ, посулив им смерть в течение года и проклятие всего их рода до 13-го колена. Король и папа страшно перепугались из-за этого проклятия, а вот Ногарэ, будучи закоренелым материалистом, никогда не верил в мистику и смеялся над проклятием, считая подобные россказни просто бредом…
- Совсем как наша Настя…
- Однако скоро ему стало не до смеха. Папа умер примерно через месяц, король – вслед за ним, а сам канцлер… В общем, все они погибли при весьма загадочных и противоречивых обстоятельствах. Хотя сведения об их смерти разнятся и не очень понятно, как же там все было на самом деле. Но так или иначе – скончались все трое. А потом несчастья постигли и потомков королевской династии, как и предсказывал магистр – до 13-го колена.
- Блин! И что все это – совпадение?
- Кто знает… Некоторые утверждают, что вообще все это – не более чем легенда, и что Ногарэ умер раньше, еще до казни Жака де Моле, а смерть папы и короля была вызвана естественными причинами – то ли обычный инфаркт, то ли несчастный случай на охоте…Хотя, возможно, что смерть их и правда носила куда более земной характер – тамплиеры были опасными врагами. И не только своими мечами, но и умелыми интригами. Среди их сторонников, например, хватало специалистов по тайным ядам. Ногарэ по преданию был умерщвлен отравленной свечой – да так, что никто и не догадался. А что до рассказов, будто бы тело папы перед погребением находилось в церкви, в которую ночью во время грозы ударила молния, в результате чего возник пожар и гроб с его телом полностью сгорел, хоронили лишь пепел – так это, мол, выдумки и сказки. Предания, легенды и песенки менестрелей…
- Хм…менестрелей?
- Ну да. – Найджел усмехнулся. – Одна из них в вольном переводе звучит примерно так…
Катя знала, что ее новый знакомый по совместительству еще и музыкант, но никогда раньше не слышала, как он играет. Поэтому невольно затаила дыхание, когда тот потянулся за гитарой. И последующие несколько минут лишь потрясенно смотрела, как бегают по струнам его длинные тонкие пальцы, даже не вслушиваясь в слова песни… Ей, привыкшей к современной попсе, такие средневековые баллады с гитарными переборами и старинными аккордами, казались чем-то небывалым и невозможным.

Ну, вот и все. Конец игре.
Сгорают двое на костре,
А я смотрю на них в надежде видеть истину.
Над плотью, что уже мертва,
Взлетают искрами слова,
Но я же, право, никогда не верил в мистику.

Но казнь окончена, и вот
Уходит с площади народ,
Он завтра вновь себя вернет к своим занятиям.
Да, это все… Но как мне быть?
Ни днем, ни ночью не забыть –
Летит из пламени костра мне вслед проклятие.

Теперь оно всегда со мной:
Глаза твои и голос твой
Опять смущают мой покой, лишают разума.
В ночной тиши и в шуме дня
Со мною ненависть твоя –
Она преследует меня, как тень, привязана.

И длится день, давая свет,
Но смерти матерный акцент
Теперь все время слышу я в любой мелодии.
И тонет в ужасе душа,
И, сухо крыльями шурша,
Ко мне подходит, не спеша, моя агония.

Таков уж видно жребий мой -
Нет сил смеяться над судьбой.
Я отлученным был и стал сегодня проклятым.
Тебя отправил я на смерть,
Чтоб самому в огне гореть,
Но я сгорать уже устал, глотая горький дым.

И ты зовешь меня с собой,
И я пойду на голос твой;
Меня убьет все то, во что совсем не верил я.
Пройдет последняя гроза,
Я загляну в твои глаза,
И мы увидим, кто был прав, в своем посмертии.


* послушать один из вариантов данной песни можно тут.


Кода смолкли последние гитарные переборы, Катя еще некоторое время молчала, не решаясь нарушить хрупкую тишину. Но Найджел тоже сидел с отсутствующим видом, весь в своих образах и фантазиях, и наконец Кудряшка не выдержала:
- А эта… как ее… про которую наш Мастер рассказывал… Коатликуэ…блин, язык сломаешь! …это тоже легенда? Или как?
Найджел как-то странно посмотрел Катю и, отложив гитару, задумчиво произнес:
- Коатликуэ была одной из могущественных ацтекских богинь, олицетворявшей многочисленные ужасы вселенной. Имя ее переводится как «она в платье из змей».
- Ах, вот откуда этот необычный «наряд» на той девушке… А я уж думала – кому в голову пришло…
- Да. Но не только поэтому. Змеи вообще играют в мифологии ацтеков большую роль, являясь своеобразным культом. На заре своей эпохи, когда племя ацтеков пришло в долину Мехико, вся тамошняя территория была уже поделена между местными племенами, а к пришлым относились враждебно. Посовещавшись, местные вожди решили отдать ацтекам во владение лишь небольшой необитаемый остров, на котором водилось много змей. Они считали, что ацтеки там скоро вымрут. Но те были только рады, ведь змеи у них были основной пищей. И как хороший знак был воспринят ими увиденный на острове орёл, держащий в лапах змею. Потом он стал одним из священных символов у ацтеков. На том острове они основали свою столицу – город Теночитлан. Сейчас его называют Мехико. И до сих пор в том городе сохранилась огромная статуя Коатликуэ, внушающая страх. На человеческом теле у нее – две головы и обе змеиные, на шее – ожерелье из отрубленных рук и вырванных сердец, на ногах – острые звериные когти, а одежда сплетена из свившихся змей…
- Господи! Страхи-то какие… И это все вы используете в своих ритуалах? Такими темпами – скоро и до человеческих жертвоприношений докатитесь!
- Ну, у нас жертвы немного иные, - Найджел улыбнулся, пытаясь пошутить. Но улыбка получилось какой-то вымученной, и было видно, что ему не до смеха.
- Нет, ну а все-таки… зачем это все? Только ли для антуражу и ради шоу? Или под всем этим есть какая-то подоплека и тайный смысл?
Найджел опять как-то странно посмотрел на нее, отложив гитару в сторону. Кудряшка не понимала, с чем связаны эти странные перемены в его настроении. Но от этого взгляда ей становилось почему-то не по себе.
- Кать, тебе ведь Настя говорила не лезть в это дело? – глухим шепотом вдруг спросил Найджел.
- Говорила. Но только…
- Вот и не лезь! – с неожиданной резкостью вдруг прервал ее он. – А то кончишь как Лара.
- Кто? – непонимающе уставилась на него Кудряшка.
- Была у нас одна такая. Лариса. Типичная девочка-модель – красавица, идеальное тело, длинные волосы, смазливое личико, а вот мозгов маловато. Очень уж любила она насмехаться над различными обрядами, и ни во что не верила. Совала вечно свой нос куда не надо.
- И что с ней случилось?
- А ничего. Однажды просто исчезла.
- Как так – «исчезла»? Растворилась в воздухе, что ли?
- Исчезла – в смысле «пропала». Никто не знает, куда она делась. Может, уехала куда-нибудь, никому не сказав, а может… Короче, искали ее и родственники, и милиция… долго искали. Но так и не нашли.
- Ну и что тут такого? Бывает же…
- Бывает, - Найджел согласно кивнул. - Вот только…
- Что?
Найджел отошел к окну, словно бы не желая продолжать разговор дальше. Но вдруг резко обернулся.
- Кать, я читал ее дневник! – его свистящий шепот, гулким эхом раздававшийся в полутьме пустой квартиры, был почему-то пугающим и зловещим. – Была у нее такая причуда – писать в блокноте шариковой ручкой. В наш-то век электронных дневников. И вот там…
- Что??? – Кудряшка не заметила, как сама тоже перешла на шепот.
- Такое ощущение, что она постепенно сходила с ума. Какие-то странные видения, постоянные перепады настроения: от взрывов энтузиазма и беспричинной радости – до апатии и депрессии. А в последний вечер перед исчезновением она описывает, как корчила сама себе рожи в зеркале…
- В зеркале?
- Ну да. У нее в комнате напротив стола, за которым она обычно писала, был шкаф. А в шкафу на дверце – большое зеркало, во всю длину. Дверка закрывалась неплотно и периодически могла сама собой открываться – то от сквозняка какого-то, то просто если мимо пройти… А Лара любила сидеть за столом и разглядывать себя в этом зеркале.
- И что? Я вот тоже люблю…
- В тот день у них дома почему-то не была электричества. Они зажгла свечку и писала что-то в своем дневнике. Дверца шкафа открылась и ей показалось странным то, каким выглядело ее отражение при таком освещении – пустые глазницы, всклокоченные волосы, жутковатые тени на скулах… Поначалу ей показалось это даже забавным, она пишет, что строила рожицы своему отражению, а оно как-то странно себя вело… И постепенно тон записей меняется, да и почерк тоже… становится явно напуганным… Потом прерывается.
- И что?
- И ничего. На следующий день она пропала. Больше ее никто не видел. Как ни старались – так и не нашли. А ее родители…они…
- Что???
- Они сказали, что не было никакого зеркала в ее комнате. Они забрали его за день до этого и увезли к себе.
запись создана: 03.09.2016 в 18:56

@темы: Белокурая Бестия, Гийо де Ногарэ, Художник