tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


Причудливые звуки старинной музыки заполняли полутёмный зал. Орган и флейта переплетались в аккомпанементе скрипок, уносясь куда-то прочь, в темноту… Свечи в изогнутых канделябрах давали немного света в центре, но остальная часть помещения тонула во мраке. Изредка языки пламени выхватывали из темноты очертания фигур в темных плащах и масках, но Катя их все равно не видела – ее глаза были прикрыты плотной повязкой.
Ей было не по себе.
Она не знала, где находится, не знала, что будет дальше, что это за место и кто эти люди. Ее привели сюда с завязанными глазами, предварительно покружив по городу, молча впихнули в какое-то полутемное помещение, и вот теперь... Атмосфера таинственности, обстановка старинного замка и впечатление какого-то древнего оккультного обряда отнюдь не способствовали ее успокоению.
«Господи, что я здесь делаю! Зачем только согласилась?» - в который раз промелькнула у нее все та же мысль.
Хорошо хоть Настя рядом. Она поежилась и снова сжала руку подруги, словно желая убедиться, что та еще здесь, не сбежала и не бросила ее одну в этом жутковатом месте. Настя улыбнулась и успокаивающе погладила ее по руке, как бы приговаривая – «не волнуйся, все будет хорошо! Я здесь, я рядом»
«Наставница, блин!», - фыркнула Кудряшка. – «Затащила не пойми куда, а теперь…»
Внезапно смолкнувшая музыка прервала ее мысль. В зале повисла напряженная тишина.
«Ну вот…начинается…» - вздохнула она.
Пламя свечей вдруг вспыхнуло сильнее, так что Катерина заметила это даже сквозь плотную ткань повязки на глазах. Затем раздался голос – низкий, скрипучий, похожий на шепот старика, но в то же время вкрадчивый и властный. Катя не видела обладателя его, но ей почему-то представлялось, что он принадлежит какому-то магу-колдуну или престарелому королю-отцу из забытой детской сказки.
- Тласолтеотль – ацтекская богиня запретных страстей и греховных наслаждений - вновь собрала нас здесь. А значит - настало время сказать то, о чем обычно молчат! Каждый из нас хранит в своем сердце желания, которые ему приходится скрывать: тайные фантазии, запретные стремления, порочные мечты. Днем мы носим маски "нормальности" - добропорядочных, приличных и высокоморальных людей. Но приходит ночь, сгущается мгла, и под покровом тьмы за закрытыми дверями настаем момент, которого мы так давно ждали: время сбросить эти маски, открыться друг другу и стать теми, кто мы есть на самом деле… явить миру все то, что скрывается в глубинах наших темных душ и сердец

В тишине мрачноватого зала властный голос взлетал куда-то ввысь, к низкому своду ажурных потолков, гулким эхом отражался от них, замирал и растворялся где-то в темноте…

- Наше тайное общество - место, где можно быть самим собой. Здесь мы свободны и открыты, готовы воплотить в жизнь любые тайные желания и сокровенные фантазии. Здесь отступает стеснение и притворство, сбрасываются маски ханжества и лицемерия. Здесь царствует откровенность и доверие, страсть и желание. Здесь может случиться все, о чем вы давно мечтали, но никогда не говорили вслух.
Так пусть же будет такое место! И пусть все, что происходит здесь, никогда не выйдет за эти стены. Таков закон нашего ордена!
- Да будет так! – раздался со всех концов зала нестройный хор голосов. Катерина вздрогнула от неожиданности.
- Но помните! – продолжал вещать все тот же низкий властный голос. – Будем же осторожнее в своих желаниях, ибо они…
- Имеют свойство сбываться! – дружно рявкнул в ответ хор голосов.
«Мда…» - негромко хмыкнула Кудряшка, вслушиваясь в происходящее вокруг. – «Ну и попала же я… У этой секты развратников еще и своя философия есть, да еще и какая-то мистическая… Блин, они что – все это серьезно?»
- Что ж, пора начинать этот вечер. Сегодня у нас есть ПРЕТЕНДЕНТ! Все вы знаете наши правила, так что не будем тянуть. Давайте посмотрим, кого привела нам сегодня наша Искусительница. Введите ПРЕТЕНДЕНТА, и да свершится то, что суждено быть!
«Ох… кажется, это про меня?» - едва успела подумать Катерина, прежде чем Настя аккуратно, но твердо потянула ее за руку на середину зала. «Расслабься и ничего не бойся!» - тихонько прошептала она на ухо подруге. «Легко сказать…» - мысленно ответила ей Кудряшка. Несмотря на все заверения и предварительные ожидания, сердце ее предательски колотилось. «Так, спокойно! Я же сама этого хотела, сама пришла сюда… И ничего страшного не будет, ничего такого здесь не случится. Настька проследит, в конце концов… Я ко всему готова и абсолютно не из-за чего тут переживать!» - мысленно уговаривала себя Катя.



Обострившийся слух подсказал ей, что с двух сторон кто-то приближается. Шаги замерли справа и слева от нее, и чьи-то сильные руки сдернули с нее плащ. Понимая, что сопротивляться бесполезно, уже поздно да и вообще как-то глупо, Катя лишь крепче уцепилась за руку подруги.
Под плащом на ней был лишь тот самый кэт-сьют, который они выбирали сегодня утром. Создавая видимость хоть какой-то одежды, он практически ничего не скрывал на самом деле. Платьишко в сеточку… в крупную сеточку… на голое тело… Кудряшка поежилась.
По углам зашелестел шепот. Кажется, скрытые полутьмой «зрители» обменивались впечатлениями.
- Иди за мной. Медленно! – тихонько прошептала ей на ухо Настя, увлекая подругу за собой куда-то в темноту.
Шаг… еще шаг… Мраморный пол холодит босые ступни. Мрачноватая музыка снова заполняет зал. Орган и флейта переплетаются в аккомпанементе скрипок, уносясь куда-то прочь, в темноту. Потрескивает огонь свечей. Повязка на глазах. Мурашки по коже…
Шаг… еще шаг… Процессия движется медленно, обострившийся слух ловит малейшие звуки. Иногда доносится негромкий шепот откуда-то сбоку, но слов не разобрать.
Кажется, они идут по кругу. Крохотными шажками. Почти обнаженная девушка в окружении тех, чьи фигуры и лица скрыты плащами и масками. Катя не видит их, но воображение услужливо рисует такие картины, что одновременно пугают и завораживают. Она понимает, что за ней следят сейчас множества глаз, и от этого как-то не по себе. Кажется, она кожей ощущает прикосновения этих взглядов – странное чувство, вроде легкой щекотки. Мурашки по телу. Дикая смесь испуга, стеснения и чего-то еще… теплого, растекающегося жгучими волнами. Сладковатый страх, приятная робость волнения, и тягучее чувство ожидания неизвестно чего… чего-то такого, что должно случиться вот-вот, чего ты одновременно ждешь и боишься. Хорошо хоть Настя рядом – держит за руку, успокаивающе поглаживая ладошку и шепотом рассказывая обо всем происходящем:
- Это называется «круг знакомства». Так проходит обряд посвящения. Я должна провести тебя через весь зал, по кругу, показать присутствующим и вернуться обратно к началу. За нами идут РАСПОРЯДИТЕЛИ с серебреным подносом. Те, из присутствующих, кто желают принять участие в твоем ИСПЫТАНИИ, кладут амулет со своим именем на поднос.
- Амулет? – переспросила Катя, и тут же сама вспомнила странное украшение своей подруги, кулон то ли из тонких проволочек, то ли из ажурных стальных нитей, которые переплетались подобно змеям, собираясь на конце в пучок, в котором при желании можно было угадать голову какого-то то ли зверя, то ли чудовища. Почему-то никогда раньше она не интересовалась у Насти – что это за символ.
- Да. Чем больше таких амулетов наберется на подносе – тем лучше. А вот если не будет ни одного по завершению круга – плохо: значит, ты автоматически не прошла и навсегда покидаешь это место. Но сейчас уже несколько есть. Это хорошо - чем больше желающих, тем лучше. Значит, у нас будет выбор.
- Выбор вслепую? – хмыкнула Катя, подразумевая повязку на глазах.
- Выбирать буду я, как твоя НАСТАВНИЦА. Не волнуйся, постараюсь подобрать то, что тебе понравится!
Кудряшка не видит лица подруги, но как-то догадывается, что та улыбается. Значит, все в порядке. Значит, все идет хорошо, и можно не волноваться. Уже тише колотится сердце. Испуг и стеснение уступают место любопытству – а что дальше?
Шаг…еще шаг
Процессия останавливается в центре комнаты. Кажется, круг замкнулся. Катя замирает, затаив дыхание. Все вокруг по-прежнему тонет в звуках мрачноватой органной музыки. Настя отпускает ее руку и слышно, как она что-то берет с серебряного подноса. Раз… два… два амулета! Что это значит? Выбор сделан?
Шаги… Кто-то приближается… С двух сторон, значит, их двое. Да, вот сейчас… Её берут за руку. Нет, за обе руки. Но это уже не Настя. Мягкие и нежные прикосновения с одной стороны – кажется, девушка. И более грубые и уверенные – с другой. Тянут вперед, увлекают за собой. Значит, надо идти… Куда? Шаг… еще шаг.. В комнате жарко и темно. И эта мрачноватая музыка…
Еще мгновение – и ее опрокидывают куда-то вниз, на что-то мягкое и гладкое. Ласкающие прикосновения атласных простыней к коже. Катя пытается встать, но скользит и снова падает. Чья-то рука забирается ей в волосы, взъерошивая ее белокурые кудряшки. Нежные, ласкающие пальчики у нее на плече. Поцелуй в шею – жгучий, как удар тока…
То, что происходило дальше, она была не в силах описать и запомнить, лишь какие-то обрывки, словно кадры из порванной киноленты, всплывали потом в мозгу один за другим, сменяя друг друга, наплывая и вытесняя все прочие мысли, заставляя заливаться горячей краской и тяжело дышать.
Мягкие и ласкающие прикосновения с одной стороны, податливость гибкого тела, сладкие пухлые губы и нежные пальчики... Грубые сильные руки – с другой, тяжелая мужская ладонь на ее попке заставляет переворачиваться, куда-то направляет, стискивает запястья, не давая пошевелиться, или вновь грубо швыряет куда-то, и приходится подчиняться этим властным движениям, отдаваться им без остатка, растворяться в происходящем…
Ощущение какой-то нереальности, оторванности от этого мира, как будто все происходит где-то за гранью и не с тобой, как будто со стороны ты слышишь собственные приглушенные стоны, наблюдаешь, как твое послушное гибкое тело, подчиняясь чужой воле, извивается в сладких конвульсиях, тонет в сладком сиропе наслаждений и безумств… Время от времени сознание словно всплывает, возвращая тебя назад, становится неловко и стыдно, но тут же головокружительный водоворот непередаваемых ощущений снова швыряет тебя куда-то в бездну, и ты забываешь обо всем, кусая губы и шепча в исступлении: «Нет-нет, это не я… это не со мной… так не бывает! Это все какой-то причудливый странный сон…вот только бы подольше не просыпаться!»
Она не знала, сколько времени прошло, сколько продолжалось все это, как происходило и чем закончилось. Она забыла обо всем на свете – о каких-то людях рядом, об этом чертовом замке, о своих страхах и смущении – все это было так давно и, наверное, не взаправду… А реальностью были только эти прикосновения, эти губы и руки, сводящие с ума, доводящие до грани, до последней черты, за которой уже нет ничего человеческого, только жар, пот, страсть, бешеный напор и запах, источаемый этим телом!!!
Где-то далеко-далеко, в каком параллельном мире все еще звучала музыка, потрескивал огонь свечей, в комнате было жарко и темно…


@темы: Белокурая Бестия, Мастер, Настёна-Искусительница, Тласолтеотль, секс