17:36 

tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Какой еще Гийом с тамплиерами?
- Насть, иногда мне кажется, что ты тупишь нарочно - просто чтобы меня позлить...
- ... или позаигрывать? ;-)
- Ну ты же не можешь не знать таких простых вещей... У тебя, в конце концов, есть высшее образование???
- У меня сиськи третьего размера! Зачем оно мне???
Найджел лишь покачал головой, словно говоря: «Ну как вот с ней общаться???», а Катя залилась смехом. Ей нравилась эта манера Насти – постоянно «дергать мальчишек за косички», и самой хотелось научиться также весело и непринужденно дразниться, заигрывать и дурачиться. Но получалось пока не очень.
Ее подруга сдержала свое обещание и познакомила их с Найджелом, как бы случайно пригласив их к обоих к себе домой в одно и то же время. И вот уже битый час они сидели у Насти на кухне, смеясь и подкалывая друг друга. Правда, говорили больше Настя с Найджелом – на правах старых знакомых. Кудряшка же больше слушала, давно потонув в дебрях их спора про ацтекских богинь, древние легенды и прочие экскурсы в историю.
- Ой, у меня же зефирки есть! – спохватилась Настя. – Хотите к чаю?
Катя кивнула, и ее подруга моментально упорхнула куда-то в другую комнату. Сдув со лба непослушный локон-пружинку, она украдкой покосилась в сторону Найджела. Впервые они остались с ним наедине, а этот персонаж после всех Настиных историй явно заинтриговал Катерину, будоража воображение и вызывая нездоровое любопытство. Тем более, в чем состоял «хитрый план» Насти – та так и не созналась до сих пор.
Кудряшка совсем уж было собралась завести светскую беседу и расспросить нового знакомого о себе, но в этот момент он как-то нервно сглотнул, глядя куда-то за ее спину, а брови его ошарашено поползли вверх…
Катя обернулась и на мгновение тоже застыла в изумлении. Из дальней комнаты вдруг появилась Настя, вот только… ТАКОЙ свою подругу они явно не ожидали увидеть!
Если пару минут назад та была в какой-то растянутой футболке и потрепанных джинсах явно домашнего вида, то теперь их взору предстала Настасья-искусительнительница, эдакая соблазнительная кошечка в чем-то таком полупрозрачном и обтягивающем, Катерина даже не сразу сообразила – что это, ночная сорочка, корсет, или какой-то специальный эротический наряд? Грациозно вышагивая и томно покачивая бедрами, она подошла к столу, за которым сидели офигевшие Кудряшка с Найджелом, изящно прогнувшись поставила на него поднос с зефирками, как бы показывая – угощайтесь, мол, и, развернувшись, все также грациозно удалилась. Потрясенный Найджел переводил взгляд то на закрывшуюся дверь в комнату, за которой скрылась Настя, то на Катю, которая, чтобы скрыть смущение, молча взяла зефирку и принялась хрумкать, всем своим видом показывая, что ее лучше ни оч ем не спрашивать.
Через минуту снова появилась Настя всё в том же домашнем наряде – потрепанных джинсах и футболке. Усевшись на свое место, она как ни в чем не бывало принялась было щебетать на прерванную тему, а на вопросы изумленного Найджела лишь делала непонимающие глаза и недоуменно вопрошала – мол, ты о чем вообще? Не было ничего такого! Тебе показалось… Знаешь, наше воображение порой творит с нами странные вещи. Должно быть, это все проделки нашего подсознания, которое играет в странные игры, выдавая желаемое за действительное. Кать, скажи?
- Да-да, - послушно закивала головой Кудряшка, дожевывая зефирку и старательно напуская на себя невозмутимый вид. – Так все и было. То есть не было ничего. Тебе показалось. Бывает… Разыгравшееся воображение и все такое…
- Аааа… я понял! – рассмеялся в ответ Найджел. – Не зря, значит, я рассказывал тебе, как устраиваются крышесносы! И ты решила применять полученные знания на практике, потренировавшись на мне же! Ну-ну… А главное – всё ведь сделала, как я тогда и рассказывал: сначала разговор на отвлеченные темы, как будто ничего и не планируется; потом неожиданный приятный сюрприз, что-нибудь такое красивое, дразнящее и провоцирующее, от чего сносит крышу и человек замирает в немом восхищении; а потом снова смена декораций, как будто ничего и не было! А ты молодец…быстро учишься… 
- Вообще-то я для Катьки старалась! – улыбнулась в ответ Настя. Хотела продемонстрировать ей на практике, что такое крышесносы. А то она очень заинтересовалась этой темой… Ну и тебя подразнить немножко, конечно! Чтоб ты не думал, что один умеешь такое устраивать!
Настя показала язык и тоже взяла зефирку. Найджел махнул на нее рукой и перевел взгляд на Катю.
- Чувствую, вы теперь обе будете дразнить и мучить всех знакомых парней, пока не… Эх, зря я вам это рассказал.
- Не боись, им понравится! – подмигнула Настя. – Правда, Катюха? Да и в любом случае уже поздно сожалеть. Расскажи лучше про Кристиночку – что там нового?
- А кто это? – настороженно переспросила Кудряшка, с удивлением сообразив, что это известие как-то неприятно кольнуло ее. Что же это получается – у Найджелаа есть девушка?
- Да, рассказывай тогда уж все с самого начала, чтобы и Катька знала. Я заодно еще раз послушаю, может, что-то упустила. Да ладно тебе, какие между нами могут быть секреты? – поддела его Настя, видя, что Найджел вроде как собирается отпираться.
- Ну…ладно, - сдался тот.- Тогда усаживайтесь поудобней, история будет длинной…
- Внимаем с нетерпением! – улыбнулась Настя, стянув в тарелки еще одну зефирку. Катя последовала ее примеры.
- Ну, слушайте… Поскольку я – человек активный, как вам известно, дома не сижу, а постоянно участвую во всяких там мероприятиях, организовываю то одно, то другое, то вечеринки какие-нибудь, то массовые мото-покатушки, то флэш-мобы, то частенько круг моих знакомых расширяется за счет разных там интересных людей…
- Преимущественно женского полу! – подмигнула Настя. Найджел не стал возражать.
- А поскольку я – человек общительный (а некоторые еще и утверждают, что даже обаятельный), то обычно очень быстро с этими знакомыми налаживается близкое общение, тесные контакты, ну и вообще…. Короче, чего я вам рассказываю? И так все понятно…., - рассмеялся он.
- И???
- И все бы хорошо, но временами случаются всякие казусы и заморочки. Вот об одной такой и пойдет речь…
Настя что-то пробормотала с набитым ртом, но Катя не расслышала – что именно, и решила не переспрашивать.
- Так вот, после очередного такого мероприятия как-то так нежданно-негаданно в числе моих новых знакомых появилось очаровательное существо с ангельским личиком, шикарными рыжыми кудряшками, милыми конопушками и пушистыми ресничками. Девчушка очень миленькая и обаятельная, и все бы ничего, да вот беда – лет ей еще мало. Ну ребенок ребенком!
- Ей, вроде, шестнадцать? Или уже семнадцать?

- Вроде того. Но выглядит совсем девочкой. Ну Лолита-Лолитой! В связи с чем я безо всякой задней мысли с ней общался, весело и непринужденно, шутил и прикалывался, и… сам того не желая, видимо, произвел впечатление. Дошутился, блин!
Теперь эта Мисс Рыжие Кудряшки ходит на все организовываемые мной мероприятия, активно участвует во всех конкурсах и иных приключениях, постоянно набивается ко мне в помощницы когда мы что-то такое собираемся провести, а после недавней вечеринки на крыше (где меня угораздило втянуть ее в пару конкурсов эротического содержания) так и вообще – звонит, пишет смски и сообщения в контакте, активно напрашивается, чтобы я ее покатал на мотоцикле или просто позвал куда-нибудь погулять.
- Дружище, ты попал!
- И я бы вот даже не против, девочка действительно очень миленькая, но… блин, мне-то не 16 лет, и я-то прекрасно знаю, чем такие невинные покатушки и «просто прогулки» заканчиваются! Это ведь прямая дорога к…
- Знаем-знаем! – рассмеялась Настя. – Я сама такая была в юном возрасте. Только появись кто интересный на горизонте – там я уж себе такого нафантазирую!
- Ну и вот… К девочке отношусь тепло и вежливо, как к ребенку, стараюсь ее лишний раз не тревожить (но она сама с лихвой компенсирует это!), веду себя с ней аккуратно, вечно боюсь обидеть неосторожным словом – а то у нее же, как у истинного ребенка, чуть что – и глаза на мокром месте. Словом, вежливо отмораживаюсь и тактично избегаю. На что она обиженно шмыгает носом, недоуменно хлопая своими детскими глазенками. Пытается как-то неумело флиртовать, а меня ее эти по-детски наивные попытки неизменно умиляют и забавляют. Мне смеяться хочется, а она…
Кудряшка прыснула, а Найджел, изобразив нечто похожее на детски-невинный вид, проделамировал:
«- Но я очень хочу… Ты ведь меня покатаешь, правда?
- Ой, даже не знаю, Кристинк… Годиков тебе еще мало, таких у нас по правилам нельзя на мотоцикл сажать. Может, подождем, пока ты немного подрастешь? ;-)
- Какие у вас нехорошие правида… Но хорошо. Я буду работать над этим! Буду кушать «Растишку» каждый день целую неделю :-) А потом ты меня покатаешь?
- Кхм… ну, если изменения будут заметны уже через неделю…
- Конечно, будет заметны! Для замечательных людей :-) Которые все замечают…
- Ох, Кристинк… я, конечно, все замечаю, но порой хочется не замечать
- Что хочется – это уже хорошо! А дальше – как получится…»
Настя рассмеялась. Найджел же тяжело вздохнул и притворно закатил глаза.
- Ну вот что с ней делать??? И послать – как-то язык не поворачивается, боюсь обидеть ребенка… Да и не хочется, если честно, очень уж миленький рыжий чертенок.. И продолжать такое – чревато последствиями… Посоветуйте что-нибудь, а?
- Ну я даже не знаю…, протянула внезапно погрустневшая Катя. – Может тебе…
- Погоди! – перебила ее Настя. – Ты ведь про недавнее еще, вроде, хотел рассказать?
- Ах, это…, - Найджел состроил страдальческую рожицу. – В общем, эта Мисс Рыжие Кудряшки побывала у меня дома. Точнее, провела там весь вечер.
- И?
- И ночь.
- И???
- И утро.
- Ииии???
- И ничего не было. Наверное, только я так могу…, - вздохнул Найджел.
- Как так, блин??? – возмущенная Настя едва не подавилась зефиркой.
- Я тоже не понимаю, - поддержала подругу Катя. – Для начала – как там она вообще оказалась?
- Ну, это-то как раз просто. У нас тут дождь был в выходные вечером. И так получилось, что это чудо оказалось в другом городе (в нашем) одна, без связи и без денег. Не знала, куда податься, промокла насквозь и замерзла вся. Хорошо хоть я неподалеку был...
- Иии???
Ну, подобрал, обогрел... отвел к себе, напоил горячим чаем, закутал в плед, усадил на диван... , - Найджел усмехнулся,, вспоминая те моменты, словно бы ему самому было неловко. - Она еще давай свои ладошки об меня греть… и отказаться как-то нехорошо, продрог же человек...
- Ага-ага! – подмигнула Настасья. – Дальше-то что?
- Но тут у меня телефон зазвонил, и я ушел в другую комнату - поговорить. Болтал там минут 15-20. А когда вернулся - этот рыжий котенок уже свернулся клубочком и уснул на диване. Разморило в тепле-то...
- Хм…и?
- Ну, накрыл пледом и ушел в другую комнату. Не будить же… Утром кофием напоил и домой отправил. Она еще так смущалась и краснела по утру... и зевала так смешно. А я…
- Ты дурак, Найджел! – припечатала его Настя
- Чегой-то?
- Ну вот КАК??? Как, скажи мне, можно было не воспользоваться ситуацией? И не согреть замерзшего ребенка… теплом своего тела...пару разиков!  Или ты думаешь, что она случайно в другой город поперласьь и у тебя оказалась?
- Погоди…а ты думаешь, что…?
- Я думаю, что ты высокоморальный идиот. Не знаю, как она, а бы на тебя смертельно обиделась за такое на ее месте! Только представь - я тут приезжаю в другой город, на такие жертвы иду ради него, а он…вот же ж гад!
- Проблема в том, что я им окажусь при любом раскладе. Оттрахал - гад! Не оттрахал - гад! Переспал и бросил - гад! Переспал и не бросил - аналогично... Короче, куда ни кинь, всюду клин.
- Так может тогда оттрахать и не парится? Раз уж все равно...
- Погодите-погодите…я что-то запуталась! – подала голос Кудряшка. – Почему «в любом случае гад»?
- Ну как…, - грустно вздохнул Найджел. – С ней ведь не получится веселых развратных приключений, как у нас в клубе. То, что мы называем короткой красивой сказкой, для нее будет носить название «переспал и бросил». А значит – гад!
- А если «переспал и не бросил»?
- Тогда еще хуже… Это уже подразумевает частые встречи, нечто похожее на полноценные отношения… А ты ведь сама понимаешь – мы слишком разные. Даже по возрасту. У нас разные интересы, разные стремления, разные цели в жизни. Мы очень быстро расстанемся, только это будет еще больнее, потому что теперь это будет уже расставание не после короткого приключения, а после того, что некоторые называют «детской влюбленностью», а некоторые «большой и сильной любовью всей жизни»! – Найджел опять усмехнулся, как представляя себе лицо юной рыжей девочки во время произнесения таких слов.
- По-моему, ты зря заморачиваешься. И как-то все усложняешь… Что тут такого, если просто…
- Что такого? А вот представь – про наш тайный орден Тласолтеотль ей рассказывать? Или нет? Если нет, то – это называется врать любимой и скрывать страшную правду от искренне влюбленной в тебе доверчивой девочки! – Найджел снова усмехнулся. – Какие уж тут могут быть честность и доверие в отношениях… А если рассказать, то - ну ты представляешь, что будет с этим ребенком от таких известий???
- Мда…, - невесело протянула Катя. – Пожалуй, и правда как-то… Может, действительно подождать, пока подрастет?
- А потом привести ее к нам! – хохотнула Настасья.
- Даже не думай! – с неожиданной резкостью вдруг скрипнул зубами Найджел. – Хватит того, что там для вас готовят…
Девчонки переглянулись. Катя вопрошающе смотрела на Настю, но там, видимо, сама ничего не знала.
- А что…готовят? – осторожно переспросила она.
- Ну знаешь, - усмехнулся Найджел. – Не ты одна, Насть, выиграла желание на прошлой встрече.
- А кто еще? – пока не понимая, чего все так напряглись, уточнила Кудряшка.
- Агнесса, - мрачно буркнул Найджел. И Кате очень не понравился тот красноречивый взгляд, которым они обменялись с Настей.


* * *


У Венеры кружилась голова. Высокий потолок с орнаментом из лепнины по всему его периметру никак не хотел принимать четких очертаний. Кровать из темного дерева с бархатной обивкой спинки, казалось, медленно вращалась, дальняя сторона комнаты тонула во мраке подобно тому, как сама Венера тонула в сладком сиропе наслаждения и желания еще несколько минут назад.
«Боже, как же хорошо! Никак не приду в себя» - подумала она, сладко потягиваясь и жмурясь от удовольствия.
Бархатистую кожу обнаженного тела нежно щекотали атласные простыни. В комнате было жарко и темно. Собственно, она не знала даже – что это за комната. Впрочем, какая разница? Всего лишь еще одна из многочисленных уголков этого таинственного старинного особняка, где живет загадочный и обожаемый ею Мастер. Она еще никогда не была здесь, именно в этой комнате, ну так и что же? Главное, что сейчас они вместе!
Багровый свет пляшущих на стенах факелов окрашивал руки, сжимающие её грудь, каким-то сюрреалистическим цветом, придавая оттенок нереальности всему происходящему. А от его поцелуев в шею у нее кружилась голова, что добавляло еще больше нереальности и сказочности происходящему… Она млела в его объятиях и тонула в облаках блаженства.
Мастер смотрел на неё, не мигая – долгим, внимательным взглядом. В нём всегда было нечто загадочное и завораживающее, но сейчас – особенно. Острые черты лица его в свете факелов выглядели пугающе, холодный взгляд приковывал, волосы, запорошенные сединой, казалось, блестели и сияли. А голос из хриплого и скрипучего становился вдруг низким и бархатным. В нём всегда было нечто загадочное, но сейчас, рядом с ней…
Венера потянулась к нему, падая и растворяясь в глубине этих холодных глаз, на миг зажмурилась… дернулась и действительно грохнулась. С кровати.
Потирая ушибленный локоть, Вероника, чертыхаясь, вновь забралась в постель. «Опять этот дурацкий сон!» - морщась, прошептала она в полутьме своей квартиры. – «Что-то часто в последнее время…»
Ника жила на окраине города. В её квартирке по ночам было уютно и тихо. Лишь изредка проезжавшие за окном машины нарушали покой этого места шелестом шин и отблесками света на потолке. Но в последнее время она просыпалась чуть ли не каждую ночь. Причиной тому были сны. Пугающие, завораживающие… и красивые настолько, что кружилась голова, и так хотелось поверить в их реальность! Каждый раз, проснувшись, она кусала губы от досады, понимая, что это был всего лишь сон. Нереальный и сказочный, которому никогда не суждено сбыться. Мистический и волшебный, жутковатый и притягивающий, мучающий её сердце…
Во сне они были вместе. Во сне этот загадочный и властный глава их тайного ордена был влюблен в неё как мальчишка. Делал все то, о чем она втайне мечтала наяву. Покрывал поцелуями её плечи и гладил волосы. Шептал сладкие слова и обнимал нежно и бережно. А еще увлекал за собой куда-то вниз, в подвалы особняка, и там…
Что было там, Ника каждый раз припоминала с трудом. Воспоминания путались и забывались, казались какими-то отрывочными и дерганными. А ещё почему-то пугающими и завораживающими… Лишь с большим трудом она могла вспомнить нечто, напоминающее древний оккультный обряд, свой собственный вскрик, падение в пустоту… и неизменно просыпалась, упав с кровати. И так раз за разом.

Вздохнув, девушка пошарила под подушкой, нащупывая телефон и нажимая на клавишу блокировки. Поморщившись от яркого света вспыхнувшего экрана, она посмотрела на время – пол-третьего ночи. «Блин, надо все-таки поспать, а то завтра буду опять клевать носом, как сонная муха!» - прошептала она себе. Но сон всё не шёл. Вместо этого она продолжала лежать в темноте, не в силах справиться с нахлынувшими мыслями.
Нике скоро должно было исполниться двадцать два. Она училась на заочном отделении и работала офис-менеджером в небольшой фирме. Вела, казалось бы, ничем не примечательную жизнь обычной молодой студентки. По крайней мере, так думали её друзья, сокурсники и коллеги. На вопрос о хобби, увлечениях или парнях – Вероника лишь пожимала плечами. Казалось, её ничто особо не занимает, кроме стандартного набора пожеланий обычной молоденькой девчонки. Ну там – пробежаться с подружками по магазинам, забрести с друзьями в клуб по выходным… Никто и представить себе не мог, что эта девушка регулярно пропадает в старинном особняке среди незнакомых людей ради участия в неких мистических ритуалах с развратными оргиями, где все называют её Венерой, и никто не знает её настоящего имени, а потом по ночам ей снятся сны с пугающими оккультными обрядами и диким, страстным сексом. С тем, кого все считали лишь выжившим из ума стариком.
Впрочем, не только с ним. Взять хотя бы ту новенькую с её кудряшками… Вероника усмехнулась, вспоминая, как забавно смущалась и краснела та девчонка; как извивалось ее послушное гибкое тело под её умелыми пальцами; как сотрясало его волнами сладкая дрожь оргазмов… Совсем недавно и она сама была такой же наивной смущающейся девчонкой, в первый раз пришедшей в этот таинственный клуб. Но теперь она сама казалась себе взрослой и знающей женщиной, а податливость упругого молодого тела другой юной девчонки, послушно откликающегося на её прикосновения, льстило ей и заставляло думать о себе с некоторым уважением и гордостью. Жаль только, что для Мастера весь её опыт и умения – детский лепет, не более. Уж он-то, поди…
Вероника вновь грустно вздохнула. Тогда к чему эти сны?
Понимая, что если сейчас не возьмет себя в руки и не успокоится, то вообще сегодня (или уже завтра?) не уснёт, Ника попыталась прогнать из головы навязчивые мысли. Но получалось плохо. Проворочавшись еще полчаса, она не выдержала – откинула одеяло, встала и подошла к окну.
В комнате тихо и темно. За окном – ночь. Занавеска щекочет её обнаженную спину. У Ники привычка – спать голой. В ночном полумраке на фоне окна резко выделяется силуэт девушки. Не в меру привлекательные округлые бедра, большая упругая грудь, к которой еще не подобралась гроза всех взрослых дам, эта бессердечная сука - гравитация. Как поется в одной шутливой песенке «у нее фигура высших сфер, у нее четвертый размер». От которого, как была уверена Вероника, больше неприятностей, чем пользы. У нее короткие светлые волосы, лишь на пару сантиметров ниже уровня подбородка, и большие, вечно смеющиеся глазах, в которых сейчас отражается загадочный лунный свет. Она глубоко дышит, пытаясь успокоится.
Веронику растила только мама, которая с детства внушала девочке, что мужчина – это самое большое зло в её жизни, и самая большая опасность для женщины. А сексом нужно заниматься только для деторождения, после свадьбы, в темноте под одеялом. Будет больно, но придется немного потерпеть. Видимо, руководствуясь неким духом противоречия, её дочь выросла совсем с другими принципами и взглядами. Расставшись с порядком тяготившей её девственностью, с любопытством и жадностью впитывающей губки, она погрузилась в новый для себя мир, притягательный и манящий, стремясь поскорее изучить и познать все неизведанное. Тогда она еще и подумать не могла, куда это приведет её со временем.
В тот самый «тайный орден» её затащила подруга – взрослая и опытная, лет на 10 старше её самой. Поначалу это казалось ей просто чем-то вроде шутки, да и сама подруга, скорее всего, никогда и не думала, что эта вроде бы стеснительная и скромная девочка задержится там надолго, став завсегдатаем подобного «клуба по интересам».
Но Нике нравилось иметь «свой большой секрет». В какой-то степени она все еще была маленькой девочкой, любящей игры. Даже сексом занималась играючи. Как ребенок, ищущий новых ощущений и удовольствий. Из любопытства.
С её по-детски припухлых губ никогда не сходила улыбка. Она вечно блуждала и пряталась где-то в уголках губ. Случайным знакомым это не давало покоя - казалось, Ника знает о них больше, чем они сами могут о себе рассказать. Кто-то считал это забавным, некоторых это злило, но Ника продолжала улыбаться. Просто потому что ничего не могла с собой поделать.
В этом «тайном ордене» с его непроизносимым названием (Венера так и не научилась его выговаривать) её, можно сказать, ценили. Свою роль она всегда исполняла старательно и прилежно, с энтузиазмом поддерживая любые новые идеи и предаваясь любовным утехам с жарким пылом еще неостывшей юности. Но, отдаваясь бурно и страстно незнакомым телам, в душе Вероника мечтала о Мастере.
Она сама не поняла – как это случилось. Просто как-то так произошло, что из всего вороха мало знакомых и сменяющих друг друга лиц, рук и масок она выделила для себя его – властного, умудренного опытом мужчину в центре зала с подёрнутой сединой волосами и глубоким внимательным взглядом.
Не будь его, наверное, Ника давно бы ушла оттуда и нашла бы какое-то более привычное и приличное хобби. Но Мастер… Наверное, она сама не смогла бы ответить, что так влекло её к нему, чем же он так её зацепил, но неизменная фигура в полумраке под темными сводами особняка казалась Веронике притягивающей и манящей. Возможно, из-за ореола таинственности, а может из-за властности и главенствующего положения – ведь ему подчинялись все в этом «тайном обществе». А может эта была та самая первая влюблённость, которая не разбирает ни причин, ни поводов. Во всяком случае, каждый раз когда объявляли какой-нибудь «конкурс» - Венера была первой в числе желающих, а отдаваясь кому-то в центре полутёмного зала под мрачными сводами, она старалась делать это картинно и чуточку напоказ – зная, что в этот момент на неё смотрит «её Мастер».
К прочим же развлекушкам тет-а-тет где-нибудь в уединенных комнатах старинного особняка Ника не проявляла никакого интереса.
Было бы глупо предполагать, что о её чувствах никто не догадывается. Взять хотя бы ту же Агнессу из числа «распорядителей»: каждый раз едва завидев Венеру на её губах появлялась эта противная «все понимающая» ухмылка. Впрочем, Веронике до неё нет дела, куда важнее, что Мастер тоже, казалось, начал выделять её из всех прочих. Или ей это только казалось?
А теперь еще эти сны…
Конечно, на самом деле у них ничего никогда не было. У Мастера, наверное, вообще ни с кем ничего не было. Он приходит на эти тайные встречи явно не за сексом. Руководит, внимательно наблюдает, разбирает споры и отдает приказы – повелевает, одним словом. Но сам ни в чем не участвует. Зачем это ему – никто не знает. Да и вообще о нём мало что известно. Но эта загадочность лишь еще больше будоражит воображение. И кто знает, что будет дальше…
Однако, он точно знает её. Несколько раз называл её по имени (точнее по тому самому прозвищу, имена в тайном ордене не практикуются), несколько раз обращался именно к ней, напрямую. Ей кажется, что в его глазах появляется нечто особенное, когда он видит её. Но, может, ей это только кажется?
Мастер и Венера еще никогда не оставались наедине. И она готова отдать все что угодно, лишь бы только выиграть то самое ЖЕЛАНИЕ, которое позволяет любому участнику «тайного ордена» получить… то, что он хочет.
Вероника сама еще пока плохо представляет, что именно пожелает, когда оно ей достанется. На этот счет в её голове роится ворох самых разных (порой достаточно смелых, но все-таки довольно смутных) фантазий и желаний. Но уж очень хочется заполучить заветный жетон, и обратить наконец на себя внимание таинственного и загадочного мужчины в центре зала. Почему бы и нет? В этом «тайном ордене» возможно всё, он ведь и создан для исполнения тех самых сокровенных желаний, о которых люди не решаются говорить вслух.
О замерзшие ноги девушки начинает тереться кот. За окном идет снег.
- Завтра рано вставать, а я, блин… Мне лишь волю дай – такого нафантазирую! – мысленно ругаясь сама на себя, идет обратно в кровать Ника. Закрывая глаза, она снова погружается в мир своих тайных желаний, которые почему-то пока сбываются лишь во сне. – Ничего, завтра опять вечеринка, так что… Уж там посмотрим!


@темы: Настёна-Искусительница, Мастер, Кристинка, Венера, Белокурая Бестия, Тласолтеотль, Художник

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

ТЛАСОЛТЕОТЛЬ - тайное сообщество сокровенных желаний

главная