tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *


- Да ладно тебе, Кать! Тебе не приходило в голову, что он тебя просто разыграл? – Настя явно была не настроена всерьез относиться к рассказанному подругой.
- Но ведь была же такая девушка! На самом деле! И действительно пропала – ты сама говорила…
- Да может она просто уехала куда-то… Или мало еще что… Ничего «криминального» в её исчезновении ни милиция, ни родственники так и не нашли потом.
- А дневник?
- А дневник этот Найджел никому не показывал почему-то. Я, кстати, вовсе не уверена, что он вообще существует. Говорю же – это так, веселые страшилки, чтобы тебя попугать.
- Да зачем???
- Ну… может, ему хочется тебя немного заинтриговать? Может, ты ему нравишься? Не приходило в голову? – Настя ехидно подмигнуло подруге.
- Вряд ли, - с ноткой сожаления вздохнула та. – Мы хоть и общаемся часто, но исключительно по-дружески.
- Так может он как раз и хочет это исправить? – рассмеялась Настасья.
- Хотел бы – давно бы уж бы… Но что-то незаметно за ним такого, – снова вздохнула Катя.
- Так и придется все самой делать…, - ехидно поддакнула ей Настя, как бы подсказывая ей продолжение ее слов.
- Да иди ты! Чего опять начинаешь…
- Ну ладно-ладно… Чего ты злишься? Я ведь помочь хотела…подсказать, если что…а ты…
- А мне пот почему-то кажется, что ты постоянно не помогаешь, а издеваешься и ехидничаешь!
- Нуу…есть немного, как же без этого-то? – рассмеялась Настя.
- Да ну тебя…, - Катя снова фыркнула и обиженно надула губки. Но длилось это недолго. – Если и правда хочешь помочь, то расскажи лучше… как…
- Что? – Настя недоуменно смотрела на подругу. Та, казалось, выглядела смущенной и говорила нехотя.
- Как заработать «желание» в вашем клубе?
- Ага! Тоже захотелось? – торжествующе улыбнулась Настасья.
- Ну… да! Не все ж тебе одной…, - Катя снова залилась румянцем.
- Кажется, я даже знаю, как ты его будешь использовать! – хитро подмигнула ей подруга.
- Ты будешь помогать или нет??? – снова вспыхнула Кудряшка.
- Буду-буду, не кипятись. Делов-то… Слушай! Способов заполучить «желание», которое потом должен выполнить любой член клуба (и ты можешь сделать с ним все, что только пожелаешь, и остальные члены клуба должны тебе в этом только помочь) есть несколько. Самый простой – ты уже знаешь: привести нового участника. Но за него надо поручиться. И если он пройдет все испытания и станет полноправным членом клуба, то ты получаешь желание. А вот если нет…
- Да-да, я помню, ты рассказывала. Но у меня все равно нет таких знакомых, которых я могла бы… Так что давай другие способы. Еще есть?
- Есть. Например, «желание» можно выиграть. На конкурсной вечеринке. Если победишь…
- Ааа…припоминаю. Ты говорила. А что там за конкурсы? Опять та самая «rainbow party», что ли?

«rainbow party» - (англ. «радужная вечеринка», слэнг.) – разновидность группового орального секса, практикуемая у подростков на молодежных вечеринках. Суть ее заключается в том, что одному или нескольким молодым людям последовательно делают минет девушки с губной помадой разных цветов, оставляя таким образом «радугу» цветных следов на члене. Кроме собственно секса в «радужной вечеринке» присутствует элемент соревновательности – какая из девушек оставит следы помады ближе всего к основанию члена, и какой парень соберет наиболее полную «радугу».

- Не обязательно. Хотя и такое тоже бывает частенько. Но вообще конкурсы там разные, периодически меняются… мне вот в прошлый раз понравилось «красное и черное», например…
- Стендаль?
- Нууу… почти! – рассмеялась Настя. – Только чуть попроще.
- Да рассказывай уже!
- Как обычно – все собираются в особняке, после вступительной «культурно-развлекательной программы» для разогрева вносят большой стол на котором две стопки карточек – красные и черные. Любой желающий может подойти к распорядителю мероприятия и выбрать две карточки – по одной из каждой стопки (сначала черную, потом красную). На обратной стороне у них написаны задания. В черных карточках – то, что нужно выполнить тебе (для других), а в красных – то, что можешь сделать ты (с другими). То есть, черная карта – это как бы «наказание» (или «задание», которое нужно выполнить), а красная – «поощрение» (или «желание», которым ты можешь воспользоваться).
- Хм… например?
- Ну, мне в тот раз досталось быть «куклой для орального секса» в черной карте…
- Это как?
- Голую по пояс девушку подводят к столбу, усаживают на колени возле него, связывают руки за спиной. Так она должна просидеть до конца отведенного времени (обычно около часа), в течение которого любой желающий может, так сказать, воспользоваться ею для орального секса.
- То бишь любой мужик подойдет и… оттрахает тебя в рот? И ты не можешь отказаться?
- Нет. Ты должна сделать ему минет. Да еще и постараться, чтобы ему понравилось, потому что потом… Хотя ладно, об этом позже.
- Ну, знаешь… Хотя, погоди – а если мужчине такая карточка выпадет?
- То же самое – прикуют к столбу, посадят на колени и до конца времени он будет должен… любой пожелавшей девушке… ну, ты поняла! – усмехнулась Настя.
- Да уж… ну и порядки там у вас!
- А что ты хотела? Наказаний без удовольствий не бывает. И наоборот. Но ты не забывай, что все участники прошли предварительный отбор и голосование… помнишь, что я говорила по поводу того, что каждый из них – твой потенциальный секс-партнер и об этом надо помнить, когда голосуешь за принятие новых членов в наш тайный орден?
- Помню, помню… Дальше-то что?
- В красной карточке мне досталось «тайное желание или слепая кукла». Это когда я выбираю любого из присутствующих (только он об этом не знает), говорю распорядителю, и его (этого моего избранника) приводят с завязанными глазами в темную комнату. Где я в течение все того же отведенного времени могу делать с ним все, что пожелаю! – Настя довольно усмехнулась.
- Это мне уже больше нравится! – поддержала ее подруга. – А потом? Ну, когда время заканчивается?
- Потом я ухожу, а он так и остается с повязкой на глазах до тех пор, пока его не заберут распорядители.
- То есть он так и не узнает, кто это был???
- Да. Если только я не захочу сама признаться…
- Блин, это ж человек себе потом всю голову сломает! Будет думать, предполагать, догадки строить… Особенно если ему понравилось!
- В этом весь и смысл! – рассмеялась Настасья.
- Интриганы вы! – покачала головой Катя. – А в конце что?
- В финале вечеринки происходит голосование, где выбирают, так сказать, «короля и королеву бала». Фактически – лучшего любовника и лучшую любовницу. Ту и того, с кем больше всех понравилось… кто лучше всех старался  Вот они и получают то самое «желание», которое могут теперь реализовать по своему усмотрению.
- Блин! Я уже хочу…
- Побывать на такой вечеринке?
- Желание получить!
- Ах ты хапуга! А заработать?
- Ну, побывать на такой вечеринке тоже не прочь, в общем-то… хотя как-то боязно все равно…
- Не того ты боишься! – усмехнулась Настя с каким-то загадочным видом.
- Слушай, если ты тоже собралась меня пугать, как Найджел, всякими сказочками, то лучше не надо. У меня с детства к подобным розыгрышам стойкий негатив. Было из-за чего, знаешь ли…
- Что так?
- Лучше не спрашивай! – Катя поёжилась. – Не хочу об этом вспоминать…
- Ну, а все-таки?
- Нет, и не проси…
- Да хватит запираться уже! Я тебе все рассказываю, а ты…
Кудряшка поняла, что не отвертится. Когда ей было нужно, Настасья умела быть очень настырной.
- Ну, слушай… Но только между нами, ладно? Я тогда была еще маленькой и мало что помню, плюс расплывчатость воспоминаний из-за детского воображения - не всегда можно разобраться, что же было на самом деле, а что я просто сама себе придумала... Но отдельные моменты прямо-таки врезались в мою память, и никуда от этого не деться. И хотела бы забыть, а не могу.
Мы тогда жили большой семьей в загородном доме. Мама, папа, я и мой старший брат, бабушка с дедушкой, и еще какая-то бабушкина двоюродная тетка. Не знаю точно, кем она была в плане родства, меня тогда эти вопросы не сильно интересовали, я просто считала ее старой злобной теткой. Дело в том, что в молодости она сильно пила (и кажется даже пропила свою квартиру), а под старость малость тронулась умом, вот её и взяли к нам. Не на улицу же выгонять, чтобы под забором умирала.
Помню, что на двери её комнаты был большой засов (и не какой-то там шпингалет, а настоящий тяжелый засов), который позволял эту комнату запирать снаружи. Когда я спрашивала - зачем это, то мама всегда отвечала (пряча неловкость), что от сквозняка, мол, а то дверь частенько открывается-закрывается и хлопает... Но потом мне брат сказал, что на самом деле там просто запирают ту старую тётку, чтобы обезопасить нас, маленьких детей, от её возможных выходок, а то порой с ней случается нечто такое... ум за разум заходит... и она сама не понимает, что творит.
Тогда мне это показалось правильным (хотя и немного пугающим) - слишком уж я не любила и боялась эту старую тетку. С ней действительно что-то было не так. Хотя теперь я понимаю, что когда человек большую часть времени проводит взаперти в полном одиночестве (лишь несколько раз в день кто-нибудь заходил, чтобы принести ей еду и прибраться) то, конечно же, это не могло не сказаться на её состоянии. И со временем дела её становились все хуже и хуже.
Порой она путала людей (причем обязательно называла нас именами каких-то умерших родственников, из-за чего родители сильно злились, а мы не могли взять в толк - чего это они), не понимала, где она находится, по ночам во время приступов никому не давала спать, всё время что-то бормоча у себя в каморке. Иногда заговаривалась, рассказывала какие-то фантастические вещи, а порой пыталась выломать дверь или ставни, но, разумеется, 60-летней больной женщине это было не под силу.
В общем, когда она умерла, похоже, все только вздохнули с облегчением. А брат мне рассказывал, что нашли её не сразу: когда мама зашла в комнату с подносом с едой, тётки там не оказалось. По полу были разбросаны какие-то клочки бумаги, осколки разбитой лампочки и объедки. Саму её обнаружили в шкафу, она сидела, вжавшись в заднюю стенку и подобрав под себя ноги, будто прячась от чего-то. Я тогда не поверила - мой брат постоянно рассказывал мне всякие страшилки. Он вообще любил меня пугать, и тема той «страшной бабки» была первой в его «ужастиках на ночь». Он постоянно устраивал какие-то дурацкие розыгрыши - то наряжал большую куклу на манер привидения и ставил в тёмной комнате, чтобы я увидела; то заглядывал в окна, а потом начинал изображать зловещие стоны и завывания снаружи; то устраивал разные шаги, шорохи и скрипы за дверью... Короче, старался, как мог. Это сейчас я уже понимаю, что, возможно, не всё из того было его глупым розыгрышем, что-то и взаправду...
Катя вновь зябко поёжилась и передернула плечами.
- А возможно ему просто самому было страшно, и он старался напугать побольше меня, чтобы самому не бояться. Перекладывал свой страх на другого… В общем, вот с тех пор я и не люблю всякие дурацкие розыгрыши и страшилки.
Кудряшка грустно вздохнула и надолго замолчала.
- Дальше-то что было? – не выдержала Настя.
- В общем, в ту комнату я боялась заходить одна. Сама не знаю, почему. Какое-то гнетущее впечатление она на меня производила. И хотя там поставили мой шкаф с одеждой, но я старалась там лишний раз не появляться. И обязательно днем.
А еще там постоянно перегорали лампочки. Причём в самый неподходящий момент: зайдешь, бывало, вечером за чем-нибудь, а тут – ррраз! – свет гаснет с тихим хлопком, и вокруг кромешная тьма… Придет папа, вкрутит новую, но держалась она от силы пару дней, не больше. А потом снова – рраз! Помню даже электрика вызывали, но он заверил, что проводка в полном порядке, возможно, дело в скачках напряжения или еще чём-то там таком… я уж не помню… да и не сильно я тогда во всём этом разбиралась.
Еще мне постоянно мерещились какие-то тени… краем глаза я успевала их ухватить, если резко оборачивалась… Но это уже, наверное, просто разыгравшееся воображение впечатлительного ребёнка. После всех тех шуточек моего брата – не удивительно. Как и постоянное ощущение тяжёлого взгляда в спину и чьего-то присутствия, когда я заходила туда…
- По-моему, сейчас уже ты на меня жути нагоняешь старательно, а не твой брат! – попыталась рассмеяться Настя. Но вышло как-то не очень…
- Однажды я возвращалась из школы и уже подходила к дому, когда, взглянув на окна, заметила, что кто-то внутри шевелит шторами как раз в той комнате - то раздвигая, то сдвигая их обратно. Непонятно, зачем было это делать, да и в доме никого не должно было быть – брат с родителями уехали в магазин. Я поначалу подумала, что в дом могли забраться воры, и что надо звонить в милицию, но плохо представляла себе, как это делается… И вот пока я так стояла и соображала, что к чему, штора на мгновение отдернулась и в окне промелькнула фигура. Я застыла в немом ужасе, потому что мне показалось, что на меня смотрит белое старческое лицо с редкими седыми волосами…
Я отпрянула назад, от страха зажмурившись, меня прошиб ледяной пот, несколько минут я озиралась по сторонам, чтобы найти рядом хоть кого-нибудь живого, или пытаясь сообразить, что же делать дальше, но двор был пуст. Когда я смогла заставить себя поднять глаза и снова посмотреть на окна, то не увидела уже ничего странного: шторы были плотно задёрнуты и не шевелились. Я присела на лавочку перед домом (ноги уже не держали) и стала соображать – не показалось ли мне все это? Так, ломая голову и вспоминая, не в силах заставить себя войти внутрь, я сидела и ждала, когда придут мои родители и брат. Но они что-то долго не ехали, а на улице становилось уже холодно и темно – ведь была зима.
Наконец, набравшись храбрости, я тихонько открыла дверь и заглянула внутрь. В прихожей стояла обувь моего брата, а на кухне слышались какие-то звуки - кто-то гремел хлебницей, наливал чай, размешивал его, звеня ложечкой о края кружки… В общем, я сразу поняла – меня опять разыграли. Видимо, брат пришел домой пораньше, сбежав от родителей, и решил устроить мне очередную свою дурацкую шутку со страшилками. С него станется! А теперь, небось, устал ждать и пошёл на кухню.
Я была очень зла – и на него, что так дурит меня, и на себя, что опять попалась. Да еще как дура простояла полчаса на морозе. Вне себя от негодования я распахнула дверь и влетела внутрь. «Очень смешно!» — бросила на ходу, не оглядываясь, и, скинув обувь и верхнюю одежду, рванула к себе в комнату. Хотела переодеться, скинуть с себя пропотевшую кофту, а то от всех этих переживаний…
Катя снова поежилась и надолго замолчала.
- Дальше-то что? – вновь не выдержала Настя.
- Когда я открыла шкаф, чтобы положить туда вещи…, - голос Кати дрожал и прерывался. – то там…там…внутри…
- Что???
- Я не сразу поняла, а когда разобралась, то лишь отступила назад в немом ужасе, не в силах даже закричать. Потому что в углу шкафа был мой брат. Он сидел неподвижно там, где обычно висело мое пальто, поджав под себя ноги и запрокинув голову, втиснувшись между одеждой, словно прятался от кого-то. Он был мёртв. А из зала раздавался звон чайной ложечки о края чашки…
Я не помню, как заорала и пулей вылетела из дома. Не помню, что сказали мне родители, когда приехали и нашли брата. Кажется, как-то объяснили это. И, разумеется, никто не стал слушать моего детского лепета, все подумали, что я просто что-то выдумываю..
Но мы немедленно переехали, а дом тот сгорел через пару недель. Говорили, что его подожгли…
И с тех пор я ненавижу всякие подобные розыгрыши и страшилки.

@темы: мистика, Настёна-Искусительница, Белокурая Бестия