tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Зовут его Миша Шустров, но у нас его все называют просто Шустрик. Очень уж того…соответствует! – усмехнулся Найджел. – Познакомились случайно, не без помощи Венеры из нашего клуба, кстати… Ну, вы её помните.
- О да! – рассмеялась Настя, а Катя снова зарделась, вспоминая свои приключения с той странной девушкой с шикарной грудью и короткой стрижкой.
- А тут как-то на днях… Точнее, ночью. Точнее уже за полночь, - продолжил свой рассказ Найджел всё в том же шутливом тоне. - Моя светлость, знаете ли, почивать изволит и десятый сон уже видит…
- Эротический? – подмигнула Настя
- Очень может быть. Хотя уже не помню. Ибо досматривая десятый сон, был я грубо и непочтительно разбужен неподобающе громким и неуместным в таких обстоятельствах телефонным звонком.
- Понимаю твое расстройство! – поддакнула Настя. - Когда сны эротические прерывают, и не знаешь потом, чем там все закончилось…
- Угомонись! – Катя пихнула подружку в бок. – Так что дальше-то было?
- Номер незнакомый. На дворе ночь. Радости моей, как вы понимаете – не было предела. Беру телефон и дружелюбно выдаю:
- Не будите – да не будимы будете! – то бишь тонко намекаю абоненту на всё то невысказанное, что думаю о нём в сей поздний час.
- Ээээ…ась? …А я вот тут… у меня, знаете ли…., – сбивчивый заплетающийся голос явно принадлежит юному отроку, попавшему в сложную ситуацию, подробности которой он с трудом пытается до меня донести. Выходит не очень.
- Ты кто, голос в ночи? – жажду я прояснить ситуацию для начала.
- А я вот тогда…помните? Вы говорили, что…
Короче, выясняется, что это тот самый Шустрик, которому я тогда помог по просьбе Венеры, когда что-то сломалось в его китайском пепелаце, а я потом сдуру еще и номер телефона ему свой оставил с напутствием – мол, ежели чего случится, то звони… У байкеров так принято, мать их ети…помогать друг другу! - Найджел скорчил страдательную гримасу. - Ну вот и… Ни одно доброе дело не остается безнаказанным! Сам напросился, конечно, но что ж теперь? Так просто не пошлёшь... Пришлось отвечать:
- Ок, понял – кто ты. Так что стряслось-то?
- У меня?
- Ну, не у меня же! У меня все хорошо. Было. Пока ты не позвонил.
- Ну, в общем, я тут аккумулятор посадил…
- Как умудрился-то?
- Да знаете, по такой смешной причине…
- По дурости?
- Ну…да. Пока стояли – девчонкам музыку включал. А он же не подзаряжается, пока мотоцикл стоит, и вот…
- Что – и вот? Не дали?
- Ну…понимаете, тут такое дело…
- Понимаю. Давай ближе к сути.
- Ась?
- Дальше что? От меня-то ты чего хотел? Сочувствия?
- В общем, я его завел с кик-стартера, кое-как доехал до того гаража (ну, вы помните, где в прошлый раз были), а дальше он сам отрубился полностью… даже приборная панель не горит, теперь ни на что не реагирует... и вот… Что это может быть?
- Он уснул до китайской пасхи. С китайцами такое бывает. Привыкай.
- Ась? Я это…А что с ним делать теперь? Можете помочь?
- Похоронить с почестями и салютом, заказать панихиду с поминками, коньяком и бабами, ну и помянуть крепким незлобивым словом! В последнем помогу, если настаиваешь.
- Ась?
- Оставь до утра, говорю. Там разберёмся. Утро вечера мудренее. Что за спешность такая? Это тебе там не дали, а путные люди, может, десятые эротические сны досматривают в обнимку с теплой и ласковой…подушкой
- Понимаете, мне с утра уже ехать надо срочно-обморочно-обязательно, и вот…
- Ясно. Тады пойдем простым логичным путём…
- Куды?
- Сказал бы я тебе – куды…. От простого к сложному пойдем!
- Ааа…
- Перво-наперво снимаешь аккумулятор и цепляешь его к зарядному устройству. Зарядник есть? Да не для телефона, а большая черная коробочка такая в углу стоит. Нашел? Как в в розетку ее тыкнуть – сообразишь?
- Ну, я ж не тупой…
- Ага, я так и подумал. Как зарядится – цепляешь аккум на место. Возможно, на этом твои злоключения и кончатся.
- А если нет?
- Если нет, то смотришь предохранители.
- Как?
- Внимательно, блин! Томным недоумевающим взором, как девушки смотрят под капот подаренной машинки, когда она не едет…
- Ээээ…
- Ну контакты соедини напрямую. Замкни без предохранителя, только не пальцами, отверткой какой-нибудь или проволочкой – и посмотри, работает ли…
- А если нет?
- А вот тогда тебя ждет еще более увлекательная ночь с непотребствами, половыми излишествами и прочими сексуальными извращениями. Натрахаешься до утра вдосталь....
- Ась?
- Берёшь тестер – и всю цепь от аккумулятора до конца прозваниваешь. Попутно приговаривая про себя «Да проклянет аллах тот час, когда я сел за баранку этого пылесоса! Да отсохнет его карбюратор! Ведь одному шайтану ведомо – куда девается его искра!»
- Ээээ…зачем?
- Затем, друг мой, что электроника,– это наука о контактах. Вот его и ищешь.
- Кого?
- Контакт
- Какой?
- Половой, блин! Или контакт с внеземным разумом! Или…
- Хорошо-хорошо, я понял!
- Я рад за тебя. А теперь – дай поспать?
Выключив телефон, я отправляюсь в гости к Морфею, который по мне уже явно соскучился и заждался. С утра прусь в гараж. Но Шустрика там уже нет. Видать и правда намудрил там чего-то. С контактами. Половыми, блин… - хохотнул Найджел. - Ну, главное что – помогло.
- И что теперь? Как так получилось, что ты его к себе взял? – недоуменно подняла бровь Настя.
- Да понимаешь…, - Найджел, казалось, и сам был смущён таким поворотом событий. – Мы с ним потом созвонились уже днём, всё обсудили, поболтали… Жаловался он на безденежье и вечные нехорошие приключения, которые с ним случаются, а я подумал – надо бы парня взять под свою опеку, присмотреть за ним, а то ведь опять натворит чего-нибудь или вляпается в какое-нибудь непотребство… В общем, взяли мы его в нашу мото-фирму, катается теперь все с нами, под присмотром, так сказать. И ничего, пока справляется, вроде…
- А Кристинка? Тоже того…справляется? – подмигнула Настя, загадочно улыбаясь.
- Ох, не дави на больное! – вздохнул Найджел. – Тут еще сложнее… В общем, пришлось тоже взять к нам. У неё там сейчас сложный период в жизни – то с родителями она поссорится, то из дому уйдет, то жить ей негде, то за учебу платить нечем…
- И ты, как неисправимый альтруист, конечно же…, - снова поддела Настя.
- Ну а что мне было делать? Да у нас в фирме помимо брутальных мужиков-байкеров, которые катаются на мотиках и выполняют разные трюки на различных мероприятиях, есть еще и девочки-промоутеры, которые в разных там рекламных акциях участвуют, листовки-флаеры раздают, с мотоциклами фотографируются и все такое прочее. Вот туда и взял.
- Ааа… Ну туда как раз подойдет, - одобрительно хмыкнула Настя. – Я её видела на днях – ничего так девочка. Уже подросла, округлилась в нужных местах… Радует глаз, одним словом. И не только его, небось?
- Ох, отстань, Насть! – отмахнулся Найджел. – И без тебя тошно… Ничего у нас с ней нет, конечно. Просто ездит девчонка на всякие мото-мероприятия, выступает и фотографируется с мотоциклами, подрабатывает моделью, умудряясь при этом продолжать стесняться и краснеть по малейшему поводу, аки мак пунцовый. А уж от грубоватых шуточек байкеров вообще заливается краской и отворачивается. Впрочем, байкеры - народ добродушный, девочку стараются зря не задевать, общаются с ней тепло и по-дружески, один я продолжаю периодически ее дразнить и подначивать.
- Знаем-знаем, тебе нравится девушек смущать! – снова поддела его Настя.
- Да я так…чуть-чуть…, - состроил умильную рожицу Найджел. - Периодически над девочкой подтруниваю, картинно заигрываю, играю роль то старого развратника, то романтично настроенного и безнадежно влюбленого юноши, томно вздыхаю, поглядывая на нее, и отпускаю разные двусмысленности, от которых все окружающие ржут вповалку, а эта наша стесняшка неизменно смущается, беспомощно хлопает своими длинными ресничками и заливается румянцем на пунцовых щечках. Ну, нравится мне её заставлять краснеть и смушаться, ничего не могу с собой поделать!
- Ох, доиграешься ты с такими шутками… Ну а дальше что?
- Да вот как-то на днях, сижу я в кафешке, обедаю, попутно инструктируя наших девчонок-промоутерш о предстоящем мероприятии. Девчонки по одной доедают и убегают, получив соответствующие инструкции и задания, под конец остаемся только мы со Кристинкой. Я даже не хохмил в тот раз, просто сидели - тихо-мирно общались. И тут в кафешку как раз забегает тот самый Шустрик. Ну, само собой, подсел к нам, вместе посидели - пили-ели, байки травили, истории какие-то рассказывали, смеялись… В общем, было весело.
Закончился обед, собираемся уходить и расходиться в разные стороны, каждый по своим делам, как вдруг я вижу краем глаза, что этот ушлый малый, оправдывая свою кличку, навострился взять у девочки телефон, пока я отошел в сторонку и вроде как не вижу. Дескать, мы так хорошо посидели, тепло пообщались, так не ставить же на этом точку, пока настроение хорошее, весна на улице, птички поют, погулять хочется и все такое…короче, давай, милая, говори цифирки!
«Надо же, наш пострел везде поспел!» - усмехаюсь я про себя, но в их диалог не влезаю, мальчику игру не ломаю, мне как-то даже самому было интересно посмотреть – а как поведет себя наша стесняша в такой ситуации? За все время работы у нас к ней никто обычно не подкатывал (не считая моих шуточек, конечно) – то ли считали её ещё слишком маленькой (у нас-то мужики в основном взрослые), то ли просто из-за тех самых шуточек она негласно считалась «моей» (хотя я никогда, собственно, не претендовал), и никто «поперед батьки в пекло» не лез. А тут – на тебе… Интересненько…
- И чо, и чо??? – нетерпеливо поторопила рассказчика Настя. – Дальше-то что?
- Ну, Кристинка замялась, смущенно улыбнулась, покраснела, как всегда, кинула на меня робкий взгляд явно с вопросительной интонацией (но я напустил на себя невозмутимый вид – дескать, как хочешь, мне-то что?), и… продиктовала пареньку свой номер телефона.
- Опаньки!
- Вот-вот. Ну, я усмехнулся и пошел своей дорогой. А Шустрик подмигнул ей и тоже проворно улетел. Но, как вы понимаете, это было только начало…
- Погоди, я схожу за поп-корном! – хохотнула Настя.
- Сиди уж! – одернула её странно погрустневшая Кудряшка. – Так что дальше-то, Найджел?
- Дальше – больше! – усмехнулся тот. - Как-то раз на набережной мероприятие у нас было очередное. Фото-сессия с байками и мото-покатушки. Ну, байкеры там разъезжают туды-сюды, клиенты восхищенно охают и ахают, фотографы бегают в поисках лучшего кадра, и наша стесняша тоже в числе прочих девочек-промоутеров - улыбается всем мило и лукаво, и глазками так хлоп-хлоп… А среди байкеров и наш шустрый друг затесался. Ну, он же у нас штатный сотрудник теперь, работает здесь же, взяли же этого бедолагу на свою голову...
Настя хмыкнула, но ничего не сказала, видимо, не желая перебивать рассказчика.
- У меня, само собой, всякие там организаторские заморочки, – продолжил Найджел. - То надо проконтролировать, за этим проследить, тут людей состыковать, там распоряжения всем выдать да волшебные пендели (т.е. пардон - ценные указания) порциями раздать, и все такое прочее… И вот, значит, ношусь я как тот электровеник, а краем глаза замечаю, что наш ушлый мальчонка, пока я не вижу, принялся потихоньку Кристинку обхаживать. То просто постоит рядышком, поболтает с ней, истории какие-то веселые порассказывает, то куртку свою притащит, на плечи ей накинет (на набережной прохладно же, ветерок, знаете ли), то еще что… Та поначалу отнекивается, смущается, но мальчик настойчивый и умеет уговаривать, краем уха слышу: «Ну почему не надо? Ты ж замерзнешь! А я буду за тебя переживать. Ты хочешь, чтобы я переживал и беспокоился? Вот поеду на мотоцикле, мысли будут не о том, отвлекусь в самый неподходящий момент, упаду, разобьюсь – кто будет виноват? То-то же, самой стыдно станет! Ты ж не хочешь, чтобы я разбился, правда? Одевай давай куртку, так теплее…» И ласково так за плечики ее приобнимает…
-Ага! Ну а ты чего?
- А я – что… Я молчу. Мне не до того – забот полон рот. Да и вообще как-то… Чего мне влезать, что ли, и их шуры-муры пресекать? Не солидно как-то. Пусть детишки развлекаются, коли уж так. Мешать такому обычно в мои намерения не входит. Но наблюдаю с любопытством (хотя и вида не подаю). Опять же интересно – а как наша стесняшка себя поведёт? В смысле, поведётся или нет? После всего, что я для неё сделал…
- Ну и? Повелась?
- Сначала, вижу, отнекивалась, на меня всё посматривала, а потом стала потихоньку «оттаивать»… А парнишка-то ушлый – смотрю, уже вывел разговор на то, что нечто такое про нее знает особенное, и сейчас ей расскажет, надо только по ладошке погадать и всю правду рассказать. Херомант, блин… Держит ладошку её эдак нежно в своих ручонках, пальчиком водит, рассказывает, что-то такое там многозначительно задвигает про бугор Венеры и линии судьбы… «И правда шустрый малый, не зря его так прозвали!» - усмехаюсь я про себя, поглядывая на этот юный кобелизм, но при этом впервые ловлю себя на том, что эта мысль как-то странно кольнула.
- Что ревность проснулась? Или обида, что какой-то юный хмырь обходит тебя в твоей же любой забаве и забирает твою любимую игрушку? – поддела рассказчика Настя. Тот лишь отмахнулся, но ничего не сказал.
- А я вот не понимаю, - влезла в разговор Кудряшка. – ты же, вроде бы, никаких претензий на Кристинку не предъявлял, она не твоя девушка, и вообще… Тогда какие проблемы? Что не так-то??? Или все-таки….?
- Понимаешь, Кать…, - Найджел задумчиво почесал затылок, то ли сам чувствуя некоторую неловкость, то ли испытывая затруднения с тем, как донести до стороннего собеседника свою позицию. - Дело в том, что в мото-тусовке приняты свои негласные законы. Непонятные «простым смертным». И у нас работают именно такие обычаи, которые байкеры привыкли соблюдать в своей среде. Поскольку Кристинка изначально каталась со мной, я её "подобрал", привёл, устроил на работу у нас, то она по местным понятиям считается моей... Кто девушку катает, тот и… Да, взамуж я ее не звал, если ты об этом, активности не проявлял, все на уровне каких-то лёгких флиртов и заигрываний, но тем не менее в коллективе само собой как-то сложилось мнение, что Кристинка - это "мое", и никто к ней никогда не подкатывал и даже не пытался катать на мотоцикле (даже по служебной надобности). Тут у байкеров вообще пунктик – считается, что девушка должна иметь только одного «седока» и ездить только с ним, а тех, кто слишком часто меняет «наездника» - к ним очень плохо в байкерской среде относятся.
- Как у вас все сложно…
- Ну вот так как-то… Короче, к Кристинке у нас все относились тепло и по-доброму, но подкатывать к ней никто не пытался. Все только я сам. Не то чтобы такая позиция была озвучена прилюдно и доведена до сведения общественности высочайшим рескриптом, нет. Это, скорее, такая неофициальная традиция в коллективе, принятая среди "своих" - ежели какой-то байкер какой-то девочке там глазки строит и покатывает её томными летними вечерами, если что-то у них там такое наклевывается, то остальные ему не мешают, игру ему не ломают, даже наоборот подыгрывают при случае, ну или по крайней мере палки в колеса не ставят, и промеж них не встревают. Потому как не хватало нам только еще промеж себя соперничество устраивать, нам завтра, может, друг другу спину прикрывать, а тут такое дело... На крайняк, если уж совсем невмоготу, сильно хочется, и ты считаешь, что имеешь право - подойди к человеку, поговори с ним тихонечко, мол, так и так, прокатить ее до дому хочу, и все такое прочее, ты против не будешь? И все, никаких эксцессов, всегда такие вопросы решались тихо-мирно, полюбовно и без обид. Но за спиной своих товарищей тайно подкатывать яйки… т.е. пардон - колеса к кому не след, шифруясь и надеясь, что никто не заметит - тут так не принято, и считается за нехорошее поведение.
Опять же, повторюсь, это не вот прям чтоб официальное правило, в графе параграфа прописанное и при приеме на работу зачитываемое. Скорее, неформальная договоренность, джентельменское соглашение, принятое среди "своих" и до сего моменту бывшее нерушимым. Именно это и пытались "старые волки" объяснить зарвавшемуся "молодому шустрику"…
- Что?
- А про это я еще не рассказал. Вы слушайте, что дальше было.
- Слушаем-слушаем! Только ты как-то долго рассказываешь…
- Что поделать…вот такой у нас сериал с продолжениями получается… В общем, несколько дней спустя. На площади поздним вечером мы снимаем видео-клип. Спорт-байки, девки, гонки, рев моторов и шквал адреналина…а также куча заморочек для меня, как для одного из организаторов. Это вам веселье и развлекуха, а нам – работа! – показушно вздохнул Найджел.
- Ну да, ну да, бедненький…, - хохотнула Настя.
- И Кристинка тоже там? - перебила подругу Катя. – Участвовала?
- Кристинка должна присутствовать на съемках, у нее в клипе роль - небольшая, но важная. Но что-то её все нет и нет. И тут она мне звонит и причитающим голосом сообщает, дескать, что-то там у нее такое приключилось, свекла взошла, вишня заколосилась, любимый хомячок рожает и кошка стулом подавилась, в общем, она где-то там на другом конце города и, скорей всего, опоздает и намного, потому что к назначенному сроку ну никак ей не успеть – ведь уже совсем скоро.
«Мать-мать-мать!!!» - привычно ответило эхо.
Я вообще страшно не люблю людей необязательных и безответственных. Может, потому что привык обычно дело иметь с байкерами, а у них как-то с этим делом шутить не принято. Байкеры свое слово держат. Сказал – значит, будет железно, в лепешку расшибется, но сделает. А с девушками как-то вечно все - через одно место. Видимо, они считают, что раз они такие королевы, то можно их и подождать. Ну и что, что тут фотографы-видеооператоры, кран для съемок, куча техники и людей (и все с почасовой оплатой), это ж фигня, да?

Настя фыркнула по этому поводу, но возражать не стала. А Найджел продолжал:
- «В обсчем так, - говорю. – Бросаешь к чертям собачьим все свои дела, достаешь из сумочки ковер-вертолет (или откуда там ты его возьмешь, мне пофиг), и что бы к назначенному сроку ты была здесь! Я жду ровно 5 минут сверх того, и ни секундой больше. Не приедешь – поставлю на твою роль кого-нибудь другого. Я найду, если надо будет».
В ответ в трубке – слезы-сопли и попытки уговоров. Ну, конечно, она ж понимает, что я свое слово сдержу, а роль терять ей не хочется, ведь если её заменят сегодня, то автоматически и во все остальные съемочные дни будет играть не она, а ей так хотелось поучаствовать в съемках, да и деньги опять же… В общем, страдашек на два ведра и блюдце. Я не слушаю, вешаю трубку. Вестись на такое нельзя, иначе будешь потом прощать это всю жизнь, и будет у тебя бардак и безответственность.
Иду к съемочной группе, раздаю последние указания, жду «часа Х», мысленно прикидывая - кем бы можно заменить Кристинку, если что? Чёрт, никого особо подходящего-то и нет, роль как раз, можно сказать, под нее и написана…
Полминуты до окончания срока – на площадь влетает спорт-байк, лихо останавливается у всех на виду. Догадались уже - кто? Ну, конечно, наш шустрый малый собственной персоной, и девочка у него за спиной вторым номером. Уж не знаю, как они там сконтачились, то ли она ему позвонила нажаловалась, то ли случайно так получилось – он узнал вдруг и вызвался помочь, пока она там сопли на кулак мотала, но факт есть факт. Девочка на месте и в срок. И мальчик горд тем, что оказался в роли спасителя.
Таким образом – улавливаете сюжет? Диспозиция психологическая закручена в самый раз, картина маслом: они теперь – одна команда, Чип и Дейл спешат на помощь, блин, слабоумие и отвага… Бонни и Клайд верхом на дрынолёте, да отсохнет его карбюратор… А мне по сценарию, вот хоть ты тресни, отводится роль злобного Карабаса Барабаса, ибо – а как иначе-то? Чтобы я сейчас не делал, как бы себя не вел, ругал бы обоих или хвалил бы за то, что все-таки успели – результат однозначно на пользу кому? Правильно, не мне.
Ладно, не о том речь.
Девочка грациозно спрыгивает с мотоцикла и отправляется в распоряжении видео-операторов - играть свою роль. Шустрый малый остается гордо восседать на байке, издалека поглядывая на ее старания. Он явно доволен собой. Девочка тоже, снимается она замечательно, роль ей подходит тютелька в тютельку, нарочно же такую выбирали (и пофиг, что подбирал я, и старался как раз для нее, и все для этого сделал, но – кто сейчас об этом помнит?).

Найджел вздохнул и на время прервал свое повествование. Но сочувствия от своих слушательниц так и не дождался, вместо этого они всем своим видом выражали нетерпение, ясно давая понять, что ждут продолжения. И он, усмехнувшись, продолжил свой рассказ:
- Итак, съемки закончены. Завершающее слово от меня. Благодарности участникам – всем вместе и каждому по отдельности, поработали на славу. Девочку тоже надо похвалить – ну а чо? Успела же, отыграла на отлично. Справедливости ради надо признать. А то, что, вроде как, получается, что сделала она это вопреки мне и благодаря ему – так что ж теперь…
Хвалю. Девочка зарделась. Как всегда – засмущалась, отвернулась, залилась румянцем. Украдкой бросает благодарные взгляды на своего спасителя. Тот тоже пыжится от натуги с осознанием собственной важности. Ох, молодежь…

Найджел покачал головой.

- Вечер закончен, поздно уже, пора развозить всех по домам. «А Кристинку я отвезу! – говорит Шустрик. – Я привез, мне же и отвозить». Ну а что? Справедливо. Не поспоришь. Езжайте, дети мои, не хулиганьте там только в пути, аккуратнее на дорогах….

Найджел снова невесело усмехнулся:
- Ага, счаз! «Аккуратнее…» Как же! А то я не знаю, что сейчас выедут они на проспект, свернут за угол и – понеслась душа в рай! Притопит от души гражданин Шустрик, бодро вваливая на гашетку и рыча мотором на все деньги, поставит мотоцикл на заднее колесо и рванет по ночному городу… А сзади будет пищать от восторга девочка, с замиранием сердца прижимаясь к нему, вцепившись ручонками покрепче, обмирая от страха и удовольствия!
Сам же так делал, когда был помоложе, помню, чего уж там… Можно не рассказывать!
Добираюсь до дома, захожу в интернет по служебной надобности – эти уже выложили ВКОНТАКТе фотки, вдвоем в обнимку на его мотоцикле, довольные, улыбающиеся… Не, ну они издеваются, сцуки!

Найджел скорчил притворно-возмущенную рожицу, и Настя с Катей рассмеялись.
- Ну а ты чего хотел? Сам виноват… Так оно обычно и происходит. Ладно, дальше-то что было?
- Хм… а вот дальше было совсем того… В общем, представьте - утро следующего дня. Я в офисе на втором этаже. Солнышко светит, в кабинете жарко, подхожу, открываю окно. Слышу снизу разговор наших байкеров, вышедших на крыльцо покурить. Что-то там задорно вещает Шустрик, звонким голосом повествуя о вчерашнем, народ посмеивается в ответ, отпуская какие-то шуточки, но ему пофиг на насмешки, он сейчас «на коне», и ему это нравится.
- Слышь, малой, ты бы притормозил с Кристинкой-то. Не дело это… - подает голос кто-то из наших «старичков», на правах бывалого волка раздающего советы молодежи. – Плохо кончится может…
А чего это??? – мигом лезет в бутылку Шустрик. Ну правильно, когда это у нас молодняк слушался добрых советов старших? Наоборот из чувства противоречия наперекор сделают. – Из-за НЕГО, что ли, да? Да подумаешь! Ну и чего ОН мне сделает, что? С работы выгонит, уволит? В темном переулке подстережет и шею свернет? Да я… Да он…
ОН – это про меня, конечно же, если кто не понял.. Мда...Дожили!
- Дурак ты! – сплёвывает сквозь зубы кто-то старших.- Кому нужна твоя шея, ты ее сам себе свернешь… а ОН тебя, конечно, в порошок сотрёт, если захочет, только зачем ему это? Не о том речь. Нет, ОН ничего такого делать не будет, не по-мужски. Только сам-то как считаешь – нормально это, так поступать, как ты? Ну, чисто по-человечески? Тебя в семью приняли, на работу взяли, денег дали, за своего считают тут… Кто все это сделал? А ты ЕМУ в ответ – что?
- Да я… Да он… Да вообще…
Закрываю окно. Что-то мне расхотелось воздухом дышать.

- Хм… и что теперь будет? Прервала затянувшееся молчание нетерпеливая Настя. – Ты и правда его… того самого?
- Нет, конечно, что ты…, - вздохнул Найджел. - Разумеется, я не буду его выгонять или какие-то иные пакости исподтишка делать, использовать «административный ресурс» и прочие непорядочные вещи, чтобы его устранить… Пока мальчишка работает, как надо, пока по служебной линии к нему претензий нет – какие могут быть вопросы? Все по справедливости…Но делать и правда что-то надо. А то как бы не было поздно уже. Так что – пора, наверное, вспомним былые навыки. Эх, давненько я в эти игры не играл! Старею уж…
- И ты хочешь, чтобы мы помогли тебе в организации очередного «крышесноса» для Кристинки? Для того и позвал нас, да? – улыбнулась догадавшаяся раньше подруги Настя. – Ну, рассказывай, что ты там придумал на этот раз…

@темы: Художник, Настёна-Искусительница, Кристинка, Белокурая Бестия