tla
Будьте осторожны в своих желаниях. Они могут сбываться...
* * *

- Ну, давайте, рассказывайте, что вы там успели натворить за те несколько дней, что меня не было, - хмыкнула Настя, насмешливо поглядывая на Найджела с Кудряшкой. – С нетерпением жду грязных подробностей)
- Да ничего такого особо и не было-то…, - пожал плечами Найджел. – Хотя… Ну, как ты знаешь, у нас, в нашей мото-организации, помимо обычной рутины, порой случаются разные там крупные заказы, на несколько дней работы, когда нам надо выезжать куда-то, на какой-нибудь концерт, фестиваль или иное мероприятие, и там какое-нибудь мото-выступление устраивать, каскадерствовать, на заднем колесе кататься, через огонь прыгать и все такое прочее. Обычно все такие мероприятия не в городе, а в области, с проживанием там же. И чаще всего я сам назначаю, кто куда поедет и чем будет заниматься, но тут (раз уж такое дело) – решил поиграть в демократию: мол, мужики, сами решите, кому что больше по душе, кто хочет в городе остаться, а кто за город свалить, работа что там, что сям непыльная, так что мне без разницы, кто из вас куда поедет, по желанию.
- Ииии?
- Ну, все почесали репу и высказались, а Шустрик наш вдруг заблестел глазёнками и говорит: «Можно, я позже скажу? А то тут такое дело…» Ну, можно, конечно, чего ж нельзя-то... До обеда сроку тебе - говорю - а дальше разнарядка утверждается и пересмотру не подлежит. «Окей, я сейчас, семь секунд!» - быстренько срывается он за дверь и улетает с заговорщицким видом.
- А ты?
- А я усмехаюсь ему вслед и мысленно приговариваю «Лети, голубь, лети, а то я прям не знаю, куда ты помчался – к девчонкам-промоутерам, поди, выяснять-расспрашивать, куда у нас Кристиночка подевалась, почему до неё дозвониться нельзя, и где она работать будет в ближайшие несколько дней? Они тебе и скажут, что наша стесняша в область уехала, на ту самую «дальнюю» работу. И ты, конечно же, прибежишь ко мне докладывать, что тоже хочешь туда. А я что? Я соглашусь. И утвержу. Девчонки же тебе не сказали, что Кристинка поехала только туда и обратно, и к вечеру уже вернётся. Потому как они и сами про то не знали. А я знал. И если бы ты меня о том спросил – то я б тебе все честно и сказал. Но ты ж не захотел. Ты ж мнишь себя хитрее одесского раввина и думаешь, что всех обставил и всё устроил за моей спиной своей хитрой интригой. Вот теперь посиди за городом и подумай о своём поведением. О том, как нехорошо обманывать старших товарищей. А то – ишь выискался, пионер юный, скорый да шустрый… решил провести дядю на мякине…»
- Ох и язва же ты Найджел! – хохотнула Настя. – И интриган тот еще…
- С вами поведешься - и не такого наберешься!
- Ладно-ладно, рассказывай давай, что дальше-то было! Мне уже не терпится!
- Ну, наш шустрый малый уехал трудиться на благо Родины. Кристинка осталась тут. Я с ней практически не общаюсь, держусь холодно и вежливо, никаких заигрываний и подколок, дружеского флирту и просто теплого общения, как раньше. Она ходит грустная, поблескивает на меня печальными глазёнками, но ничего не говорит, только вздыхает украдкой понимающе. Видать, знает кошка, чье мясо съела.
Настя снова усмехнулась, но ничего не сказала, не желая прерывать повествование. А Найджел продолжал все в том же иронично-стебном ключе:
- Ближе к вечеру того же дня остаемся вдвоем в офисе, и заходит промеж нас разговор волнительный… «Чего, - говорю, - пригорюнилась, красна девица, шо за тоска-кручина тебя обуяла, аль приключилось чего?» Та похлопала на меня глазёнками, ресничками обдула, будто опахалом, призадумалась на минутку, будто соображая, чего говорить, а чего не стоит, и отвечает: «Нет, мол, боярин мой разлюбезный, ничего не стряслоси, просто как-то вот заскучалоси мне, ничего не происходит в бытие нашем безблагостном, хочется каких-то событиев сказочных, каких-нибудь внезапных радостей в жизни моей серостной, а что-то вот никак… Вот я и закручинилась»
«Не горюй, - говорю, - красна девица, была мне думка верная, что ждет тебя много внезапных радостёв и будет день твой завтрашний полон сурпризов от рассвета до закату!»
«Верно ль слово молвишь, боярин, точно будут? Не спидманешь меня, деву томную, наивную?»
«Верно-верно, не сумлевайся, мое слово крепкое, сама знаешь. Я ж добрый волшебник, когда не в отпуске…»
«А что за внезапны радости такия ожидаются завтра спозаранку?»
«Ну, зачем же портить сурприз? Вот сама все и увидишь, а пока давай я тебя домой отвезу, а то час ужо поздний, спать-почивать тебе пора…»

Настя прыснула, уже не стесняясь, и улыбка больше не сходила с её лица:
- Ну и? Так оно случилось на следующий же день?
- Именно-именно! Ибо приготовлено было уже заранее, нужные люди подговорены были также загодя, не зря я несколько дён готовился, - Найджел подмигнул Кате, и та отчего-то зарделась и потупила глазки. - А уж устраивать крышесносы когда надобно мы умеем, не зря учились!
- Так что было-то? Не томи!
- Ну, представь - просыпается наша Кристиночка утречком спозаранку, а на подушке у неё – букет цветов её любимых. Откуда и как он там взялся? Непонятненько! Спать ложилася она одна-одинёшенька, живет в квартире без родителей… Сестра, правда, о ту пору у ней ночевала, но на нее не подумаешь, поскольку та делает очи изумленные и грит, что в глаза никого не видела, понятия не имеет, откуда же сей букетец знатный у нее на подушке оказался. Короче, мистика, чьорт!
- Ага-ага! Ну а дальше?
- Идет наша девица-красавица во свое учебно заведеньице. А там на какой-то паре посередь наук премудрых выпадает у нее из книжицы раскрытой – портрет красоты неземной, карандашом нарисованный. А на портрете – она сама, диво как хороша! Опять же – откуда взялся сей портрет? Сие науке неизвестно!
- Блин, как???
- Ты слушай дальше…Приходит девушка на работу аккурат в обед. Подружки вокруг неё сбегаются, шушукаются, она им там рассказывает про диво-дивное и чудо-чудное, те дивятся, охают-ахают… Я хожу мимо с видом строгим, твердым и непробиваемым, аки зачерствевший пряник, напускаю на себя сурьезность и невозмутимость. Работать, мол, надо, а не разводить тут всякое…Но работы на сегодня немного, опосля обеда мы аккурат все закончили, отослали трудиться всех прочих, кому надобно, раздали ценные указания, и можно уже и до дому топать таперича.
- Пойдем, Кристинка, вместе? Довезу я тебя до дому…
- Пойдем, - грит. – только мне ищо по дороге рассказать тебе кой-чиво требовается.
- Расскажешь, как же без ентого-то, только вон давай в тот магазинчик заглянет по дороге, явствами да закусками затаримся к вечеру…
Заходим мы в супермаркет что недалече от работы нашей, оставляем вещи в ячейке – ну, знаешь, такие есть на входе, куда полагается складывать всякие там сумки и проч.? Вот в неё мы запихнули мой шлем, её сумочку, запираем все это на ключ и идем с тележкой по залу, выбирать всякие там продукты. Походили, набрали всякого, подкатываем тележку к кассе. Я говорю, что расплачусь сейчас, а ты пока иди вещи забери – и отдаю ей ключик золотой от ячейки заветной. Идет она туда, открывает, а там……
Найджел усмехнулся, выдерживая мхатовскую паузу.
- Ну что там-то??? Говори уже! – не выдержала Настя.
- В ячейке той вдруг откуда ни возьмись оказывается коробочка подарочная, ленточкой золотой перевязанная да с бантиком… лепота, одним словом! Откуда оно там взялось – да хто ж его знает??? Кристиночка идет ко мне с потрясённым видом, показывает – вот, мол, нашлось там… незнамо как… уж не ведаю, что и думать…весь день сегодня какой-то… и смотрит на меня эдак подозрительно.
- А ты???
- А что я… Чего на меня смотреть, я ж с ней все это время был, вместе по залу ходили. Аль запамятовала, стесняшка? Ладно, открывай, что ли, коробчонку-то, коли уж так…
- Ну и???
- Ну и открывает она ее эдак опасливо, а в коробочке оказывается – билет на одно зрелищное событие, увлекательно-развлекательное, на которое она давно хотела попасть, да все никак не получалоси. С прошлого году, почитай, ей хотелоси, с тех самых пор, как мы там работали, но в этом году ей туда никак не попасть было бы, если бы не…В общем, Кристинка пищит от восторга и прыгает от радости, лепечет что-то насчет того, как она сильно туда хотела, и как же так получилось, откуда такое счастье на нее свалилось нежданно-негаданно?
- А ты, конечно, не признаешься?
- А я усмехаюсь и говорю, что, наверное, какой-то добрый волшебник об том позаботился. Помнишь ведь, говорили же, что так и будет?)
- После этого она радостно кидается тебе на шею, и куда только вся стеснительность ее подевалась?
- Примерно так. И мы вместе решаем, когда и как поедем на то мероприятие.
- Ладно-ладно, ты, конечно, крут и все такое, узнаю руку мастера, но смилуйся над несведующей и объясни все-таки – как ты это все проделывал??? Я ж тебе спать не смогу от любопытства!
- Да ничего сложно. Только не «я», а «мы». С букетом и портретом мне помогла её сестра. Разумеется, подговоренная заранее. Это она положила ночью букет на подушку, это она спрятала портрет в тетрадку (нарисованный мной) – так чтобы на следующий день он выпал, когда Кристинка пойдет учиться и откроет…
- А ячейка в супермаркете? Как??? Вы же все время были вместе!
- Еще одна подговоренная сообщница, о которой Кристинка не знала, - Найджел подмигнул Кате. – Пока ходили по магазину, я ненадолго отослал стесняшку в соседний отдел, а сам незаметно отдал ей ключи от ячейки. Она и положила туда подарок, а потом также незаметно вернула их мне.
- Блин, как же все просто оказывается, когда ты открываешь секрет своих фокусов… А я-то голову ломала!
- Да уж… я вот иногда думаю, что, может, мне лучше не сознаваться в таком?
- Нуууу, мне-то можно! Катьк, а ты-то чего приуныла?
- Я??? – откликнулась Кудряшка, которая и правда уже несколько минут сидела с каким-то задумчиво-грустным видом. – Нет-нет, я так… просто… Не обращайте внимания!

@темы: Белокурая Бестия, Кристинка, Настёна-Искусительница, Художник